В «Волчьем логове» Гитлера

В «Волчьем логове» Гитлера

Почти за 20 лет до начала нападения на Советский Союз в своей книге «Майн кампф» Адольф Гитлер сформулировал среди прочих и такую важную задачу, как изыскание «безопасного для жизни места в России и на ее территории». У Гитлера было семь укрепленных ставок: «Фельзеннест» (Гнездо в скалах) – на горном правобережье Рейна, «Таннеберг» (Еловая гора) – в горных лесах Шварцвальда, «Медвежий зал» – в трех километрах от Смоленска и другие.

Но самое мощное и самое крупное убежище было построено в лесисто-болотистом крае Восточной Пруссии – близ тогдашней германо-советской границы, в 8 километрах на северо-восток от Растенбурга – в укромном, Богом забытом местечке, располагавшемся в стороне от главных дорог. Местных жителей там можно было по пальцам пересчитать, а безопасность фюрера охраняли не только болота, но и ряды колючей проволоки, минные поля, многочисленные посты охраны и бетонные бункеры с многометровыми потолками. Недаром сам Гитлер назвал свою ставку «Вольфшанце» – «Волчье логово».

Кто, как и почему выбрал это место среди мазурских болот и озер, могут сказать только нацистские астрологи, рассчитавшие эту точку на земле по звездам. Ни в каких других «гнездах», «ущельях» и «тоннелях» Гитлер не чувствовал себя так защищенно, как в «Вольфшанце», хотя его бункеры не были подготовлены к наземной обороне.

Никто и мысли не допускал, что сюда могут дойти войска противника, и потому персональные бункеры Адольфа Гитлера, Мартина Бормана, Генриха Гиммлера, Йозефа Геббельса и Германа Геринга перемежались со специальными бункерами ПВО, откуда скорострельные зенитные орудия и пулеметы могли прикрыть ставку огненным зонтом… Обитатели «Волчьего логова» больше всего боялись неба и ударов с воздуха, о чем свидетельствуют наклонные стены укреплений без амбразур, но с огромным многометровым бетонным покрытием.

В статье Е. Кочнева «Тайны «Волчьего логова» говорится, что строительство «Вольфшанце» на «прилежащих к фронту границах» началось осенью 1940 года, то есть незадолго до утверждения плана «Барбаросса» и нападения на Советский Союз. Официально «организация Тодт» будто бы возводила здесь корпуса химического завода «Аскания», и работали на строительстве только немцы – 2000–3000 человек. Уже на начальном этапе строительства «логово» было тщательно замаскировано и защищено, рядом со ставкой одновременно строились два аэродрома – основной (в 5 км к югу) и запасной (непосредственно на территории «Вольфшанце»).

Перебраться в еще не законченное «Волчье логово» А. Гитлер решил сразу же после нападения на Советский Союз, почувствовав возросшую для него опасность, особенно после первой бомбардировки Берлина. В конце июня 1941 года вслед за фюрером в возведенные в болотах под Растенбургом бункеры начали прибывать его генералы со своими штабами. Так среди сосновых лесов возник зловещий и таинственный городок, откуда в течение трех с лишним лет шло управление самой страшной войной в истории человечества. Здесь принимались решения о судьбах целых стран и народов, о строительстве новых «лагерей смерти», о создании сверхмощного оружия массового поражения и т. д.

Почти всю войну Гитлер находился в «Вольфшанце», лишь изредка приезжая в Берлин. Все время он безотлучно жил в своем бункере, покидая его лишь для прогулок, которые совершал со своей овчаркой Блоди по узкой дорожке, проложенной между минными полями. Изредка фюрер позволял себе и более отдаленные прогулки по окрестностям – к вилле на берегу живописного озера, располагавшегося неподалеку, где он мог провести несколько приятных часов в обществе Евы Браун.

«Вольфшанце» представлял собой комплекс различных строений (около 80), располагавшихся на сравнительно небольшой территории. Среди них – семь тяжелых бункеров, несколько средних и десятки легких, именовавшихся «бараками». Вдоль ставки с железнодорожной станции Гёрлиц проходила одноколейная дорога. «Бараки» представляли собой одноэтажные бетонные здания с плоской крышей и окнами, которые закрывались стальными ставнями. Размеры этих строений просто колоссальны: длина и ширина – 30–50 метров, толщина стен – 4–6 метров, потолков – 6–8 метров, а в бункере Гитлера она достигала 10–12 метров.



Внутри все помещения были отделаны деревом, а потолки укреплены защитными броневыми листами. Крыши тяжелых бункеров были снабжены пологими кромками, чтобы авиационные бомбы «отскакивали» от них. Непосредственно перед бункерами высадили огромные деревья, а на крышах посеяли траву, что должно было служить естественной маскировкой.

Самым крупным сооружением «Вольфшанце» был, естественно, бункер Гитлера, в плане имевший П-образную форму. Его фундамент, в отличие от других объектов, уходил на глубину 6 метров. С фасада бункера были две входные двери, ведущие в длинный поперечный коридор, от которого вели ходы в два конференц-зала площадью по 150–200 квадратных метров. С правой стороны к нему примыкало одноэтажное бетонное здание кухни, слева – псарня.

В тяжелый бункер Гитлер перебрался после неудавшегося покушения на него и приказал в одном из залов оборудовать спальню. Это было помещение без естественного освещения – темное и мрачное, с голыми стенами и стальным потолком. В нем стояли кровать, письменный стол и несколько стульев. Бункер имперского маршала Германа Геринга располагался в нескольких десятках метров от железной дороги и был поскромнее: он имел только один конференц-зал, но деревянная отделка его отличалась особой роскошью, которую можно было здесь позволить.

Никто из генералитета не любил приезжать в «Вольфшанце», и все старались пореже бывать там. Высших чинов Третьего рейха доставляли сюда самолетами, и они даже не представляли, в каком районе находятся. Местные жители тоже не подозревали о том, что за несколько километров от них располагалось «Волчье логово», в котором фюрер отсиживался почти безвыездно. Сам он говорил: «Это одно из немногих мест в Европе, где я могу свободно и безопасно работать».

В середине 1990х годов в этих местах побывал российский писатель Н. Черкашин с братом. Посреди поляны они увидели зияющие люки и бетонные ступени, лепившиеся по стенам… В бункер Гитлера ведет тесный полузаваленный коридорчик, со всех сторон сдавленный многотонными блоками. В конце его располагался зал, похожий на погребальную камеру в пирамидах египетских фараонов. Пробираться дальше было опасно, так как над головой на прутьях арматуры висели глыбы, взрывами поднятые на воздух…

Н. Черкашин в своем рассказе приводит и историю инженера-геодезиста Отто Ренца, связанного с «Вольфшанце», хотя тот был в этих местах всего один раз, и то после войны, как обычный турист. В детстве этот немецкий юноша мечтал стать востоковедом и всегда интересовался исторической родиной своей матери (Кяхтой), но отец хотел видеть сына только инженером, человеком с надежно обеспеченным будущим. Поэтому он настаивал, чтобы Отто поступал учиться в Берлинскую высшую школу автомобильного транспорта. В конце концов оба сошлись на компромиссе: сын будет инженером, но в области геодезии и картографии.

Будучи студентом Берлинской высшей школы автомобильного транспорта, Отто по-прежнему штудировал книги по Востоку и посещал единственную в Берлине буддийскую кумирню Буддишерхауз, устроенную в одном частном имении во Фронау (на севере немецкой столицы). Здесь старый тибетский монах учил его искусству медитации, а потом помог совершить путешествие на Тибет, о чем Отто Ренц всегда мечтал.

В этой же кумирне несколько раз бывал и Адольф Гитлер, но еще до того как стал рейхсканцлером. Гуру предсказал ему тогда победу на выборах в рейхстаг с точностью до одного голоса. И фюрер потом благоволил к Буддишерхаузу и его обитателям.

В один из своих приходов в кумирню весной 1940 года Отто Ренц встретил там Гиммлера (рейхсфюрера СС), сидевшего в оранжевой мантии, наброшенной поверх черного мундира. Ренцу предложили отправиться на Тибет и там произвести геодезическую съемку – снять план одного «объекта», о котором ему сообщат на месте.

Отто Ренц прошел специальный инструктаж, фирма «Цейс» непосредственно для него изготовила портативный теодолит, который легко разбирался на отдельные части. Причем оптический визир вставлялся в старинную подзорную трубу, выглядевшую так допотопно, что она ни у кого не могла вызвать подозрения. Так же искусно маскировалась и тренога, собиравшаяся из двух костылей и трости. О. Ренцу выдали документы на имя гражданина Маньчжоу-Го – коммивояжера одной из харбинских фирм, направлявшегося в глубокие районы страны. Гуру из Буддишерхауза снабдил его охранной грамотой, адресованной духовным вождям Тибета, на которых Отто мог рассчитывать в трудную минуту.

Целью путешествия О. Ренца был высокогорный монастырь «Хранимый небом», подниматься к которому пришлось 11 дней. Монастырь открылся короткой цепочкой грубых построек с покатыми стенами. Только золоченое навершие главного храма ослепительно сияло на густо-синем небе – таком разреженном, что казалось, будто сквозь него проступает чернота космической бездны. Трудно даже представить, что весь строительный материал для возведения монастыря был доставлен снизу, из долин. Скорее представлялось, что все монастырские здания и храмы спущены с небес в готовом виде.

В этой части Тибета боготворили Цзонхаву – основателя нового направления – «пути добродетели», известного также под названием «пути желтошапочников». В окрестностях монастыря почитали следы святого, оставленные в камне – его палец, локоть и стопу. А в монастыре поклонялись самой главной реликвии – сердцу Цзонхавы, которое представляло собой большой кусок базальта. Он хранился в главном храме (дугане), вокруг которого в определенном мистическом порядке располагались сумэ – малые часовни. Дуган и одно из сумэ опоясывала пешеходная тропа, повторявшая форму сердца Цзонхавы. Считалось, если человек обойдет храм по этой тропе 3333 раза, он навсегда будет избавлен от сердечных болезней.

Вернувшись в Берлин, Отто Ренц отдал план монастыря «Хранимый небом» гуру Буддишерхауза. Здесь история прерывается более чем на 20 лет, в течение которых жизнь Отто была богата и другими приключениями. А в 1960-х годах он попал в Польшу действительно как турист и, увидев на информационном щите план главной ставки Гитлера, был потрясен. Почти один к одному этот план повторял тот его чертеж, который был сделан на Тибете.

В основе плана многих тибетских монастырей (и даже отдельных храмов) лежит символический чертеж устройства мира – так называемый принцип «Мандалы». Взаиморасположение храмов, кумирен и келий символизирует неразрывность центральной единой сущности с порожденной ею множественностью.

Мандала («круг», «диск», «круглый», «круговой» и т. д.) – один из основных сакральных символов в буддизме. Наиболее универсальной является интерпретация Мандалы как модели Вселенной, предполагающая, что внешний круг обозначает всю Вселенную в целостности, очерчивает ее границы и пределы в пространственном плане.

Во внешний круг вписан квадрат, стороны которого моделируют пространственные координаты Вселенной, точки входа которых в обитаемый мир заслуживают особого внимания и охраны. Вписанный в квадрат внутренний 8лепестковый круг (янтра) символизирует женское начало, детородное лоно, внутри которого часто помещается ваджра – знак мужского начала. Соотношение геометрических символов в центре Мандалы усиливается ритуально-мифологическим мотивом: призываемое божество спускается с небес в самый центр Мандалы, обозначенный лотосом, где оно и совершает акт, приносящий плодородие, изобилие и успех. В Тибете и Монголии Мандала часто рассматривается как место обитания божества или божеств…

Именно так и были расположены бункеры «Вольфшанца»: все они обращены на север, как алтари в тибетских храмах. Бункер Гитлера (дуган) и домик Бормана (сумэ) опоясывала дорожка, имевшая форму сердца. Бункеры Гиммлера, Геринга, Геббельса, Шахта располагались в точном соответствии с местоположением малых храмов тибетского монастыря. Таким образом, получается, что снятый Отто Ренцем план лег в основу возводимого «Вольфшанце», а строения второстепенного назначения (бункеры для гостей, представительства различных родов войск) были сооружены уже вне схемы Отто Ренца, но тоже имели магическое значение.

Фюрера уверяли, что «Вольфшанце» недосягаемо для авиации, так как оно расположено в трансформированном пространстве, то есть приподнято над землей до уровня высокогорного монастыря «Хранимый небом». Поэтому все вражеские самолеты пролетают не над бункерами, а под ними: и действительно, за всю войну над «Волчьим логовом» не упала ни одна бомба.

Разведки союзных армий (американской, русской и английской) так и не смогли установить, где же располагается главная штаб-квартира Гитлера. Фюрер покинул свое «логово» в ноябре 1944 года, когда войска 2го и 3го Белорусского фронтов уже вплотную подошли к границам Восточной Пруссии. После того как высшее командование Третьего рейха отбыло в Берлин, бункеры занял штаб 4й армии генерала Хоссбаха, но ему недолго пришлось отсиживаться здесь. В середине января 1945 года советские войска двинулись на запад, и немцам пришлось в панике бежать отсюда и спешно заметать следы.

Гитлеровцы сами взорвали свои бункеры. Сюда пришел саперный батальон, и в опустевших укрытиях 24 января загремели громоподобные взрывы, разбудившие жителей близлежащих деревень. Но даже мощные тротиловые заряды не могли до конца сокрушить железобетонные монолиты. Одна из стен бункера Гитлера застыла в вечном падении, и туристы подпирают ее бревнами, что стало уже почти ритуалом.

Долгое время считалось, что под бункерами находились подвалы глубиной 8—12 метров, в которых хранились важные архивы Третьего рейха и даже драгоценности, вывезенные с Востока, в том числе и знаменитая Янтарная комната. Однако никаких затопленных подземелий здесь никогда не было, и легенды о многоэтажных подземных бункерах с электростанциями, метрополитенами, складами и тайниками так и остались не более чем легендами. Да и как могли гитлеровцы оставить там что-то важное и ценное, если они эвакуировались с немецкой аккуратностью – планомерно и не спеша. Обитатели «Вольфшанце» хоть и прятались, но не зарывались в землю слишком глубоко, ведь они боялись только неба…