Новая Гвинея: последние открытия

К середине 20-х гг. XX в. физическая карта Новой Гвинеи все еще оставалась очень несовершенной: отсутствовали достоверные данные о значительной части станового хребта острова, в том числе о водоразделе между бассейнами pp. Флай и Сепик; никто до той поры не пересекал Новую Гвинею. В 1926 г. за решение этой задачи взялись патрульные офицеры Карл Кариус и Айвен Френсис Чемпион.

Для выполнения задуманного сначала следовало разведать пути через известняковый барьер у южного подножия гор. В начале декабря в сопровождении 11 участников экспедиции и 37 носильщиков они направились от устья р. Флай вверх по течению, в конце апреля 1927 г. достигли барьера и здесь разделились. Кариус с половиной спутников по верхнему притоку р. Флай добрался до начала какой-то длинной долины, имеющей северное направление, но из-за нехватки продуктов повернул назад, причем на обратном пути открыл верховья р. Стрикленд, главного притока р. Флай.

К побережью он вернулся в начале июня. Тем временем Чемпион с другой половиной экспедиции обнаружил истоки Флай и вступил в дружеский контакт с жителями горной деревушки; он прибыл к морю месяцем позже.

В конце сентября Кариус и Чемпион вновь направились на север, через два месяца с помощью проводников из дружественной деревни преодолели барьер и в начале декабря далеко внизу увидели ме-андрирующий поток, текущий на северо-запад. Это были верховья р. Сепик, куда с севера доходил Рихард Турнвальд. При спуске с гор в долину Сепик Чемпион сильно повредил колено, и часть пути его пришлось нести на носилках. Приплыв на плотах к устью р. Сепик в феврале 1928 г., Кариус и Чемпион закончили первое пересечение Новой Гвинеи в самом широком месте.

После этого пересечения осталось крупное «белое пятно» в междуречье Стрикленд и Пурари. Правда, некоторые исследователи пытались проникнуть в эту область по долине р. Кикори, но максимум, чего они достигли,— р. Эраве, притока Пурари. В 1930 г. австралийский золотоискатель Майкл Джеймс Лихи выполнил второе пересечение Новой Гвинеи, пройдя от северного побережья через эту неисследованную территорию. Он перевалил хребет Бисмарка, открыл гору Хаген (4000 м) и проследил практически все течение Пурари до устья.

Обстоятельное изучение этого высокогорного региона выполнил молодой полицейский офицер Джон Хайде, собравший о нем некоторую информацию во время патрульной службы на верхней Пурари. Во главе отряда в начале 1935 г. Хайде поднялся по р. Флай и ее притоку Стрикленд и в марте достиг покрытого тропическим лесом известнякового плато близ 6° ю. ш., на севере ограниченного отвесным барьером. Преодолевая эту, по его выражению, «вселенную смерти», отряд за 10 дней не встретил ни людей, ни источников. Воду приходилось набирать, в брезентовые полотна, благо дожди шли каждую ночь.

В конце апреля перед Хайдсом открылась цветущая долина, населенная неизвестными науке племенами. Контакт современников, живущих в XX и каменном веках, к сожалению, не обошелся без жертв (пострадали более слабые — аборигены). Выполнив двойное пересечение известнякового барьера (маршрут имел форму дуги, выпуклой к северу), патруль преодолел несколько рек и по долине р. Кикори вернулся к южному побережью.

Самую крупную экспедицию по изучению центрального горного района Новой Гвинеи возглавил полицейский офицер Джеймс Тейлор. С базы, основанной на водоразделе pp. Пурари и Сепик, у 144° в. д., в начале марта 1938 г. он направился на запад во главе 20 полицейских и 230 носильщиков. То делясь на два отряда, то вновь соединяясь, экспедиция открыла в конце октября истоки Стрикленда, а на исходе следующего месяца вышла к истокам р. Сепик, у 141°30' в. д., т. е. проследила весь южный склон хребта Сентрал-Рейндж (около 300 км). Затем Тейлор с частью людей перевалил горы прямо на север и по долине одного из верхних притоков Сепика добрался к главной реке, а в середине января 1939 г. достиг ее устья. Отдохнув около недели, Тейлор вернулся на базу, поднявшись по одному из притоков среднего Сепика.

После второй мировой войны в верховьях Кикори и Оурари был открыт ряд долин, заселенных малорослыми людьми, не, знакомыми с железом.

После более чем 20-летнего перерыва возобновилось изучение «Снежных гор» — широтной системы Маоке. В 1935 г. под эгидой Нидерландского географического общества голландский географ А. X. Колейн отправился от южного побережья вверх по короткой меридиональной реке (у 137° в. д.). Несколько разведочных полетов на приданном его отряду самолете позволили обнаружить проход с верховьев реки в горы Судирман (западная часть Маоке) и открыть группу значительных пиков. На самый высокий из них, как считал Колейн, он взошел в начале декабря, и перед ним развернулась горная панорама вершин с альпийскими формами и ледниковыми цирками, формирующихся в широтную цепь.

Однако побежденная гора не была высшей точкой Новой Гвинеи: вне поля зрения Колейна осталась задрапированная облаками, покрытая льдом главная пирамида острова — Джая (5029 м). Она и два десятка других вершин порядка 4900 м каждая впервые покорились в 1962 г. австралийскому альпинисту Генриху Харрену и трем его спутникам, обследовавшим сравнительно крупный высокогорный участок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите пример *