Был ли двойник у «Челюскина»?

75
Просмотров
Был ли двойник у «Челюскина»?



До сих пор история экспедиции «Челюскина» продолжает привлекать к себе внимание. В еженедельнике «Новая Сибирь», № 10 от 9 марта 2000 года, издающемся в г. Новосибирске, был опубликован очерк Э. И. Белимова «Тайна экспедиции „Челюскина“», введший в обращение миф о существовании корабля «Пижма», построенного по тому же проекту и плывшего в составе экспедиции «Челюскина» с 2000 заключенными для работы на оловянных рудниках.

После гибели основного парохода этот второй корабль был якобы потоплен. Такая мрачная страшилка, пришитая к идее научной экспедиции, получила быстрое распространение. Очерк был перепечатан многими изданиями и интернет-сайтами.

Рассказывает Л. Фрейдгейм, инженер:

Я занялся детальным анализом описанных событий в сравнении с другими известными источниками. Первоначальное мнение о реальности версии Белимова у меня кардинально изменилось…

Для экспедиции по Северному морскому пути было использовано судно, специально спроектированное советскими конструкторами-кораблестроителями для плавания во льдах арктического бассейна. Пароход по техническим данным был для того времени наиболее современным грузопассажирским кораблем. Пароход был предназначен для плавания между устьем Лены (отсюда и первоначальное название корабля «Лена») и Владивостоком. Заказ на строительство был размещен на одной из самых известных европейских верфей Burmeister & Wain (В & W) Copenhagen…



В соответствии с данными изготовителя пароход водоизмещением 7500 т под названием «Лена» был спущен на воду 11 марта 1933 года. Испытательное плавание прошло 6 мая 1933 года. Первый переход корабль совершил в Ленинград, куда прибыл 5 июня 1933 года. Пароход «Лена» переименовали 19 июня 1933 года. Он получил новое название – «Челюскин» в честь русского мореплавателя и исследователя севера С.И. Челюскина.

В ведомости погибших судов регистра Ллойда «Челюскин» с регистрационным номером 39034 занесен с указанием следующей причины гибели: «Разрушен льдами на северном побережье Сибири» 13 февраля 1934 года.

После первого плавания в Ленинград и обратно на верфи в Копенгагене были устранены недостатки, замеченные советской стороной.

Таким образом, безусловно ошибочным является утверждение многих, в том числе и участников экспедиции, что корабль представлял собой обычный грузопассажирский пароход, не предназначенный для проходки в ледовой обстановке. Можно однозначно утверждать, что эта часть рассказа Э. Белимова, якобы документально подтвержденная секретным архивом «Секретная папка ЦК КПСС», является вымыслом.

По версии Белимова большая группа радиолюбителей-коротковолновиков была на «Пижме» и им была отведена существенная роль. Начало 1930-х годов было временем широкого увлечения коротковолновой связью.

Ссылки на наличие сигналов бедствия от коротковолновиков, не принадлежавших «Челюскину», были приведены журналистами от третьих лиц уже после публикации версии «Пижмы». Известный коротковолновик Георгий Члиянц провел поиск коротковолновика по фамилии Закс, приведенной в так называемой «израильской» версии как главного героя версии. Личного позывного на эту фамилию зарегистрировано не было.

По совету одной из участниц поиска Екатерины Коломиец, предполагавшей наличие своего родственника-церковнослужителя на «Пижме», мы связались в США с представителями Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ). Нам не удалось получить дополнительной информации. Аналогичный запрос был сделан нашей корреспонденткой в кругах Московского патриархата, также окончившийся нулевым результатом.

В современных условиях большей открытости была сделана попытка проверить, не было ли в семьях участников экспедиции предположений о наличии в зоне дрейфа «Челюскина» какого-либо корабля или баржи с заключенными. В семьях О. Ю. Шмидта и Э. Т. Кренкеля однозначно ответили, что никогда такой версии не возникало. Не было корабля с заключенными в составе экспедиции «Челюскина».

Специально спроектированный, усиленный для плавания во льдах грузопассажирский корабль «Челюскин» под руководством смелых людей попытался решить задачу прокладки Северного морского пути для кораблей не ледокольного типа. Риск такой проходки без сопровождения ледоколами оказался столь серьезным, что новых попыток больше не делалось.