Храм Василия Блаженного

На Руси исстари ставили в честь великих побед благодарственные храмы Богу за оказанную помощь свыше. Одним из таких чудесных памятников стал знаменитый собор Покрова Пресвятой Богородицы, воздвигнутый в память падения грозного Казанского ханства. Он стал не только ярким символом Москвы и отечественной истории, но и жемчужиной всей русской архитекту­ры. Несомненно, что он вошел и в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. По погребении здесь любимого московского чудотворца в обиходе он получил второе наименование — храм Василия Блаженного.

Летом 1552 г. молодой царь Иван IV отправился со 150-тысячным войском покорять Казанское царство. Но лишь после длительной осады, на следующий день после праздника Покрова Пресвятой Богородицы, 2 октября Казань пала. И это было приписано особому покровительству Пресвятой Богородицы.

В 1552 г. рядом со Спасской башней, главным въездом в Кремль, была возведена церковь во имя Живоначальной Троицы, где был погребен самый чтимый на Руси юродивый Василий Блаженный. Его почитал и сам грозный царь, нередко приглашая на свои пиры. Вокруг храма Троицы царь приказал поставить обетные деревянные церкви в честь тех святых, в дни памяти кото­рых случились значительные победы Казанской войны. Так, в день 30 августа, когда был разбит отряд татарской конницы князя Епанчи, почитается день пустынножителя Александра Свирского, в честь которого и поставили один престол, другой — в честь Григория Армянского, в день памяти которого, 30 сентября, была взята крепостная стена Казани вместе с Арской башней. 1 октября, в праздник Покрова, начался штурм города, победоносно закон­чившийся на следующий день — день памяти Киприана и Устинии. Счита­ется, что всего было поставлено девять престолов. Например, церковь Входа Господня в Иерусалим воздвигнута в честь возвращения Ивана IV в Москву, а храм Варлаама Хутынского в честь его отца Василия III, принявшего перед смертью постриг под именем Варлаама.



В 1555 г. митрополит московский Макарий дал совет царю возвести весь собор в камне, но чтобы он стал единым целым, что и было одобрено. Перво­начально предполагалось поставить семь храмов вокруг центрального вось­мого, однако в проект был добавлен девятый. В основу храма был положен круг, в который вписали два квадрата, совмещенных под углом 45 градусов, и получили, таким образом, восемь углов. В них поставили восемь приделов, а по центру главный Покровский храм. Это позволило создать достаточно уравновешанную композицию, в которой нетрудно усмотреть в плане восьмиконечную звезду, соответствующую христианской символике Вифлеемской звезды, указавшей путь волхвам к младенцу Христу. Поэтому планировка храма имеет во многом богословскую трактовку, символизирующую всю христианскую Церковь как путеводную звезду в жизни человека к Небесному Иерусалиму. Собор был заложен рядом с глубоким рвом, проходившим вдоль восточной стены Кремля, и потому получил в дальнейшем название собор Покрова Богородицы на Рву.

Летопись называет строителями собора гениальных русских зодчих — Барму и Постника. Согласно преданию, Иван Грозный, увидев собор, был так восхищен его красотой, что спросил зодчих, смогут ли они возвести еще один подобный храм. И один из них с вызовом ответил: «Да, сможем!» И тогда царь разгневался и приказал их ослепить, чтобы не было нигде по­добного чуда. Многие историки сегодня не исключают версию, что зодчим храма мог являться один человек — Иван Яковлевич Барма по прозвищу Постник, данного ему за особо строгий пост. Его имя встречается в летописи и позднее, в связи со строительством других сооружений, что противоречит тогда версии ослепления.

Огромный собор был построен всего за пять лет, сразу поразив современников своей красотой и необычностью форм. «И все послы и купцы дивились, говоря, не видели мы ни в коих царствах, ни в своих, ни в чужих такой красоты и силы и славы великой», — свидетельствовал позднее летописец. Сочетание разновеликих башен создавало впечатление причудливой нарядности, причем не повторяемой по архитектурному убранству ни в одной из взметнувшихся главок церквей. Каждая из них обильно была украшена кокошниками, карни­зами, бровками и имела свой узор и рисунок. Центральная глава посвящена празднику Покрова Богоматери. Все приделы были соединены между собой системой сложных переходов. Возведенный на высоту 60 м собор сразу стал главной доминантой столицы, являясь самым высоким зданием в Москве до надстройки на рубеже XVII в. колокольни Ивана Великого.

Первоначальная раскраска храма была несколько иной: естественный цвет кирпича с разделкой белыми швами и с белокаменными деталями. Есть версии, что он был побеленным. И купола храма, видимо, первоначально были шлемовидными, но уже к концу XVI в. их заменили луковичными главками с узоречьем.

Собор был освящен митрополитом Макарием в июле 1557 г. в присутствии Ивана Грозного, но в дальнейшем он неоднократно дополнялся новыми деталями и перестраивался. В 1588 г. при царе Федоре Иоанновиче, когда были обретены мощи святого Василия Блаженного, похороненного в Троицком соборе, был возведен придел, освященный в его честь. К нему позднее при­строили и придел Рождества Пресвятой Богородицы, где упокоились мощи блаженного Иоанна Московского, обретенные в 1672 г. Первоначально комплекс храмов был опоясан открытой террасой-гульбищем, над которым в 1670—1690 гг. возвели своды, а над крыльцами поставили шатры. Тогда же к нему пристроили шатровую колокольню. Храм украсился изысканной многоцветной палитрой, что придало его декоративному убранству необык­новенную живописность.

До XVII в. собор часто именовался Троицким, так как первоначальный храм был освящен во имя Святой Троицы, и по нему же называлась вся прилегающая Торговая площадь, позднее получившая название Красной. Также именовался собор и «Иерусалимским», что было связано с ежегодно совершавшимся в Вербное воскресенье крестным ходом из Успенского собора Кремля, во главе с Патриархом, к одному из его храмов во имя Входа в Иерусалим.

Возведение собора на главной торговой площади столицы подчеркивало его общенародное значение. Проведение богослужений в нем, во время больших церковных праздников, всегда приобретало особую национальную торжественность. В силу малой вместительности храма богослужения выносились всегда на Красную площадь, которую заполнял до отказа народ, духо­венство на Лобное место ставило аналой, а сам Покровский собор становился прообразом огромного алтаря, превращая целую площадь в величественный Храм под открытым небом.

Собор не раз оказывался на краю гибели, и каждый раз его спасало чудо. В 1812 г. он был разграблен французами и превращен в конюшню. Наполеон мечтал перенести московское чудо в Париж, но это было невозможно, и тог­да он отдал приказ на уничтожение, как и всех других кремлевских храмов. Дымящиеся фитили гасили казаки и подоспевшие москвичи, но им помог остановить взрывы и внезапно хлынувший проливной дождь.

После революции настоятель храма был расстрелян, его исторические колокола со звонницы переплавлены, а сам он закрыт. Не раз ставился вопрос и о его сносе, как мешающий проведению демонстраций. Особая заслуга в его сохранении принадлежит архитектору П.Д. Барановскому, писавшему письма, телеграммы, активно требовавшему и выступающему за сохранение исторического наследия. Это стоило ему нескольких лет заключения, но главное чудо московского зодчества он смог спасти.

Сегодня в Покровском соборе девять иконостасов, в которых находится около 400 икон XVI—XIX вв., представляющих лучшие образцы новгородской и московской иконописных школ. К числу уникальных икон принадлежит образ «Вход в Иерусалим» (XVI в.). В интерьерах собора сохранились реставрированные росписи XVI в., которые в XIX в. повсеместно были обновлены масляной живописью. Также в соборе представлена богатая церковная утварь разных эпох.

С 1934 г. и до настоящего времени собор Покрова Пресвятой Богороди­цы, что на Рву, является филиалом Государственного Исторического музея. С 1990 г. в престольный праздник Покрова, 14 октября, в нем стали совер­шаться церковные богослужения.