Провал экспедиции Рагиб-бея

Провал экспедиции Рагиб-бея

Когда в декабре 1979 года политическим руководством СССР обсуждался вопрос о вводе советских войск в Афганистан, одним из принципиальных противников этого шага был начальник Генерального штаба Н. Огарков. На заседании «малого Политбюро» с участием Л. Брежнева, Ю. Андропова, А. Громыко и Д. Устинова Николай Васильевич говорил, что афганскую проблему необходимо решать исключительно политическим путем.

Огарков напомнил о плачевных итогах первого «афганского рейда», предпринятого Сталиным в 1929 году, – настолько засекреченного, что многое из сказанного оказалось в новинку и для руководителей страны. Однако кое-что о «сталинском рейде» можно рассказать.

Рассказывает А. Пронин, полковник:

15 апреля 1929 года советско-афганскую границу пересек странный на вид отряд. Две тысячи всадников, одетых в афганскую военную форму, но говорящих между собой на русском языке, отлично вооруженных и экипированных, с запасом провианта, переправились через полноводную Амударью и вступили на афганскую территорию.

Командовал ими человек, называвшийся «турецким офицером Рагиб-беем». На самом деле это был атаман Червонного казачества Украины Виталий Примаков, с 1927 года занимавший пост советского военного атташе в Афганистане. Начальником штаба был афганский кадровый офицер Гулам.

И Рагиб-бей, и все остальные формально подчинялись генералу Гулам-Наби-хану Чархи – послу Афганистана в СССР. В марте 1929 года этот дипломат вместе с министром иностранных дел своей страны Гулам-Сидик-ханом имел сугубо конфиденциальную встречу с Иосифом Сталиным. Речь шла о политической ситуации в Афганистане и мерах, которые могло бы предпринять советское руководство по оказанию помощи правительству Амануллы-хана, свергнутого мятежниками. После этой встречи и был сформирован отряд специального назначения для вторжения в Афганистан.

Очевидно, существовал согласованный между Москвой и представителями Амануллы план его возвращения к власти путем захвата столицы ударом с двух сторон. Во всяком случае, рейд отряда Рагиб-бея совпал с начатым в марте 1929 года продвижением оставшихся верными прежнему эмиру войск от Кандагара на Кабул.

На афганском берегу Амударьи советский отряд начал боевые действия с внезапной атаки на афганский погранпост Пата-Кисар. Затем последовал встречный бой с подкреплением, подошедшим с афганского погранпоста Сиях-Герд. Экспедиция продолжила движение в сторону Мазари-Шарифа – одного из главных политических и экономических центров Афганского Туркестана.

Глава туркменских эмигрантов-басмачей спешно сформировал отряд из 2000 человек. Собрал своих людей и другой лидер басмачей – Ибрагим-бек.

Примаковские подразделения ворвались на окраину города Мазари-Шариф, но встретили упорное сопротивление. Сражение продолжалось весь день. Примаковцы убедились, что идеи «мировой революции» чужды жителям афганской провинции. За неделю пополнение не превысило 500 человек. Население относилось к пришельцам большей частью откровенно враждебно.

После нескольких дней безуспешных попыток штурмом овладеть столицей Северного Афганистана военачальники Хабибуллы перешли к осаде, а чтобы заставить Рагиб-бея сдаться, оставили Мазари-Шариф без воды, перегородив арыки, по которым поступала живительная влага.

В афганской части отряда начался ропот.

18 мая специально присланным самолетом Примаков вылетел в Ташкент. Командование отрядом принял Али-Авзаль-хан – Александр Иванович Черепанов.

В последних числах мая стало известно, что Аманулла-хан решил прекратить вооруженную борьбу против Хабибуллы и вместе с родственниками, захватив изрядную сумму государственных средств в иностранной валюте, золото, драгоценности, бежал в Индию, а оттуда выехал на Запад. Сталин приказал отозвать отряд Али-Авзаль-хана.

В январе 1931 года Ибрагим-бек возглавил мятеж на севере страны. Афганское правительство направило туда войска. Ибрагим-бек вынужден был прорываться в Таджикистан. Сформированная Таджикская группа войск под командованием заместителя командующего САВО Ивана Грязнова провела операцию, в результате которой к концу июня было уничтожено 1550 басмачей, 1750 сдались в плен. Ибрагим-бек был захвачен в плен. Суд приговорил бывшего «главнокомандующего армией ислама» к расстрелу.