Открытие «Льдинного материка»

407
Просмотров



После категорического высказывания Джеймса Кука о недоступности земли за Южным полярным кругом более полувека ни один мореплаватель не пытался на практике опровергнуть мнение столь крупного авторитета. Нужно, впрочем, отметить, что в 1800—1810 гг. в южной, субантарктической полосе Тихого океана (между 158 и 179° в. д.) английские моряки открыли следующие небольшие земли: Генри Уотерхауз в 1800 г. – о-ва Антиподов, на 49°45’ ю. ш., Абрахам Бристоу в 1806 г. – о-ва Окленд на 50°45’ ю. ш., Фредерик Хесселбро в 1810 г. – о. Кэмпбелл на 52°30’ ю. ш. и о. Макуори на 54°37' ю. ш.

Еще один английский капитан – Уильям Смит, шедший на бриге «Уильямс» с грузом из Монтевидео в Вальпараисо, у мыса Горн был отброшен штормом на юг. 19 февраля 1819 г. он дважды видел землю далее к югу, принятую им за выступ Южного материка. В Монтевидео У. Смит вернулся в июне, и его рассказы о случайно обнаруженной земле чрезвычайно заинтересовали зверобоев. Вторично У. Смит покинул Монтевидео в сентябре 1819 г., направляясь в Вальпараисо.

Теперь скорее из любопытства он двинулся к «своей» земле, 14 октября подошел к ней и два дня обследовал побережье, а затем высадился и вступил во владение ею, назвав Новой Южной Британией. По возвращении У. Смита уговорили переименовать ее в Новую Шетландию.

Инициаторами русской экспедиции для поисков Южного материка выступили Г. А. Сарычев, И. Ф. Крузенштерн и О. Е. Коцебу. Их предложение получило одобрение Александра I в начале февраля 1819 г. И сразу же выяснилось, что времени осталось чрезвычайно мало: отплытие намечалось на лето того же года. Вот почему началась спешка и в состав экспедиции пришлось включить разнотипные суда – шлюп «Восток» (985 т) и транспорт, переоборудованный в шлюп водоизмещением 884 т, получивший имя «Мирный»; оба корабля не были приспособлены к плаванию в полярных широтах.

Должность начальника экспедиции и капитана «Востока» долгое время оставалась вакантной. Лишь за месяц до выхода в море на нее утвердили военного моряка капитана 2-го ранга Ф. Ф. Беллинсгаузена, участника плавания И. Крузенштерна в 1803—1806 гг. Поэтому все труды по набору экипажей кораблей (около 190 человек), обеспечению их всем необходимым для длительного плавания и переоборудованию транспорта в шлюп легли на плечи лейтенанта М. П. Лазарева, командира «Мирного». Основная задача экспедиции определялась морским министерством как чисто научная: «открытия в возможной близости Антарктического полюса» с целью «приобретения полнейших познаний о нашем земном шаре». «Восток» и «Мирный» отличались не только размерами. «Мирный» был удобнее «...как по крепости своей, так вместительности и покою, — писал М. Лазарев своему приятелю по возвращении из плавания, — один лишь недостаток против «Востока»... был ход [14,8 км/ч и 18,5 км/ч]. Но для чего посланы были суда, которые всегда должны держаться вместе, а между прочим, такое неравенство в ходе...? Эту загадку представляю тебе самому отгадать, а я не знаю».



4 июля 1819 г. «Восток» и «Мирный» вышли из Кронштадта и в декабре достигли о. Южной Георгии. Два дня моряки производили опись ее юго-западного берега и открыли небольшой остров, названный в честь лейтенанта «Мирного» Михаила Дмитриевича Анненкова. Взяв затем курс на юго-восток, экспедиция 22 и 23 декабря 1819 г. открыла три небольших вулканических острова (группа Маркиза де Траверсе, в честь русского морского министра). Отдельные острова эти получили имена офицеров «Востока» — Аркадия Сергеевича Лескова, Константина Петровича Торсона (впоследствии за участие в декабрьском восстании сослан в Сибирь), Ивана Ивановича 3авадовского.

Двигаясь далее к юго-востоку, суда достигли «Земли Сандвича», открытой Д. Куком. Она оказалась архипелагом, за которым Ф. Беллинсгаузен оставил с некоторым изменением старое название – Южные Сандвичевы о-ва. Русские моряки первые установили их связь с другими островами и скалами Юго-Западной Атлантики и указали на наличие подводного хребта, простирающегося на 3,5 тыс. км в западной части Атлантического океана между 53 и 60° ю. ш. «Теперь очевидно, — писал мичман «Мирного» Павел Михайлович Новосильский, — что от самых Фолклендских островов продолжается под водою непрерывный горный хребет, выходящий из моря скалами Авроры, Южной Георгии, Кларковыми камнями, островами Маркиза де Траверсе. Сретения и Сандвичевыми; вулканическая природа этого хребта несомненна: дымящиеся кратеры на островах Завадовского и Сандерса служат явным тому доказательством». Теперь этот подводный хребет носит название Южно-Антильского и предположительно считается подводным продолжением Анд.

«В сей бесплодной стране, — писал приятелю М. Лазарев, — скитались мы или, лучше сказать, блуждали, как тени, целый месяц; беспрестанный снег, льды и туманы были причиной столь долгой описи... Ты из сего можешь иметь понятие об нашем лете, особенно, если сказать тебе, что термометр иногда при южных снежных штормах понижался до 4,5° морозу... Можешь судить, каково это в море при жестоком шторме!»

3 января 1820 г. при редкой здесь ясной погоде русские подошли к Южному Туле – самому близкому к полюсу клочку суши, открытому Куком, и обнаружили, что эта «земля» состоит из трех высоких скалистых небольших островов, покрытых вечным снегом и льдом. П. М. Новосильский, высказывая, конечно, мысли своих старших товарищей, записал на следующий день: «...кажется, за Туле должны быть новые острова и, может быть, даже материк, иначе откуда взялось такое бесчисленное множество ледяных островов [айсбергов]? Гряда Сандвичева с ее северным продолжением далеко для того недостаточна».

Обходя с востока тяжелые льды, русские 15 января в первый раз пересекли Южный полярный круг. На следующий день, 16 января 1820, г., «достигли мы широты 69°23’S, — писал М. Лазарев, — где встретили матерый лед чрезвычайной высоты, и в прекрасный тогда вечер, смотря на салинге [вторая площадка мачты], простирался оный так далеко, как могло только достигать зрение, но удивительным сим зрелищем наслаждались мы недолго, ибо вскоре опять запасмурило и пошел по обыкновению снег. Это было в долготе 2°35’W [точнее – 2°10’ з. д.]... Отсюда продолжали мы путь свой к осту [востоку], покушаясь при всякой возможности к зюйду [югу], но всегда встречали льдинный материк не доходя 70°. Кук задал нам такую задачу, что мы принуждены были подвергаться величайшим опасностям, чтобы, как говорится, «не ударить лицом в грязь».

Действительно, в этот день русские решили проблему, считавшуюся Д. Куком неразрешимой: они подошли менее чем на 3 км к северо-восточному выступу того участка побережья «льдинного материка» Антарктиды, который через 110 лет усмотрели норвежские китобои и назвали Берегом Принцессы Марты. Пытаясь обойти с востока непроходимые льды, «Восток» и «Мирный» еще трижды в это антарктическое «лето» пересекали полярный круг и стремились пройти ближе к полюсу. Они уже не могли продвинуться так далеко к югу, как в первый раз, но, как мы теперь знаем, 5 и 6 февраля на 69°06’ ю. ш., 15°52’ в. д. они подходили на 3-4 км к материку, северо-восточному выступу Берега Принцессы Астрид. Много раз корабли попадали в тяжелое положение. «Пробегая между льдинными островами в ясную погоду и надеясь на продолжение оной, забирались иногда в такую чащу, что в виду их было в одно время до полутора тысячи, и вдруг ясный день превращался в самый мрачный, ветер крепчал и шел снег, — горизонт наш иногда ограничивался не далее как на 20 сажен...» (М. П. Лазарев). В этом районе моряки обнаружили шельфовый ледник (в 1960 г. названный в честь М. Лазарева) и нанесли его на карту, правда, значительно севернее нынешнего положения. Ошибки здесь, однако, нет: шельфовые ледники Антарктиды, как теперь установлено, отступают к югу.

Короткое антарктическое лето кончилось. В начале марта 1820 г. «Восток» и «Мирный» по договоренности разлучились, чтобы лучше осмотреть малоисследованную юго-восточную часть Индийского океана в 50-х широтах; во второй половине апреля они встретились в Сиднее, где простояли месяц. В июле Ф. Беллинсгаузен и М. Лазарев обследовали архипелаг Туамоту, нашли там ряд обитаемых атоллов не нанесенных на карты, возможно, еще и не посещенных европейцами, и дали им имена русских государственных деятелей, полководцев и флотоводцев.

К. Торсон впервые высадился на атоллах Моллера и Грейга. Атоллы в центре и на западе Туамоту Ф. Беллинсгаузен назвал о-вами Россиян, а на крайнем северо-западе – о. Лазарева. Оттуда корабли перешли к о. Таити. К северу от него (у 10° ю. ш.) 1 августа моряки открыли о. Восток, а на обратном пути к Сиднею к юго-востоку от Фиджи 19 августа нашли еще несколько островов, в том числе Михайлова и Симонова, в честь участников экспедиции художника Павла Николаевича Михайлова и астронома Ивана Михайловича Симонова.