Сокровища Непобедимой Армады (Часть 2)



Командующий понял, что бой не приведет ни к чему хорошему. Он отдал приказ Армаде строиться и двигаться на восток.

От зари до пяти часов пополудни с берега «слышали громовое грохотанье, вселявшее в душу великую тревогу». Оба флота обменялись в тот день 50.000 ядер (дневник герцога). Ядра, вылетавшие каждые шесть секунд, действительно должны были производить на расстоянии впечатление нескончаемого грома. Потери испанцев составили пятьдесят человек убитыми и шестьдесят ранеными (только на флагмане или по всей эскадре?). По крайней мере это единственные цифры, которыми я располагаю. С английской стороны данных нет: капитаны скрывали убитых, чтобы получить на них жалованье и провиант.

Картечь продырявила паруса, снесла фальшборты, сорвала такелаж. Однако ни ядра протестантов, посланные издалека ради вящей осторожности, ни ядра католиков, бивших тоже издали от отчаяния, не смогли продырявить корпус ни у одного корабля. Обе эскадры жгли порох понапрасну...

Битва началась снова утром 3 августа, когда арьергард де Лейвы завязал перестрелку с несколькими английскими кораблями. Рекальде с галеасами двинулся к месту действия. Канонада продолжалась до вечера с прежним ожесточением, стихая только на те часы, когда артиллеристы охлаждали пушки, обвертывая стволы вымоченными в уксусной воде простынями.

В конце дня англичане, истощив порох и ядра, удалились. Удрали, по словам испанцев.

Герцог занес в дневник, что было сделано не менее 5000 выстрелов, 60 убитых без отпевания сбросили за борт, а гукоры-лазареты приняли 70 новых раненых. Сидония пометил также, что он насчитал 140 вражеских парусов, после чего, захлопнув дневник, отправился почивать.

В четверг, 4 августа, первые отблески зари явили англичанам два отставших испанских корабля. Это были гукор «Санта-Ана» (не путать с флагманом «Санта-Ана», которую покинул Рекальде) и галион Португальской эскадры «Сан-Луис». Джон Хоукинс тут же кинулся догонять их. Три галеаса спустили паруса и на веслах поспешили на выручку. Де Лейва тоже начал поворачивать назад свою громадную каракку.

На сей раз испанцы попали в шторм из железа и свинца. «Хирона» потеряла фонарь, «Сан-Лоренсо» — носовую фигуру, «Суньига» получила пробоину на уровне ватерлинии и вынуждена была выйти из боя. Неприятель метил в весельные порты, и скамьи гребцов были усеяны трупами — экипаж не успевал снимать с них цепи. Семеро человек были прикованы к каждому веслу: четверо — тянули, трое — толкали. Если один падал на палубу под ноги остальным, они не могли грести. Соседи тут же цеплялись за неподвижное весло, и маневрировать становилось невозможно.

Галеасы показали в Ла-Манше, что они не только не сочетают в себе преимущества галеры с галионом, но, напротив, комбинируют дефекты обоих типов судов.

Первым на месте оказался Рекальде, чуть позже к нему присоединились остальные галионы. Все происходило на траверзе острова Уайт. «Зюйд-вест сменился на вест-зюйд-вест — к нашей выгоде». В тот день был праздник св. Доминика, которого ревностно чтил герцог. Он решил дать англичанам сражение.

На всех мачтах взвились королевские штандарты, вымпелы и флаги. Неприятель на сей раз, похоже, был согласен подпустить испанцев поближе. Вспыхнула беспорядочная канонада. Попав под огонь испанских бронзовых мортир, «английский адмиральский корабль» (ошибка герцога — это был поврежденный «Трайумф») оказался отрезан от остальной эскадры и прижат к берегу лобовым ветром. Герцог увидел, как на нем приспустили флаг и два раза выстрелили из пушки, прося помощи. Затем «англичанин» попытался, буксируемый своими шлюпками, выйти из боя. «Сан-Мартину» ничего не стоило прикончить его. Герцог застыл в колебании.

Момент был решающий.

Алонсо де Лейва вознес к небу безмолвную молитву. И он, и остальные командующие эскадрами понимали, что победа уплывает из рук в третий раз. Ведь выручать адмирала придется остальному английскому флоту, начнется толчея, и можно будет пойти на долгожданный абордаж!

Герцог стоял в нерешительности — так утверждали оставшиеся в живых испанские капитаны в негодующих отчетах королю. Снайперы уже заняли позицию в «вороньих гнездах», аркебузиры с оружием и дымящимися фитилями наготове приникли к борту, штурмовые роты изготовили к бою абордажные крючья.

Герцог выжидал. А английский корабль удалялся...

Он воспользовался береговым течением, шедшим против господствующих ветров. На глазах у герцога к нему на помощь пришли девять шлюпок с буксирными канатами.

Де Лейва, Окендо, Рекальде, все генералы сыпали яростными сарказмами. Священник Хуан де ла Виктория писал позже (правда, основываясь на слухах), что де Лейва, приблизившись на расстояние голоса к «Сан-Мартину», выкрикивал проклятия, самым приличным из коих было следующее: «Дьявольщина! Его величество поставил командовать на море человека, которому впору учиться ходить по суше!» А Окендо, когда его корабль в свою очередь приблизился к флагману, добавил по адресу всех андалузцев: «Ну вы, мокрые курицы, отправляйтесь к сетям! Ловите тунца, если не желаете драться!» Затем он крикнул солдатам, теснившимся на палубе, чтобы они немедленно выбросили в море советника герцога Диего Флореса. (Монополия на ловлю тунца сетями была одной из старейших привилегий герцогов Медина-Сидония и традиционным занятием андалузских рыбаков. За это оскорбление герцог решил привлечь Окендо к ответу и пожаловался в письме королю. «Но его величество лишь грустно улыбнулся, прочитав сей документ».) Это было отголоском давней вражды. Испанцы-северяне презирали андалузцев, кастильцы ненавидели португальцев, а каталонцы — басков.

Бой продолжался в беспорядочном смятении, противники почти не видели друг друга за плотной завесой едкого черного дыма, тяжелыми клубами стлавшегося над морем. Затем ветер погнал его на испанцев. Герцог «дал сигнал и двинулся дальше... Армада последовала за ним».

С испанских кораблей в воду было сброшено пятьдесят тел, а семьдесят человек эвакуированы в плавучие лазареты.

Осыпаемый оскорблениями Медина-Сидония пригрозил нескольким обидчикам смертью. Затем он изложил королю свою версию минувшего дня, в которой, разумеется, его действия выглядели оперативными и разумными, но врагу дьявольской хитростью вновь удалось ускользнуть из железных тисков Непобедимого флота.

Итак, вместо того чтобы укрыться на рейде острова Уайт, как наказывал король Сидонии и как было решено на совете у мыса Лизард, Армада продолжала углубляться в Ла-Манш. Установившийся ветер сделал невозможным возвращение, а впереди не предвиделось ни одного надежного укрытия; гонец от Пармы все еще не вернулся, и не было известно, готова ли его армия к вторжению...

Почему так произошло? Сидония не обмолвился на сей счет ни словом. Он писал в весьма туманных выражениях: «...видя, что намечавшаяся атака не удалась, герцог отдал сигнал идти дальше» (герцог говорил о себе в третьем лице). Можно лишь предположить, что Армада не смогла войти на рейд острова Уайт из-за незнания коварных проходов. Действительно, извилистый пролив между островом и побережьем изобилует мелями и опасными песчаными банками.

Армада не смогла высадить десант на южном побережье Англии. Она, правда, двигалась к устью Темзы на возможное соединение с флотом герцога Пармского, но там Говард рассчитывал на поддержку кораблей Джона Сеймура и Дуврской эскадры.

«Антверпенский огонь!»

В пятницу, 6 августа, был полный штиль. Оба флота дрейфовали в двух милях друг от друга. На всех кораблях чинили повреждения. Плотники, такелажники и парусные мастера работали не покладая рук. Ныряльщики спешно латали корпуса, подводя на пробоины полузатопленных трюмов свинцовые пластыри. Солдаты, галерники и матросы отсыпались. Все эти адские дни слились в одну нескончаемую битву, беспрерывный маневр, сплошной грохот, пороховую вонь и зрелище разорванных ядрами тел товарищей. Они спали вповалку на банках гребцов, свернувшись в клубок возле пушек или на бухтах канатов.

В ежедневном послании Александру Фарнезе герцог просил заготовить как можно больше продовольствия, пороха и ядер; кроме того, ему требовалось сорок — пятьдесят шлюпок и легких баркасов, которыми он хотел атаковать быстроходные вражеские галионы. У Фарнезе не было ничего из перечисленного. Баржи и транспорты, на которых он рассчитывал переправить через Ла-Манш свою армию, не могли выйти из порта, ибо в море их поджидала голландская эскадра Юстина Нассау с морскими гёзами.

Англичане уже получили продовольствие и порох из пяти близлежащих портов — весь день ушел на погрузку припасов и пополнение экипажей.

Перед заходом солнца потянул легкий бриз. Армада продолжила свой путь к Кале. В какой-то момент оба флота оказались на расстоянии выстрела кулеврины, но пушки в тот день молчали.

В виду французского берега герцог вновь собрал совет. Он предполагал стать на якорь на рейде Кале и предупредить Фарнезе, чтобы тот двигался на встречу с ним из Дюнкерка и Ньивпорта (как представлялось Сидонии, они должны были находиться где-то неподалеку). Большинство командиров эскадр не разделяли его мнения. Враг мог напасть в любую минуту, но главное — Фарнезе никак не сумел бы достичь Кале на невооруженных баржах, имевших к тому же малую осадку. Рекальде и де Лейва советовали стать на якорь дальше, возле мыса Маргит, где условия были лучше. Окендо, тот рубил с плеча: «Если Армада встанет у Кале, она пропадет». Однако лоцманы выразили опасение, что, если продолжать идти при таком ветре, течение вынесет Армаду в Северное море, откуда будет весьма трудно возвратиться в пролив.

Герцог приказал встать перед Кале. Якоря с шумом плюхнулись в воду, канаты натянулись — пришлось отдать по два якоря, настолько сильный был прилив. «Английский флот тоже остановился с наветренной стороны» (капитан Томсон).

Герцог отрядил капитана Эредия нанести визит вежливости губернатору крепости и оповестить его, что флот остановился в ожидании войск герцога Пармского и не намерен чинить никакого ущерба или неудобства жителям побережья. Губернатор Гурдан как раз возвращался с женой в открытой коляске с прогулки: супруга пожелала насладиться невиданным зрелищем двух огромных армад. Он принял Эредию самым любезным образом и заверил, что рад оказать услугу его светлости и его королевскому величеству (Гурдан был ревностным католиком и видным членом Лиги).

Вечером к Говарду присоединились эскадры Генри Сеймура и Вильяма Уинтера. Таким образом, Армада оказалась отрезана с запада Говардом и Дрейком, с севера — частью Дуврской эскадры (целиком она должна была прибыть на следующий день), а с востока — 40 голландскими кораблями Юстина Нассау. В общей сложности испанцам противостояло 230 судов.

Наступила тревожная ночь. «Нас не покидает предчувствие несчастья и бед» (капитан Луис де Миранда). Однако рассвет не принес никаких неожиданностей. Утром в воскресенье герцог отправил своего интенданта на берег за провизией. Губернатор послал командующему несколько корзин с фруктами, каплунами и бутылками отменного вина. Сидония благосклонно принял дары и «в ответ передал Гурдану золотую цепь стоимостью в пятьсот эскудо».

Из Дюнкерка возвратился капитан Родриго Телья с письмом от герцога Фарнезе, в котором тот сообщал: «Я смогу выступить через шесть дней». Сам Телья был настроен менее оптимистически. Погрузка войск даже не начата, уточнил он, а Фарнезе сидит в Брюгге.

Сидония немедленно отрядил к нему главного лоцмана Хорхе Манрике и своего личного секретаря Арсео, чтобы те умолили герцога поторопиться. По прибытии в Дюнкеркский лагерь Арсео информировал генерал-капитана, что «армия сможет выйти в море не раньше чем через две недели». «На судах не было ни парусов, ни такелажа» (Карлос Колома, свидетель). «Баржи были сработаны с таким искусством, что человек, ступая на них, падал в воду... 14.000 солдат, погруженных за сутки, стояли в такой тесноте, что походили на мешки с пшеницей» (иезуит Фемьяно де Страда).

Собирался ли Парма воевать по-настоящему? Трудно сказать. Судя по всему, он отчаялся дождаться прихода Армады. Все сроки, назначенные в Лиссабоне, а потом в Ла-Корунье, давным-давно прошли. Фарнезе даже отправил часть войск, томившихся возле Дюнкерка, в глубь страны, а строительство барж сильно затянулось из-за нехватки денег. Когда ему наконец доложили, что Армада находится в виду Плимута, флагманский корабль герцога Пармского не был еще спущен на воду.

Во Фландрии ходили упорные слухи, что Александр Фарнезе сговорился с английской королевой. Другие, противоположные слухи утверждали, что «итальянский принц решил сам сделаться королем Англии, вместо того чтобы служить испанскому монарху». Подобные сведения циркулировали по Милану, Венеции, Риму. Они долетели и до Мадрида. Позже Фарнезе с достоинством опроверг их, и король Филипп послал ему заверения в своем полном расположении.

«Если бы Сидония встал возле острова Уайт, как было решено вначале, или у мыса Маргит, как советовал де Лейва, удерживая на почтительном расстоянии англичан и голландцев, Фарнезе без сомнений сумел бы высадить свою армию в Англии» — так пишет испанский историк Сесарео Фернандес Дуро. Однако другие авторитеты считают весь план Филиппа изначально невыполнимым и целиком относят на его счет вину за провал.

Перед заходом солнца вахтенные сообщили о подозрительном движении в английской эскадре: сновали шлюпки, что-то перегружая с одного корабля на другой. Угроза вырисовывалась с предельной ясностью — стоявшая на якоре Армада представляла собой идеальную мишень для нападения брандеров .

Капитан Серрано получил приказ стать по ветру с восемью весельными баркасами, вооруженными абордажными крючьями и кошками. Они должны были перехватить брандеры и отбуксировать их к берегу. Капитаны остальных кораблей удвоили вахту и в предвидении огненной атаки спустили на воду шлюпки с крючьями.

В ту ночь никто не сомкнул глаз.

Вскоре после полуночи раздался вопль, подхваченный на всех кораблях: «Брандеры!» На Армаду быстро надвигалась стена огня. Англичане подожгли восемь парусников и, воспользовавшись приливом, пустили их по ветру в сторону противника. Брандеры шли на расстоянии двух пик друг от друга. Шлюпки Серрано, гребцы которых с бешеной силой работали веслами, бросились им наперерез. И в этот момент прогремели взрывы, в которых потонул отчаянный крик: «Антверпенский огонь!»

Люди застыли в ужасе.

За три года до описываемых событий при осаде Антверпена подобные адские машины, пущенные голландцами по Шельде, уничтожили более тысячи испанцев. Картечью был ранен сам герцог Пармский. Использованное голландцами дьявольское изобретение итальянского инженера Федерико Джамбелли состояло в следующем: баржи начинялись бочонками с орудийным порохом, бочки плотно обкладывались кирпичами или заваливались тяжелыми камнями; к пороху подводили тлеющий фитиль или часовой механизм, который взрывал заряд через определенное время. Взрывы колоссальной разрушительной силы разносили все вокруг, а летевшая градом шрапнель доставала людей в радиусе триста метров.

Медина-Сидония немедленно приказал рубить якорные канаты. Оказавшийся рядом Окендо стал умолять отсрочить приказ и вместо этого выслать на подмогу все имеющиеся шлюпки с крючниками. Герцог полагал, что корабли, освободившись от якорей, смогут увильнуть от брандеров, а затем вновь вернуться в строй. Окендо же с жаром убеждал командующего, что в кромешной тьме суда не смогут выполнить маневр: слишком близко они располагались друг от друга, ветер был встречный, а прилив жал их к берегу.

Тщетно. Приказ был передан, на большинстве кораблей обрубили якоря и подняли паруса. Паника и толчея привели к неизбежным столкновениям, несколько судов получили пробоины в корпусе. Неуправляемую Армаду начало сносить к Дюнкерку. Между тем брандеры, начиненные отнюдь не порохом, а охапками сена, соломой и смолой, пронеслись сквозь строй, никого не задев, и выбросились на берег. Армада не понесла ущерба от кораблей-факелов, зато сильно пострадала от неразберихи.

С флагмана раздался новый орудийный сигнал: всем встать на якорь. Несколько ближайших кораблей замерли возле флагмана, но, когда занялась заря нового дня, 8 августа, Сидония напрасно искал глазами свой флот: корабли рассеялись от Кале до Гравлина. Брандеры Говарда хотя и не подожгли ни одного «испанца», но безнадежно разбили строй Армады и разом лишили ее семидесяти становых якорей... Медина-Сидония остался с двумя галионами и десятком паташей. Он поставил паруса и двинулся на поиски флота. «Сан-Маркос» под командованием маркиза де Пеньяфеля и «Сан-Хуан» дона Диего Энрикеса последовали за ним.

Дрейк и Сеймур кинулись во главе колонны преследовать уходящие корабли. С дальней дистанции они начали методически обстреливать испанцев, даже не пытавшихся отвечать, — те знали, увы, весьма скромные возможности своих орудий. Много дальше к северо-востоку адмиралы и вице-адмиралы Армады лавировали против ветра, пытаясь вернуться на помощь своему командующему, но английские суда, выдвинувшись мористее, связали их огнем.

После часа канонады Дрейк оставил герцога на Фробишера, а сам подошел к громадной «Рате» де Лейвы. Улучив момент, испанцы достали сэра Фрэнсиса «залпом, оставившим многие дыры в его корпусе». Сеймур и Уинтер бомбардировали испанцев дальше к востоку. Наблюдателям из Кале казалось, что идет генеральное сражение.

С восьми утра до трех пополудни, имея 17 кораблей противника по левому борту и 7 по правому, «часто отстоя от них на расстоянии мушкетного выстрела, Медина-Сидония отражал беспрестанные атаки, ведомые со всей мыслимой яростью» (капитан Ванегас). «К вечеру пушкари изнемогли, они не отходили от орудий даже для принятия скудной пищи» (отец Кальдерон).

От Кале до Гравлина

В поднявшейся в ночь с 7 на 8 августа панике «Сан-Лоренсо» навалился на корму «Раты». Судам удалось расцепиться, но при этом руль галеаса попал под якорный канат и сломался. Дон Уго де Монкада оказался беспомощным на неуправляемом корабле. Рассвет застал его одного. Завидя приближавшегося противника, «Сан-Лоренсо» попытался достичь на веслах Кале, чтобы укрыться под стенами крепости — ведь губернатор обещал поддержку своих береговых батарей «в случае несчастья». Сейчас и наступил тот самый случай.

Дон Уго надеялся починить корабль в порту, но, когда галеас огибал мол, сильной волной его снесло на мель. Вскоре начался отлив, и корабль лег набок; орудия правого борта смотрели в небо, а левого — оказались под водой.

Флагман эскадры галеасов был «жемчужиной Армады», поистине бесценным призом! На борту «Сан-Лоренсо» находилось больше золота и серебряной посуды, чем на любом другом корабле испанского флота, за исключением разве только «Сан-Мартина». Позабыв о выработанной накануне диспозиции, адмирал флота Англии (он должен был атаковать расчлененный строй Армады первым, Дрейк — вторым, а Сеймур — третьим) пустил джентльменов своей эскадры на «промысел».

Лишенный артиллерии, капитан Монкада мужественно принял бой. Его аркебузиры встретили первые шлюпки, набитые жаждавшими поживы англичанами, кинжальным огнем. Мелкокалиберные мортиры и эсмерили отогнали картечью пятнадцать тендеров с британскими мушкетерами. Но когда дон Уго, получив пулю в глаз, рухнул на палубу, команда обреченного судна начала спасаться вплавь. Первыми в море бросились галерники — пленные турки и мавры, за ними последовали итальянские пушкари и матросы. При этом был убит каталонский кабальеро, а пехотные капитаны Луис Масина и Франсиско де Торрес смертельно ранены. Испанцы падали один за другим. Те, кто уцелел, подняли белые платки на кончиках шпаг в знак сдачи.

Англичане потеряли более полусотни человек, кровь хлюпала в шлюпках под ногами нападавших. Двести «джентльменов удачи» вскарабкались на борт галеаса. Начался лихорадочный грабеж. Корабельная часовня и каюты были выпотрошены, вещи раскиданы по палубе. Солдатня дралась с джентльменами «за пятнадцать сундуков, принадлежавших покойникам знатного происхождения». Добычей стала казна Неаполитанской эскадры — 22.000 королевских золотых дукатов, подсвечники, позолоченная посуда, хрусталь, драгоценности и украшения офицеров, в том числе Мальтийский крест дона Уго де Монкады, его золотая цепь из квадратных звеньев и орден Св. Иакова. Офицеры и матросы вперемешку выворачивали карманы живых и мертвых испанцев, срывали перстни с пальцев и золотые пуговицы с камзолов.

Все эти вещи исчезли в тот же момент раз и навсегда. Официально «на борту не оказалось никаких ценностей, за исключением мелочей низкого достоинства» (отчет капитана Ричарда Томсона).

Губернатор Кале отрядил своего племянника поздравить победителей с успехом, заверить их в том, что он охотно уступает им завоеванную таким трудом добычу, но одновременно напомнил, что сам корабль с находящимся на нем вооружением потерпел крушение на французском берегу. Таким образом, судно оказалось в его, губернатора, юрисдикции. И дабы не было никаких сомнений в решимости губернатора воспользоваться своим правом, крепостные орудия заряжены и нацелены на корабль. Томсон учтиво передал поклон губернатору, после чего вернулся к грабежу. «При этом англичане грубо обыскали прибывших французов и сорвали с них кольца и украшения».

Племянник вернулся на берег несколько помятый и, давясь от ярости, кинулся в крепость. Первый залп крепостных батарей Кале смел англичан с палубы «Сан-Лоренсо»: двадцать человек было убито, многие утонули. Победители поспешно ретировались, оставив мсье Гурдану галеас и пушки. Тем не менее они увезли с собой пехотных капитанов Мендосу и Лойясу, чтобы получить за них выкуп.

Возле Гравлина одиннадцать испанских кораблей попали под огонь почти сотни вражеских судов. Главные силы Армады в это время сражались со свирепым северо-западным ветром, сносившим флот к Дюнкеркским банкам.

Канонада началась в 8 часов утра. Верткие английские галионы подлетали к испанским караккам почти вплотную. Палубы англичан были пусты, в то время как испанцы теснились у бортов в полной боевой выкладке. Англичане изрыгали огонь и тут же отходили на безопасное расстояние. Их скорострельные пушки успевали дать по три залпа, пока испанцы заряжали свои для одного.

Но вот диво! За время боя одиннадцати против ста англичанам не удалось ни потопить, ни взять на абордаж ни одного корабля, испанцы же неоднократно пытались произвести это.

«Сан-Мартин» был весь испещрен пробоинами. По нему было выпущено почти в упор 107 ядер, «что могло сразить бы и гору», пишет Алонсо Ванегас. Ныряльщики до глубокой ночи затыкали пробоины варом, паклей и свинцовыми пластырями. Огнем противника были сорваны со станков три пушки, пробита кормовая надстройка; двенадцать человек погибли и сто двадцать получили ранения.

Помпы «Сан-Маркоса» работали без перерыва. В трюмах «Сан-Хуана де Сисилиа» вода неотвратимо поднималась. «Нуестра Сеньора де Бегона» получила серьезную пробоину. «Сан-Фелипе» кренился на левый борт. За «Сан-Матео» и «Сан-Хуаном», флагманом Бискайской эскадры, тянулся кровавый след. Такелаж у всех был порван, паруса свисали лоскутами. «Мария Хуан», осевшая почти по самую палубу в воду, держала поднятыми сигналы бедствия. Неожиданно она камнем пошла ко дну, унеся в пучину триста человек, судорожно уцепившихся за ванты.

Орудийная пальба стоила испанцем 600 человек убитыми и 800 ранеными, которых паташи начали свозить в плавучие лазареты. Противник в этом бою не потерял ни одного корабля, а убитых насчитывалось едва ли три десятка человек.

«Нас может спасти только чудо»

В сумерках смолкли последние выстрелы. Но в наступившей тишине на горизонте появилась новая опасность: на мелях возле берега Фландрии море вздымало гигантские валы с грязно-белой пеной. Ветер переходил в шторм.

«Ни один из нас не спал в эту ночь... Каждое мгновение ожидали, что нас выбросит на мель» (отец Торре).

9 августа с утра пошел дождь. Герцог записал в дневнике, что он пытался построить Армаду в боевой порядок, но не менее двадцати капитанов вверенного ему флота не подчинились сигналу и продолжали идти на восток. Северо-западный ветер крепчал, снасти стонали и гудели. Не в силах противостоять напору ветра и течения, корабли дрейфовали к Зееландским отмелям...

Вода уже меняла цвет, давая знать о приближении мелководья. Что делать? Большие якоря были обрублены у Кале, а малые не держались в зыбучем песке.

Герцог совсем растерялся. Проходя мимо корабля Окендо, он крикнул с кормового мостика так, что услышали оба экипажа:

— Сеньор Окендо! Сеньор Окендо! Что делать, мы пропали!

— Спросите Диего Флореса! — гневно отметил дон Мигель. — Лично я собираюсь драться и умереть, как подобает мужчине!

Герцог спустился к лоцманам:

— Что нас ждет?

— Ваша светлость, нас может спасти только чудо...

Англичане, должно быть, разделяли мнение опытных капитанов, знатоков Ла-Манша. Они начали удаляться от опасной ловушки, издали наблюдая за беспомощной Армадой. С каждой минутой крики вахтенных, промерявших дно, становились тревожнее. Под килем «Тринидад Эскала» оставалось всего шесть саженей, под передним галеасом — пять. «То был самый кошмарный день от сотворения мира, ибо все отчаялись и ждали смерти» (Луис де Миранда).

Кальдерон писал: «Офицеры окружили герцога и со слезами умоляли его спуститься в шлюпку, чтобы спасти себя и святое знамя от неминуемого плена. Герцог отказался и отослал их по местам». Однако позже ходили слухи о том, что «трусливый герцог, боясь погибнуть, собирался послать к англичанам баркас с предложением сдачи». Иная версия: герцог «предложил 5000 дукатов лоцману, который довезет его в целости и сохранности на шлюпке до берега. Однако лоцман отказался».

На борту люди исповедовались и переодевались в чистое, дабы умереть по-христиански. В последнюю минуту, когда лот показывал менее пяти саженей, «господь смилостивился и изменил ветер. Армада смогла взять курс на север» (Кальдерон).

Поистине чудесное избавление! Армада вновь оказалась на глубине, а паруса раздувал южный ветер.

Но в тот день спаслись не все. В который раз уже генерал-адмирал бросил поврежденные корабли.

Сильное волнение помешало вечером 8-го эвакуировать экипажи трех смертельно раненных галионов. Один из них затонул со всеми людьми в тот момент, когда английский фрегат «Хоуп» предложил его капитану почетную сдачу. На втором полковник дон Франсиско де Толедо «бился целый день без чьей-либо помощи, кроме божьей, против двенадцати галионов» (отец Торре). По его приказу мушкетеры в упор застрелили английского офицера, предложившего пощаду. Когда неприятель удалился, не желая затевать абордажный бой, Толедо обозвал англичан «трусливыми псами» и «мокрохвостыми лютеранами». Он спустился в шлюпку, но тут ему доложили, что несколько человек не смогли покинуть израненный «Сан-Фелипе». Толедо сказал, что умрет вместе с ними, и вновь поднялся на палубу.

За ночь неуправляемый корабль прибило к Ньивпорту в устье Изера; там наконец дон Франсиско смог бросить малый якорь и выгрузить всех оставшихся в живых. Он послал гонца к Фарнезе с просьбой спасти 48 бронзовых орудий галиона. Но первой подоспела голландская эскадра, которая отбуксировала покинутый корабль к Флиссингену. Рыбаки и портовые бродяги кинулись грабить судно. В трюме они нашли несколько бочонков вина и тут же сели праздновать победу, забыв о том, что через пробоины хлещет вода. Пир затянулся. Внезапно «Сан-Фелипе» накренился и пошел ко дну, увлекая с собой триста захмелевших голландцев.

Галион «Сан-Матео», получивший 350 пробоин, медленно погружался. Дон Диего Пиментель отказался покинуть его. Всю ночь он отчаянно пытался удержать корабль на плаву. На рассвете он убедился, что командующий бросил его одного на отмели. Из тумана возникли десять, двадцать, тридцать голландских судов. Дон Диего отстреливался десять часов кряду, не давая им подойти ближе, а когда вылетело последнее ядро, сдал адмиралу Питу ван дер Госу свой экипаж из мертвых и умирающих. Нидерландцы побросали их в море, пощадив лишь нескольких кабальеро в расчете на выкуп...

Генерал-адмирал Моря-Океана собрал на совет «всех генералов и Алонсо де Лейву» (не был приглашен лишь Мигель де Окендо, публично оскорбивший герцога). Итог был мрачен. Потеряно восемь галионов из числа лучших, остальные суда получили пробоины; ядра почти на исходе; каждый пятый человек убит, ранен или болен. Наконец, ветер, свирепый ветер не позволяет вернуться в Ла-Манш к условленному месту встречи, а войска Пармы все еще не готовы. Не будет ли самым разумным возвратиться домой через Северное море? Что думают об этом члены совета?

Де Лейва: «У меня осталось тридцать ядер. Корабль весь изрешечен картечью, в корпусе несколько значительных пробоин, трюмы полны воды. Однако это не остановит меня от выполнения долга. Я не вижу никаких причин идти в Северное море».

Рекальде: «Переждем здесь несколько дней, пока не переменится ветер, и вернемся в Кале».

Неизвестный андалузский капитан: «Сейчас не время выказывать собственную отвагу. Надо думать о службе его величеству. Что мы станем делать без припасов, если враг нападет?»

Де Лейва: «Хорошо, давайте отойдем в Норвегию, починим корабли и возьмем свежий провиант».

Герцог: «Зимовать на вражеской земле со всей Армадой? Но ведь это значит оголить испанские берега и оставить беззащитной родину!»

Все генералы: «Мы считаем, что следует возвратиться в Ла-Манш, как только позволит ветер».

Поскольку протокольной записи на совете не велось, а официальный доклад не был составлен, герцог изложил это мнение в дневнике в собственной редакции: «Все члены совета порешили вернуться в Английский канал, если погода окажется благоприятной, а в противном случае возвращаться в Испанию через Северное море». Подумав, он приписал: «Во всем, что касается батальных дел, я прислушивался к мнению дона Франсиско де Бобадильи, весьма сведущего в навигации, и мнению генерала Диего Флореса де Вальдеса, старейшего из нас. Оба они были назначены его величеством моими советниками и находились всегда на флагманском корабле».

10 августа с утра задул сильный зюйд-вест; к 4 часам пополудни английский флот подошел к арьергарду Рекальде. Герцог подал сигнал к бою и развернул двенадцать кораблей навстречу противнику. Англичане отошли без выстрела. Однако несколько испанских кораблей уже во второй раз игнорировали приказ командующего. Их капитаны были немедленно разжалованы и несколько часов спустя сидели в цепях среди галерников на «Хироне».

Полковник Франсиско де Бобадилья распорядился, чтобы ни одно судно не смело обгонять «Сан-Мартин». Однако галион «Сан-Педро» и гукор «Санта-Барбара» оказались далеко впереди флагмана.

— Удирают, — процедил сквозь зубы Бобадилья и приказал доставить обоих капитанов к нему. Франсиско де Куельяр и дон Кристобаль де Авила, сосед герцога по андалузскому имению, поднялись на борт, где им было объявлено, что они будут повешены. Две петли уже болтались на ноке рея.

— Я заснул! — закричал де Куельяр. — Впервые за десять дней! Я верой и правдой служил королю в стольких битвах. Мой галион пробит, на палубе полно раненых. Пока я спал, штурман поднял все паруса и решил отойти подальше, чтобы заткнуть пробоины и ждать остальных. Спросите моих людей — если хоть один скажет, что я удирал, можете четвертовать меня!

Герцог «с омраченным челом удалился в свою каюту и велел не беспокоить его». Ему только что сообщили о трагическом конце «Сан-Матео» и «Сан-Фелипе». Бобадилья отправил де Куельяра к генеральному прокурору де Арандре, который выслушал капитана, быстро провел дознание и сообщил, что ввиду отсутствия достаточных улик он не может привести приговор в исполнение без собственноручного письменного приказа герцога. Медина-Сидония помиловал де Куельяра, однако дон Кристобаль был вздернут на рее, и его тело, болтающееся в петле, провезли на паташе в назидание всей Армаде.

11 августа испанцы прошли Доггер-банку. Англичане два раза подходили к арьергарду, но поворачивали, как только герцог подавал сигнал к бою. Говард опасался, что «Медина-Сидония пристанет к берегу, починит повреждения и двинется на соединение с Пармой». Когда же Армада обогнула восточную оконечность Англии Ферт-оф-Форт, стало ясно, что герцог уводит свой флот в Испанию.

К полудню адмирал флота Англии остановился, послав вдогон уходящим испанцам одну каравеллу и несколько пинассов «с наказом не спускать глаз с противника до Оркнейских островов».

Встреча Медины-Сидонии с Пармой не состоялась. Мечта Филиппа рухнула. Говард не выиграл сражения, но Медина-Сидония проиграл его.

750 лье по бурному морю

В тот день герцог официально объявил об отступлении. Каждый капитан получил инструкции о порядке возвращения флота в Испанию. Позже англичане нашли копию этого документа на одном корабле, выброшенном на ирландский берег:

«Надлежит вначале следовать курсом норд-норд-ост до 61° и при этом соблюдать осторожность, дабы не оказаться прибитым к берегу острова Ирландия. На указанной широте повернуть на вест-зюйд-вест до 58 градуса и далее продолжать на зюйд-вест в направлении мыса Финистерре, с тем чтобы возвратиться в Ла-Корунью».

«Предстоит обогнуть Англию, Шотландию и Ирландию, пройти 750 лье по бурному морю, не ведомому никому из нас», — писал казначей Армады Педро Коко Кальдерон. Он мог бы добавить, что ни на одном корабле не было ни карты, ни лоции северных морей. А карты Ирландии, бывшие в то время в ходу, изобиловали коварными неточностями...

13 августа были урезаны порции питания «без различия чинов и званий». «Выдавалось по полфунта сухарей на человека, кварта воды и пол-литра вина. Ваше величество может заключить из этого, сколь велики наши страдания» (письмо герцога от 3 сентября). Не осталось больше ни солонины, ни сушеной рыбы. Другие продукты испортились и могли служить разве что в качестве яда. В невысохших бочках протухала вода (Дрейк, опять проклятый Дрейк!), вино превращалось в уксус, клепки бочек протекали.

Герцог распорядился побросать в море всех лошадей и мулов, «дабы не тратить на них питьевую воду». Оголодавшие люди предпочли бы съесть животных, но приказ есть приказ...

Первыми дезертировали матросы-голландцы, силой посаженные на борт: они переметнулись к врагу. Когда английский флот исчез из поля зрения, капитаны зафрахтованных ганзейских судов под покровом ночи взяли курс к родным берегам.

15 августа, в праздник Богородицы, задержали три шотландских рыболовных судна, забрав их матросов в качестве лоцманов.

17-го море окутал ледяной туман, «нельзя было рассмотреть соседний корабль» (Кальдерон). «На 26 градусе широты весьма студено, я громко стучал зубами, ибо оставил свой плащ на корабле Педро де Вальдеса, откуда мне чудом удалось спастись» (отец Гонгора). Действительно, холода были необычны для августа, и южане переживали их особенно остро. Первыми умерли негры-галерники, затем настала очередь андалузцев и сицилийцев. «Многие солдаты замерзли до смерти, ибо были почти нагими, поскольку проиграли или обменяли на пищу свои лохмотья...» (Кальдерон).

Когда туман немного рассеялся, герцог не досчитался нескольких судов, но их не стали ждать. Ветер вновь менялся. «Мы решили не углубляться в Норвежское море, а пройти южнее Шетландских островов, дабы сократить путь из-за великой нужды в припасах» (письмо герцога королю от 3 сентября).

20 августа благополучно миновали Оркнейские острова. Герцог выслал вперед быстроходный паташ дона Вальтасара де Суньиги с наказом доставить королю дневник и весть о неудаче.

Армада шла вдоль 62-й параллели. Больной, разбитый, давно не раскрывавший уст герцог удалился от всего света в каюту, оставив командование на Бобадилью — предусмотрительное решение, поскольку многие отказались бы подчиняться Диего Флоресу. 3 сентября на траверзе Гебридов (58° северной широты) генерал-капитан начал писать в глубине алькова каюты нескончаемое письмо королю, пытаясь оправдаться за поражение:

«Господь всеведущ, и, ежели поход кончился так, а не иначе, значит, на то была его воля... Армада была расстроена до крайности, и главной заботой оставалось уберечь ее от еще бóльших потерь, даже рискуя столь дальним путем по неведомым широтам... Армада королевы оказалась лучше нашей в тактике баталии, дальности стрельбы и маневре, в то время как Армада вашего величества превосходила ее в густоте аркебузного и мушкетного огня. Однако до рукопашного боя дело не дошло ни разу, и достоинства сии пребывали втуне. В конце концов с согласия генералов и тех, кого ваше величество соизволил назначить советниками, мы оказались здесь. К тому нас принудил ветер, дувший с юга, а потом с юго-запада. (Герцог, похоже, забыл, что флот противника при том же самом ветре возвратился в Англию. — Р. С.) С 21-го дня сего месяца было четыре шторма в ночную пору... Мы потеряли из виду семнадцать наших кораблей, в их числе корабли де Лейвы и Рекальде... Пусть господь милосердный ниспошлет добрую погоду, дабы мы скорее вошли в порт, иначе голод унесет всех за грехи наши тяжкие... Три тысячи человек страдают хворями, не считая многих раненых, так что по прибытии в Ла-Корунью потребуется самая спешная помощь».

Да, на судах, где вповалку лежали цинготные и тифозные больные, положение было тяжкое. «Матросы мерли от голода и заразы, а те, что сваливались, поднимались лишь чудом» (один кастильский капитан). Мест в лазаретах не хватало, больные валялись прямо на палубах с пересохшим горлом и пустым желудком на промокших соломенных матрасах. Дождь и ветер свободно гуляли по нижним палубам сквозь дыры и трещины. В полузатопленных трюмах плавали дохлые крысы...

Ведомый опытным лоцманом «Сан-Мартин» затратил пятнадцать дней на обратный путь. Для судна с поврежденной грот-мачтой это был неплохой результат. Низкое хмурое небо не позволяло взять высоту солнца в полдень, а ночью не было видно Полярной звезды. Штурманы вели корабль наугад, не зная характера прибрежных течений, сквозь бури и штормы. Особенно сильно море разволновалось 18-го числа, «когда мы посчитали уже себя погибшими».

Герцог рекомендовал всем избегать остров Ирландию, но для многих не оставалось выбора, ибо люди неминуемо должны были умереть от жажды и голода. На галионе Рекальде «Сан-Хуан де Португаль» вода, взятая еще в Испании, «исторгала столь тяжкий запах, что к бочкам нельзя было приблизиться... солонина кишела червями... и четверо-пятеро умирали ежедневно от голода и жажды» (показания пленного португальского матроса Эммануела Фремозо).

Эти несчастные должны были, презрев опасности, пристать к берегу. Другие по ошибке штурмана попадали в ловушку, и перед их бушпритом вдруг вырастала скала в том самом месте, где они рассчитывали видеть чистую воду.

Возвращение побежденных

Корпуса больших судов жалобно стонали под ударами волн и напора ветра. Рангоут скрипел, грозя ежеминутно обломиться. Ритмичный скрип ручных помп не останавливался ни днем, ни ночью.

18 сентября налетел тот самый шторм, когда испанцы сочли себя погибшими. Наутро герцогу доложили, что в пределах видимости лишь одиннадцать судов.

21-го числа поутру впередсмотрящий «Сан-Мартина» заметил землю всего в одном лье. «Если бы господь не даровал полный штиль, нас непременно выбросило бы на берег» (герцог — королю). Трое из четырех лоцманов, отплывших на флагмане в поход, умерли. Оставшийся в живых узнал Ла-Корунью — вот маяк, холмы! Подошедшая с рейда каравелла сообщила, что это порт Сантандер, в ста лье от Ла-Коруньи...

«Сан-Мартин» устремился к входу в порт, но кораблю пришлось ждать прилива, чтобы пересечь мелководье. Герцог же сошел в первый баркас, доставивший его на земную твердь, «ибо после двадцати пяти дней лихорадки и дизентерии» силы его были на исходе. Генерал-капитан покинул свой флот; он бросил также священное знамя, в верности которому клялся на алтаре.

Диего Флорес, оставшийся командовать «Сан-Мартином», посчитал бесцельным заходить в Сантандер и пошел в Ларедо.

«Невозможно поведать обо всех страданиях и лишениях, перенесенных нами... На одном судне экипаж крепился четырнадцать дней без воды, собирая лишь то, что приносил дождь. На флагмане 180 человек умерли от болезни, а иные заражены хворью, главным образом тифом. Из шестидесяти моих слуг умерли все, кроме двоих. Неисповедимы пути господни... У нас нет ни единого сухаря, ни глотка вина. Соблаговолите, ваше величество, наиспешнейшим образом выслать деньги, в наличии ни одного мараведи, вся казна находится у Окендо... У вашего величества нет здесь ни казначея, ни контролера, ни счетовода, ни интенданта, кругом одна пустота. Необходима срочно голова всему делу, ибо мои силы на последнем исходе» (письмо герцога королю от 23 сентября).

В последующие две недели в порты Северной Испании вошли 65 судов — 55 галионов и гукоров, 9 паташей и один галеас (второй галеас — «Суньига» вернулся год спустя из Кале). Одно судно затонуло в порту по прибытии, другое наскочило на берег в Ларедо, потому что на борту не осталось ни одного моряка, способного убрать паруса или отдать якорь.

Ответ короля гласил:

«Весьма опечален, узнав о плохом состоянии, в коим вы пребываете, и прошу употребить все средства для скорого выздоровления... Надеюсь, с божьей помощью вы сможете вновь заняться делами Армады со всем усердием, проявленным ранее на службе». Филипп сообщал далее, что все готово для приема больных в Ла-Корунье, куда герцог должен привести флот.

Медина-Сидония занял комфортабельный дом на берегу, подальше от чахоточных, тифозных и дизентерийных больных. 27 сентября он продиктовал своему секретарю письмо:

«Ваше величество! Здоровье никак не возвращается ко мне, но, даже будь его в достатке, я ни под каким видом не соглашусь выйти в море, ибо вашему величеству нет никакой выгоды от человека, ничего не сведущего в флотовождении... Я умоляю ваше величество забыть меня и соблаговолить никогда более не призывать к себе на службу, ибо я не смогу соответствовать никакой должности, как я не раз уже имел случай говорить. Умоляю никогда не поручать мне более ничего, связанного с морскими делами, ибо я откажусь, даже если это будет мне стоить головы. Сей исход для меня предпочтительнее». И так далее в том же духе. В заключение он заклинал короля именем господа разрешить ему без промедления вернуться в имение Сан-Лукар.

В это самое время адмирал Грегорио де лас Алас умирал на борту своего галиона, до последней минуты пытаясь поддерживать раненых, покупая им на свои деньги лекарства и пищу.

В это самое время адмирал Хуан Мартинес де Рекальде агонизировал среди тифозных солдат, которых он отказался покинуть. Он умер на борту своего корабля в конце октября.

В это самое время адмирал Окендо почил среди матросов, чьи тяготы он разделял до последнего дня. Он умер «от позора, тоски и печали, не сказав ни слова, отказавшись принять на смертном одре даже жену и исповедника».

Медина-Сидония «возвратился совсем седым, хотя отправлялся в поход черноволосым»; болезнь терзала его: приступы лихорадки повторялись ежедневно, он бредил и метался на постели. Его личный врач, Бобадилья и епископ Бургоса подтвердили это королю. Филипп, убедившись, что ни один корабль более не в состоянии выйти в море, написал герцогу:

«С сожалением узнал, что ваше нездоровье длится по сей день. Равным образом хворь не отпускает Армаду... Поскольку вы пишете, что вам будет лучше поправляться на юге, нежели в северных портах, где грядет суровая зима, я уступаю вашему настоянию и разрешаю вам вернуться в имение». Далее шли распоряжения: «Повелеваю вам оказать помощь больным и организовать ремонт кораблей, принять все меры для недопущения пожаров, запретить солдатам расходиться по домам. До возвращения дона Алонсо де Лейвы, которого я назначаю главноначальствующим, задержать всех солдат на судах и расставить по дорогам караульные заставы. Между Сан-Себастьяном и остальными портами подготовить раздачу провианта, каковой уже отправлен. Предупредите всех, что подмога близка, а те, кто попытаются бежать, будут сурово наказаны. О ходе дел сообщать мне каждодневно». И наконец самое главное: «Разрешаю вам истратить 55.000 дукатов, находящиеся у Окендо».

Я пометил у себя в блокноте: «Хоть эти 55.000 потрачены с толком». Если бы эти деньги исчезли до того, как были потрачены на хлеб, вино и бинты для раненых, я не стал бы их искать. Ведь это все равно что красть у умирающих...

Де Лейва не подавал о себе вестей, поэтому дела принял дон Гарсиа де Вильехо. 30 сентября он писал: «Герцог отбыл сегодня, сказав, что не может дать мне никаких указаний, и я вынужден поэтому изложить собственное мнение». Оно было предельно кратким: «Армада перестала существовать».

А герцог, получив королевское разрешение, приказал отнести себя в карету, задернул кожаные занавеси и двинулся на юг, сопровождаемый «дюжиной мулов, груженных серебряной посудой и дукатами». Молва твердила, что незадолго до отъезда он отказался помочь больным севильским идальго, один из которых потерял руку. Это при том, что ему причиталось 20.000 дукатов, пожалованных «за службу» королем, плюс 7000 жалованья и 6000 дукатов, одолженных ранее сантандерскому лазарету. По крайней мере эти суммы герцог потребовал от королевского казначея.

По всему пути следования командующего осыпали бранью и оскорблениями, люди плевали в его карету, а мальчишки швыряли камни.

Учитывая болезнь, Медину-Сидонию освободили от необходимости являться ко двору и докладывать обо всем королю. Он по-прежнему сохранял звание генерал-капитана Моря-Океана, получая жалованье, носил знаки высших отличий. Подобная милость поразила всю Испанию. Самые рьяные твердили: «Герцог погубил честь и достоинство страны, опозорил трусостью и постоянной боязнью смерти свое имя и свой дом». Более сдержанные говорили: «В прежние времена испанские полководцы возвращались либо с победой, либо в гробу». Всплывали самые немыслимые резоны: «Герцогиня — побочная дочь короля... Нет, что вы, она любовница короля, поэтому он послал мужа в дальний поход» и т.п.

Армия потеряла девять тысяч человек убитыми, погибло 60 кораблей. 1400 миллионов реалов пошло прахом. Вся Испания погрузилась в траур (король особым эдиктом вынужден был ограничить время траура тридцатью днями и служить молебен только по ближайшим родственникам). Требовался виновник. Козел отпущения.

Такой человек был, причем он вызывал всеобщую ненависть. Вы догадались, что речь шла о Диего Флоресе. Как только из Мадрида прибыла замена, Диего Флореса под охраной шести аркебузиров препроводили в Бургосскую крепость, где заточили в темницу на пятнадцать месяцев.

Велеречивые историки, в особенности испанские, приписывают королю множество вдохновенных высказывании, якобы произнесенных им в тот миг, когда он узнал горькую правду. В действительности же Филипп не произнес ни слова, а заперся в покоях со своим исповедником.

Говорили, что он «так и не обрел утешения», что он «перестал показываться с тех пор на людях... беседовал вслух сам с собой», видели, как он «наталкивается на дверные косяки».

В подспудную тайну его души не проник никто. Но ее фасад приоткрылся в письме, которое он отправил 13 октября:

«Преподобному архиепископу нашего совета. Ведомо, сколь непредсказуемы бывают морские предприятия, и судьба нашей Армады тому порукой... Надлежит вознести хвалу господу за его милосердие, ибо имелись все основания опасаться, что участь Армады окажется более тяжкой. Счастливый ее удел я отношу на счет ваших богослужений, каковые можно уже прекратить».

Наиболее правдоподобно звучат следующие слова, приписываемые королю: «Благодарение богу, я могу в любое время снарядить столь же мощный флот». В 1596 году это было сделано: армада вторжения из 65 боевых кораблей и такого же количества транспортных судов приготовилась выйти из Кадиса. Английская эскадра, предводительствуемая сэром Говардом Эффингемским, неожиданно ворвалась в порт, потопила несколько кораблей и вынудила испанцев сжечь 32 своих корабля, чтобы они не достались англичанам. Затем граф Эссекс высадил отряд, который хладнокровно и методично разграбил город — «англичане унесли с собой даже церковные колокола и молитвенные стулья». Добыча оценивалась в двадцать миллионов дукатов, часть которой, причем изрядная, причиталась королеве.

Медина-Сидония по-прежнему оставался генерал-капитаном Моря-Океана и Андалузского побережья. Именно он должен был принять меры для отражения нападения. Герцог затребовал подкрепления из Севильи. Когда оно прибыло, он выждал еще немного и двинулся к Кадису.

Город являл собой сплошное пепелище. Англичане целые сутки предавали его огню и мечу, после чего удалились, никем не потревоженные. Герцог отправил королю реляцию: «Ни флота, ни Армады, ни Кадиса».

Жители города, которых уже не первый раз разоряли и убивали при полном бездействии высокородного «защитника», изливали ярость на герцога. Сервантес высмеял его в знаменитом сонете.

Ответом короля было: «Меня уведомили о трудностях, встреченных вами при отражении неприятельского нападения. Воздаю вам должное за усердие...» Действительно, награда не заставила себя ждать: в 1596 году Медина-Сидония был назначен государственным советником по военным делам.

В октябре следующего года новый флот вторжения вышел из Лиссабона. На завоевание Англии, разумеется. Мартин де Падильяс имел под началом 128 хорошо вооруженных кораблей, набитых солдатами. От немногих уцелевших, сумевших вернуться в порты Северной Испании, стало известно, что больше половины судов погибло в море во время жестокой бури.

Год спустя (1598) Филипп умер. В мавзолей Эскориала его несли в гробу, вырезанном из киля одного из галионов. Мавзолей он построил сам — для себя и будущих королей Испании. Король унес в могилу тайну необъяснимых милостей, которые он расточал герцогу, несмотря на все его провалы...

Возвращение победителей

«Англия избавилась от угрозы разорения и поругания. По сему славному случаю в четырнадцатый день октября месяца королева Елизавета устроила в Лондоне торжество. По примеру римлян она проехала в триумфальной колеснице от своего дворца до главной церкви города, собора св. Павла, куда поместили флаги, знамена и вымпелы, взятые у побежденных испанцев. Она ехала под крики ликующей толпы горожан, выстроившихся по обе стороны улицы со штандартами своих господ. Высшие офицеры короны сопровождали ее величество, а следом шли придворные и прочие знатные вельможи. В соборе королева публично воздала хвалу господу и повелела, чтобы в знак победы по всему королевству был объявлен пост в девятнадцатый день того же месяца».

Едва отшумели торжества, в Лондон пришло письмо от адмирала Говарда с донесением о состоянии моряков победоносного флота: «Большинство экипажей страдает от хворей и недугов, по нескольку человек умирает каждые сутки... Люди, пришедшие на корабль, заболевают на второй день и умирают на третий... Некому выбирать якоря».

Тиф, цингу, фурункулез, заражение крови, чесотку, вшивость, дизентерию — все эти напасти офицеры относили за счет «дурного пива». Пиво действительно прокисло.

Но условия жизни на кораблях королевского флота нельзя было назвать комфортабельными: «Не было ни капли воды для омовения лица; спать приходилось в той же одежде, так что она истлевала на теле. Мясо и овощи портились в три дня. Пищу готовили в котлах, кои промывались забортной водой. Мыло было неведомо. Трюмы очищали дымом и уксусом только в конце кампании. Больные лежали на соломе».

18 сентября Елизавета получила донесение от Дрейка: «Мы оставили испанскую Армаду столь далеко на севере, что она не сможет добраться ни до Шотландии, ни до Англии... Жестокая буря должна была причинить им немалый ущерб».

Незамедлительно последовал ответ повелительницы: «Приказываю уволить всех, отказаться от зафрахтованных судов и в кратчайший срок представить расходные книги со всеми ведомостями и расписками». Члены Совета не без труда убедили королеву, что опасность еще не миновала. Как писал Говард, Армада вполне могла оправиться в Норвегии, Дании, на Оркнейских островах и вернуться к месту встречи с Пармой. Изыскивая компромисс, лорд-казначей напомнил, что «можно сэкономить на жаловании убитых в бою или находящихся в лазарете и из этих денег платить оставшимся...». Но Джон Хоукинс, один из храбрейших капитанов, твердо ответил: «По всем законам и по справедливости жалованье погибших принадлежит их вдовам и детям».

Едва пришло известие, что Армада миновала Оркнейские острова, королева не пожелала ждать ни часа доле. Началась демобилизация флота. В Маргите, Дувре, Харидже и Рочестере оборванные, исхудавшие матросы просили милостыню на улице. Они спали прямо на мостовой или (после энергичного вмешательства Говарда) на нарах в бараках и портовых складах. «Сердце разрывается от печали при виде того, как бедствуют люди, столь храбро послужившие отечеству» (Говард).

Матросы не могли вернуться домой без жалованья, а у королевы не было денег расплатиться с ними... Адмирал флота роздал им все до последнего фартинга и даже заложил серебряную посуду из собственного дома. Нарушив все строгие приказы, он взял 3000 пистолей из казны Педро де Вальдеса, захваченной Дрейком. В письме лорд-казначею он восклицал: «Клянусь Иисусом, я отплачу своим морякам или же исчезну из этого мира!»

Казначей хладнокровно предложил адмиралу продать свое имение, чтобы вернуть взятое. Говард Эффингемский так и поступил. Заплатила ли ему полагающееся жалованье королева, осталось неведомым...

«Но где же де Лейва?»

Половина Армады сгинула безвозвратно, но что еще хуже — не вернулся Алонсо де Лейва со всеми отпрысками благороднейших фамилий Испании. В каждом замке ждали супруга, сына или племянника. Посыльные до рези в глазах вглядывались в пустой горизонт во всех портах Галисии, Астурии и Бискайи. К любому входившему судну кидались с вопросом: «Дон Алонсо? Где дон Алонсо?» Все отвечали, что потеряли из виду «Рату» после адского шторма, который длился сутки кряду.

То была памятная буря, разразившаяся 18 сентября и принесшая разрушения даже в глубине Ирландии. «Дул сильнейший ветер, коего мы не помнили уже давным-давно» (письмо Эдуарда Уайта).

Филипп пребывал в неведении, пока в Эскориал не доставили копию британского «Уведомления о потерях и несчастьях, приключившихся с испанским флотом у западного побережья Ирландии». На двенадцати страницах формата ин-кварто содержалось одно-единственное упоминание: взятый в плен матрос с «Сан-Хуана» Эммануель Фремозо показал на допросе: «На большой каракке плыл богатый и знатный итальянский принц, который угощал герцога и грандов на золотой посуде среди роскошной мебели. Каракка называется «Рата». Пленный не знает, куда двинулась сия каракка дальше».

Де Лейва потерял связь с Армадой на 58-й параллели. Треснувшая грот-мачта могла нести лишь половину парусов. Буря открыла все плохо залеченные раны. Сквозь пробоины в корпусе, кое-как залатанные паклей, и в разошедшиеся швы вливалась соленая вода. Экипаж с трудом откачивал ее, сменяясь на помпах днем и ночью. Алонсо де Лейва лично следил за раздачей продовольствия, и, хотя порции были урезаны, на «Рате» не голодали. Зато пресной воды оставалось в обрез. Кроме того, насчитывалось много больных.

Дон Алонсо справедливо решил, что в таком состоянии каракке не добраться до Испании. Он велел возвращаться к Ирландии, рассчитывая на помощь местных католиков. Ведь с ним плыли Морис Фицжеральд, сын «покойного архипредателя», как именовали его англичане (читай — «героя сопротивления». — Р. С.), несколько лоцманов-ирландцев и епископ Киллалы. Последний так и не увидел родимой земли: «он умер в сорока лье от берега».

17 сентября «Рата Энкоронада» вошла в бухту Блэксод на северной стороне острова Акилл (графство Майо). Там тело усопшего епископа было с «большой церемонией» положено в дубовый гроб и похоронено (показания пленного испанского солдата).

Главы ирландских кланов уже четыре столетия сопротивлялись английским захватчикам. Борьба началась в 1167 году, когда Генрих II начал колонизацию острова. В 1170 году пал Дублин, которому было суждено семь с половиной веков оставаться под властью англичан. С тех пор потянулась череда бесконечных войн, сотен заговоров и предательств, сотен нарушенных договоров и попранных соглашений, сотен восстаний и их кровавых умиротворений, сотен поражений и побед. Англичане занимали город за городом, владение за владением, изгоняя оттуда кельтов железом, огнем и постоянным голодом.

К моменту воцарения Тюдоров оккупанты твердо удерживали большую часть Лейнстера (юго-западная четверть острова) и контролировали западные его области. Север оставался свободным.

Генрих VIII стал главой самолично выдуманной им «государственной ирландской церкви» и провозгласил себя «королем Ирландии». Папа римский в 1555 году узаконил фиктивное королевство, признав королевой дочь Генриха Марию Тюдор.

Желая покрепче утвердиться на новом троне, Мария придумала для Ирландии множество титулов и соответствующих им владений, начала селить там английских и валлийских «плантаторов», которые просто-напросто изгоняли с земель законных хозяев.

Елизавета продолжила эту политику. Она конфисковала все стратегические в военном и хозяйственном отношении районы, отдав плодородные земли острова поселенцам-протестантам. Раны, нанесенные ею Ирландии, продолжают кровоточить и поныне...

Для управления делами нового королевства английские самодержцы отрядили в Ирландию лорд-наместника, ответственного непосредственно перед королевским Советом. В 1588 году эту должность занимал сэр Вильям Фицвильям. Старый и больной, он жестоко страдал от холода в своем дублинском замке.

С началом Английского похода Филиппа сэр Вильям понял, что над его владениями нависла опасность: Испания оставалась единственной и последней надеждой ирландских католиков. Те ждали прихода испанской армии, как ждут мессию.

Дублин полнился слухами. Лазутчики предупреждали, что часть Армады должна высадиться в Ирландии; другие говорили, что там будет зимовать весь флот, а по весне нападет на Англию... Положение лорд-наместника осложнялось тем, что длившееся двадцать лет восстание кельтских кланов было поддержано «старыми англичанами» — потомками первых колонистов, которым теперь угрожали новоприбывшие протестанты. Джеймс Фицморис встал во главе мятежа. Англичане разбили повстанцев. В 1583 году последние очаги восстания были потоплены в крови.

И вот теперь разнеслась молва: Морис Фицжеральд, сын главного мятежника Фицмориса, находится на борту Армады!

В середине сентября наместнику доложили, что «крупные корабли замечены у западного побережья Ирландии».

Посыльные, загоняя лошадей, приносили аналогичные вести из Догерти, с залива Донегал, из-под Арана, Слайго, Киллибегса, Клу, от устья Шаннона, практически со всего побережья. «Во всех поселках воцарился страх». Лорд-наместник потерял сон и покой. Неужели это Армада? Выходит, она не была потоплена и уничтожена в Ла-Манше? Или же это другой флот напал с тыла?

Паника охватила чиновников. В Карригфойле насчитали семь парусов — мэр Лимерика в ужасе написал в Совет, что на подходе семь эскадр. Двадцать четыре человека высадились в Трали — Фицвильям погнал в Лондон депешу о прибытии двадцати четырех галионов.

Губернатор провинции Коннот сэр Ричард Бингэм, старый вояка, сражавшийся по очереди на стороне англичан и против них, затребовал «пороха, свинца и фитилей». «По моему разумению, — продолжал он, — следует зачислить на службу бывших солдат из наших поселян, чтобы их не сманил неприятель». Бингэм знал, о чем говорил, по собственному опыту...

Между тем лорд-наместник сообщал Совету: «У нас нет ни людей, ни пороховых припасов для выполнения чрезвычайной службы, а во всем здешнем королевстве насчитывается лишь 750 пехотинцев и четыре всадника, которые не могут сесть в седло ввиду отсутствия лошадей» (письмо от 20 сентября). Королева тотчас распорядилась мобилизовать в Англии семьсот солдат и снарядить суда для их отправки.

Однако довольно скоро власти узнали, в каком состоянии прибывают «большие корабли». Оттуда на землю сходили шатающиеся полутрупы. Двадцать четыре человека в Трали покинули фрегат, сопровождавший Медину-Сидонию. Они упали на берегу на колени, прося пощады, обещая выкуп. Сэр Эдуард Денни приказал зарубить всех. «Страх и отсутствие войск не позволяли проявлять милосердие», — пишет британский историк Фрауд.

Рекальде бросил якорь перед Динглом. На борту альмиранты (адмиральского судна) оставалось «двадцать пять бочонков вина и ни капли воды; люди не могли есть соленую рыбу, настолько у них пересохло в горле». 15 сентября адмирал послал на берег баркас с восемью людьми, «способными держаться на ногах».

Уже один вид этих изможденных, оборванных людей с ввалившимися щеками говорил встретившим их местным католикам больше, нежели ужасный рассказ о судьбе испанского флота. Дело католицизма было проиграно... проиграно окончательно.

Вскоре после Рекальде к Динглу подошла «Нуестра Сеньора де ла Роса»; из семисот человек лишь двести были способны двигаться. Отдали последний якорь, но прилив оборвал канат и вынес галион на скалу. «Корпус разломился, и все люди до единого утонули» (судовой журнал Маркоса де Арамбуру, наблюдавшего за трагедией с палубы «Сан-Хуана Батисты», стоявшего неподалеку). Арамбуру ошибся: один человек спасся.

Семь испанских судов, вошедших в устье Шаннона 20 сентября, отправили шлюпки на берег за водой. Они подошли под белым флагом к Килрашу. В Килраше не было английских войск, но страх перед репрессиями, укоренившийся за четыре столетия убийств и пыток, возобладал над всеми другими чувствами. Местные власти воспретили испанцам пристать к берегу.

Дон Педро де Мендоса покинул свой полузатопленный корабль и выгрузился на острове Клэр с оружием и сундуками. Местный сквайр Довдарра О'Мэлли «убил все сто человек и завладел их немалой казной».

Самые немыслимые слухи ходили по Ирландии. Говорили, что Медина-Сидония потерпел крушение. Герцог Ормонд распорядился, чтобы его «под надлежащей охраной, но без кандалов», на его собственной лошади доставили в замок. Откуда-то передали, что найдено тело «утопшего Рекальде и убитого князя Асколи»...

Буря 18 сентября выбросила на берег три испанских корабля между Слайго и Баллишанноном. «Выехав из Слайго, я насчитал на расстоянии пяти миль тысячу сто человеческих тел, а жители меня уверили, что их не меньше и далее» (отчет Фентона). Сам престарелый Фицвильям отправился взглянуть на бухту, где разбились суда. «Я увидел там тысячу двести бездыханных тел. Я ехал верхом по пляжу, где грудами валялось дерево, из коего, по моему разумению, можно построить пять больших кораблей. Такое зрелище предстало мне впервые в жизни».

Видя, что опасность миновала, Фицвильям отписал королеве, чтобы та не затруднялась присылкой войск. «Поскольку господу было угодно, — добавлял он месяц спустя, — утопить бóльшую и лучшую часть неприятеля, я с помощью верных слуг вашего величества истреблю оставшихся в живых нечестивцев».

Лорд-наместник ошибался. Самые влиятельные главы кланов и ирландские князья оставались хозяевами своих владений. На географических картах тех времен их изображали гигантами в кольчугах, стоявшими на вершинах своих гор с топорами в руке. О'Рурке. О'Нилы, Макдонеллы оказывали помощь испанцам.

Первое крушение Алонсо де Лейвы

Войдя в бухту Блэксод, дон Алонсо послал на берег шлюпку с четырнадцатью солдатами под командованием Джованни Аванчини с наказом взять воды и договориться с жителями. Тамошние земли были владением Маквильямса, промышлявшего пиратством. Вскоре испанцы повстречали главаря одной из банд, Ричарда Бэрка по прозвищу Чертов Крюк или Чертов Сын, который раздел их до нитки и бросил в холодную.

Едва весть об этом дошла до О'Рурке, тот примчался на место, освободил узников и принес им свои извинения. Брайн О'Рурке, князь Брефни, был душой ирландского сопротивления на севере страны. Английский губернатор сэр Ричард Бингэм позже докладывал: «Некоторым испанцам сэр Брайн О'Рурке дал одежду, пищу и оружие» (письмо от 10 октября).

Но дон Алонсо ничего не знал об этом. Видя, что посланный патруль не возвращается, он отрядил на берег матросов с бочками. Они доставили на борт воду и пустую шлюпку Аванчини.

Назавтра, 18 сентября, разыгрался печально знаменитый шторм. «Рата» была переделана в боевой корабль из купеческой каракки. Этот тип судов не изменился с XV века, когда большие генуэзские каракки стали совершать регулярные плавания в ганзейские города. В высоких бортах каракки проделали тридцать пять орудийных портов и поставили в них самые тяжелые пушки, сыскавшиеся в Лиссабоне. Подобная плавучая крепость была неуязвима в ближнем бою, ее нельзя было взять на абордаж. Но в открытом море она плохо слушалась руля. Сильный ветер пригнал «Рату» к берегу, где она благополучно села на мель.

Английская система шпионажа, многократно проверенная на деле, функционировала бесперебойно. Уже 22 сентября Эдуард Уайт информировал своего брата, олдермена в Лимерике: «Огромный корабль выброшен на пляж возле Бэлли-Кроуи». (В письме неточность: «Рата» потерпела крушение возле Дуны.)

Когда буря утихла, дон Алонсо в полном порядке выгрузился со всеми людьми и имуществом. Он развел огонь из обломков судна, занял маленькую пустую крепость на берегу и там провел ночь, выставив караульную охрану.

...Четыре с половиной столетия спустя я в волнении прошел по его стопам. Бухту Блэксод я впервые увидел в июне. Небо было пронзительно-синим, трава — изумрудно зеленой. Такой выглядит Ирландия на цветных открытках: залив с золотым песком и кругло скатанной галькой в окружении свежих лугов, разделенных невысокой каменной оградой; повсюду овцы, благонравно щиплющие сочную траву.

Потом я побывал в тех местах в сентябре, а на следующий год — в октябре. Порывы ветра леденили спину. Точно так же было холодно дону Алонсо и его благородным сеньорам. Дождь хлестал, как при великом потопе. От пляжа, где закончила свои дни огромная каракка, я прошагал по осклизлой дороге до замка Дуна, от которого сохранились лишь часть стены и фундамент, приспособленный местным крестьянином под свинарник... Я долго простоял там, щупая шершавые камни — те же, которых касалась его ладонь.

Де Лейва не задержался в Дуне. Едва кончилась буря, как он заметил испанский корабль, шедший на север. Судно искало место для стоянки. Очевидно, на борту был кто-то из местных рыбаков, хорошо знавших побережье, потому что «Дукесса Санта-Ана» — это была она! — благополучно встала на якорь на безопасном расстоянии от скал. Гукор «Санта-Ана» водоизмещением 900 тонн, имевший 28 пушек, 280 солдат и 77 человек экипажа, входил в Андалузскую эскадру. Дон Алонсо сердечно обнялся с капитаном.

Единственные подробности содержатся в протоколе допроса одного из моряков «Дукессы», который мне удалось разыскать:

«Матрос Джеймс Макгарри, родом из графства Типперери, будучи доставлен к лорду-наместнику, сказал, что был силой посажен на фламандский гукор «Святая Анна» в Лиссабоне. После боев в Английском канале судно пристало к берегу Ирландии в месте, где они нашли большой неприятельский корабль «Рат» водоизмещением 1000 тонн или более. На нем находилось 700 человек. После гибели большого корабля дон Алонсо и его полк погрузились на «Святую Анну» со всеми ценностями, а именно серебром, одеждой, деньгами, драгоценностями, оружием и кирасами, бросив, однако, провиант, пушки и множество другого, чего гукор не мог взять».

Это «множество другого» привлекло алчные взоры Чертова Сына и его товарищей. Они тут же, как воронье, слетелись на бесхозное имущество. Иного мнения придерживался местный чиновник Джеральд Комерфорд: испанскому добру надлежало занять свое место в цейхгаузе и сундуках ее величества. Посему он выставил вокруг полуобгоревшего остова «Раты» вооруженную охрану. Увы! Уже 23 сентября ему пришлось сообщить своему начальнику Бингэму: «На корабле сохранились большие пушки, пороховые запасы, масло, вино и прочие вещи, которые оказались под водой. Не имея лодок, я не смог поднять ни одной вещи... Однако Джеймс Блейк, Ферри Мактиррел, Мойл Мори М'Ранилл [так], Маркус, Рой Мактириелл и Томас Бэрк Макнайб выудили с затопленного корабля полную лодку серебряной посуды, шитых золотом камзолов и т.п. Если вам удастся их задержать, прошу заковать их в железа, ибо они ослушались моего приказа и, пуще того, избили и ранили моих людей, что заслуживает примерного наказания...»

Но Бингэм был куда больше озабочен дальнейшими планами дона Алонсо. Вдруг тот надумает покорить провинцию? Полторы тысячи солдат вполне хватит для этого. К тому же к нему могли присоединиться мятежники, коих в стране всегда было в избытке... Он тотчас попросил лорд-наместника прислать «две роты пехотинцев, чтобы помешать врагу двигаться далее».

Гонец с письмом во весь опор помчался в Дублин, когда пришло уведомление от Комерфорда: «Корабль «Святая Анна» вышел в море со всеми людьми дона Алонсо».

Губернатор облегченно вздохнул...

В бухте Блэксод крестьяне показали мне точное место, где лежал на берегу остов большого корабля, приплывшего из самой Испании. Его постепенно заносил песок, но еще в 1900 году во время отлива здесь подбирали куски обшивки. А один старик рассказал мне, что в 1906 году он с мальчишками нашел резной бимс «из итальянского дерева».

Второе крушение Алонсо де Лейвы

При выходе из бухты «Дукесса Санта-Ана» была встречена крутой волной. Гукоры, наследницы средневековых парусников-нау, были транспортными судами малого водоизмещения, но большой вместимости, с закругленным носом и высокой кормой. Эти суда были тихоходны и маломаневренны. Два дня и две ночи «Дукесса» рыскала на траверзе мыса Эррис-Хед не в силах пробиться дальше из-за встречного ветра.

Ветер упрямо гнал корабль на север. Капитану все же удалось продвинуться немного восточнее и укрыться в маленькой бухточке Лафрос. Отдали якорь — и вовремя, потому что там их вновь застал шторм.

«На гукоре остался единственный якорь, и его канат начал рваться под напором сильного течения. Тогда судно подошло к утесу и спряталось за ним. Видя, сколь опасно пребывать здесь, дон Алонсо приказал выгружаться на берег с провизией, некоторыми огненными припасами и одной пушкой» (показания Хуана де Нова и Франсиско де Борха, двух матросов с «Тринидад Валенсера»).

Я проверил сообщенные в их рассказе факты на месте.

Де Лейва и его воинство, включавшее всех юных грандов, с амуницией и сундуками двинулись по песку в обход бухточки Лафрос. Брошенная «Дукесса Санта-Ана» затонула у них на глазах. (В прошлом веке, рассказывали мне жители, в солнечную погоду при спокойном море на дне бухты возле утеса можно было разглядеть лежащее на боку судно с мачтами. Но я не исключаю, что это — легенда.)

Они поднялись на дюны, и тут им открылось маленькое озеро Килтариш, посреди которого на скалистом островке возвышался замок. «Там они разбили лагерь и прожили неделю» (Джеймс Макгарри). Дон Алонсо отправил ирландского монаха брата Дороу к главе местного клана Максуини, который был вассалом О'Нила. Тот оказал испанцам радушный прием.

Лондон незамедлительно был извещен об этом: «Один корабль вошел в порт на землях Максуини, и названный Максуини дал им место в своем владении. Подобный исход весьма опасен. Есть основания полагать, что О'Рурке поступит так же».

Лорд-наместник стал готовить отряд для выступления на север. Его лазутчики, игравшие, как обычно, роль двойных агентов, уведомили об этом Максуини, а тот предупредил дона Алонсо. Хозяин предложил испанцам перезимовать в замке, где можно было выдержать осаду и дождаться, пока из Испании или Шотландии за ними не придет корабль. «Но дон Алонсо снял лагерь и двинулся за 19 миль к месту, где находился галеас, входивший в состав испанского флота» (лорд-наместник в письме королевскому Совету).

С испанской стороны Нова и Борха позже уточнили: «Им стало известно от одного ирландца, знавшего латынь, что галеас «Хирона» находится дальше по берегу, и они, бросив пушку, отправились туда, причем де Лейву несли в портшезе, ибо он был болен». Еще одна деталь всплыла на допросе Макгарри: «При высадке дон Алонсо был ранен рукоятью шпиля и не мог ни идти, ни ехать верхом, так что его несли четыре человека весь путь от лагеря до места, где стояла «Хирона», то есть 19 миль».

Галеас! Он был ниспослан самим провидением.

Итак, де Лейва отказался от приглашения гостеприимного ирландского хозяина и двинулся в путь. Пушку, о которой упоминали Нова и Борха, он оставил на месте. Я нашел ее в 1968 году. От деревянного станка, конечно, не осталось ничего, но ствол лежал в сорока шагах от развалин крепости. Это был чугунный фалькон с удлиненной казенной частью конической формы очень характерного для той эпохи вида. (Аналогичную пушку мы нашли потом на Бермудах возле корабля, затонувшего в 1595 году.) Пушка стреляла двухфунтовыми ядрами. Вес ствола был не меньше 400 килограммов. Я первым сфотографировал и описал ее. В мире до того не было зарегистрировано ни одной чугунной пушки Непобедимой Армады, хотя четыре с половиной столетия эта реликвия ржавела на том самом месте, где ее бросил де Лейва.

Любопытная деталь: едва я обнародовал этот факт в американском журнале «Национальная география», как пушку купил у местного крестьянина один шустрый коллекционер... и увез ее в неизвестном направлении.

Сидя в портшезе, дон Алонсо во главе своей маленькой армии продвигался вдоль берега через речушки и болота. Проводники, отряженные Максиуни, вывели его к бухте Киллибегс. Сегодня этим маршрутом идет шоссе под номером Т-72, но оно минует каменистые осыпи, где четверым носильщикам де Лейвы пришлось, должно быть, оступиться не однажды.

Третье крушение Алонсо де Лейвы

Бухта Киллибегс расположена на северной стороне залива Донегал, глубоко врезающегося в остров Ирландию. Испанские моряки хорошо знали ее: их рыбачьи и купеческие суда часто вставали здесь на якорь.

Испанские солдаты устроили де Лейве триумфальную встречу. Кроме неаполитанского галеаса «Хирона» сюда почти одновременно вошли еще два небольших судна. Одно село на камни, «немного не дойдя до бухты». Второе, грозившее вот-вот затонуть из-за многочисленных течей, было покинуто экипажем.

Под лучами неяркого ирландского солнца Киллибегс во многом сохранил и сегодня свое прежнее очарование. Свернув в сторону от современного мола, где причаливают рыбачьи баркасы, я добрел до старинной пристани, сложенной из больших камней. Море немного отступило, водоросли успели высохнуть и почернеть. Над головой жалобно кричали чайки — точно так же они кричали, кружась над палаткой де Лейвы много-много лет назад. Возле покинутой пристани из черной тины торчали деревянные обломки, обрывки канатов... А что, если?.. Нет, конечно, не те, что сверху, но в глубине?..

Плотники взяли дерево с потерпевших крушение судов и вытесали новый руль для «Хироны». Максуини помог им, дав несколько лодок и подвезя провиант из своих скудных запасов. Все это быстро долетело до ушей лорд-наместника: «Испанцы, жившие у Максуини, едят из его кладовых. Максуини опасается, что в его владениях наступит голод... Испанцы, нашедшие приют у Максуини, починили корабль». А Джеймс Макгарри позже показал: «Дон Алонсо вновь разбил лагерь на берегу и ждал со своим полком двенадцать или четырнадцать дней, пока не починили галеас. Ему неоднократно доносили, что лорд-наместник Фицвильям готовится выступить против него с войском».

Прошел уже почти месяц. Дон Алонсо по-прежнему находился на суше. Он размышлял. Что делать — укрепиться и зимовать? А если плыть, то в какую сторону и кого брать с собой?

Куда плыть? Пытаться взять курс на Испанию было бы чистым безумием. Штормовые ветры дули с запада, близилась зима, а судно в таком состоянии не выдержало бы двухнедельного плавания по бурному морю. Наскоро сделанный руль не вселял никаких надежд. Дон Алонсо решил плыть в противоположную сторону, огибая мыс Клэр. (Этот мыс был фикцией, испанцы ошибочно принимали его за крайнюю северную точку Ирландии, и под этим наименованием он фигурировал на их неточных картах.) «Дон Алонсо рассчитывал добраться до Шотландии, где его ждала подмога» (Нова и Борха).

Действительно, Западная Шотландия была оплотом католицизма, местное дворянство было тесно связано с Францией и герцогами Гизами. Но король Шотландии Яков VI во время всего похода Армады сохранял нейтралитет. Он вежливо выслушивал своих католических дворян, которым герцог Пармский в мае передал через графа Мортона и полковника Семпла 43.000 дукатов, с тем чтобы они в нужный момент двинулись в Англию. Столь же внимательно король принял в августе обещания Елизаветы: если останется в стороне, ему будет выплачиваться рента в 5000 фунтов ежегодно, подарено герцогство в Англии и обеспечено содержание гвардии в пятьдесят рыцарей, сто пехотинцев и сто всадников. К тому же, намекал посланник королевы лорд Бэргли, разве не Яков остается единственным преемником Елизаветы? Ее величество уже не первой молодости, выйти замуж она так и не пожелала, детей у нее нет...

Когда победа англичан была уже вне всяких сомнений, Яков заявил о своей преданности протестантскому делу. Однако обещание ренты, герцогства и гвардии сразу улетучилось из памяти Елизаветы.

Де Лейва знал, что сын Марии Стюарт — Яков был воспитан врагами матери в протестантской вере, за что она отреклась от него. Сын в свою очередь не пошевелил пальцем, когда ее обезглавили. Тем не менее в глубине души он остался католиком — по крайней мере об этом ходили упорные слухи в Испании, Франции и Ватикане. (Помощь, оказанная им уцелевшим испанцам, еще более укрепила это мнение.)

Итак, де Лейва решил плыть в Шотландию.

Но кого брать с собой? Нельзя было физически разместить экипажи пяти судов на одном галеасе. Тем не менее дон Алонсо остался тверд в своем решении. «Он посадил на борт около 1200 человек из своего полка, не считая людей знатного происхождения, и всех, кто мог оказаться полезен в дальнейшей службе. На самом же галеасе было 700 или 800 человек» (отчет лорд-наместника по результатам проведенного расследования).

Сэр Фицвильям ошибался в расчетах. На «Хироне» было 169 солдат, 120 моряков и 300 галерников, то есть в общей сложности 589 человек, а не 700–800. Цифра в 1200 человек тоже представляется завышенной. По официальной ведомости Счастливейшей Армады, на «Рате» находилось 419 человек и на «Дукессе» — 357. Еще сто человек составляли экипажи двух маленьких судов, потерянных в Киллибегсе. Если отсюда вычесть 10 процентов людей, погибших в боях, 10 процентов умерших от болезней (эпидемии не особенно затронули эти суда) и добавить примерно 350 пассажиров — слуг, лоцманов, ирландских католиков, монахов, цирюльников и т.д., то получится примерное число в полторы тысячи человек, находившихся в момент посадки в Киллибегсе. Из них де Лейва взял в плавание, судя по документам, 800, 1100, 1300, 1500 и даже 1800 (!) человек.

Кто же остался? Английские источники описывают «людей настолько голодных, что они отдавали крестьянам мушкетон за овцу»; «это был худой несчастный грек». Или же: «Никто из них не оказался испанцем». Джеймс Макгарри, взятый в плен в Кил-либегсе, очевидно, остался там добровольно, поскольку был родом из графства Типперери.

Скорее всего де Лейва не взял на борт иностранцев и пожертвовал безнадежно больными. Чтобы в точности ответить на вопрос, сколько людей он погрузил на «Хирону», надо найти письма, отправленные им из Киллибегса.

«Во время следствия (цитирую постскриптум доклада лорд-наместника от 10 января 1589 года. — Р. С.) я узнал, что дон Алонсо Мартинес де Лейва написал здесь два письма, которые отправил в Испанию с нарочными. В каком направлении отбыли эти последние, не установлено». Два письма? Одно предназначалось королю; другое, возможно, было адресовано семье.

Письмо королю так и не дошло, я не обнаружил даже его следов. Быть может, оно лежит затерянное в пыльной кипе неразобранных документов, сложенных на стеллажах в Национальном архиве в Симанкасе, или Академии истории в Мадриде, или бог весть где.

А письмо семье? Я не имел доступа к семейным архивам Мартинесов де Лейва, чья кастильская ветвь жива до сих пор, но я отдал бы месяц своей жизни, чтобы подержать его в руках.

Пока же я склонен считать (основываясь на показаниях уцелевших после третьего крушения), что на борту «Хироны» ранним утром 26 октября 1588 года бухту Киллибегс покинули тысяча триста человек.

Дон Алонсо, конечно, перегрузил галеас сверх всякой меры. Но был ли у него иной выход? «Перед отплытием он отдал Максуини дюжину бочонков хереса, а некому Маккэрроу — четыре бочонка». «Максуини и их вассалы получили от испанцев много мушкетов и мушкетонов» (чиновник Генри Дъюк). «Как только галеас отошел от берега, Максуини убил сорок человек из оставшихся» (донесение Ричарду Бингэму от 2 ноября). Надо думать, из экономии — не кормить же столько ртов до бесконечности! Вот что писал его сосед, некто Джон О'Догерти, жалуясь лорд-наместнику 3 ноября: «Максуини кормил у себя три тысячи испанцев (!), а теперь, когда они уплыли, он направил оставшихся на меня, и они грабят мои земли, потому что Максуини меня ненавидит».

Шли дни. Минула неделя, потом десять дней. Куда подевался галеас? Из Шотландии никаких вестей; в Дублине, в Лондоне, в Испании теряются в догадках.

Лишь 5 ноября в субботу поздно ночью в замок лорд-наместника доставили первые сведения. Милорда подняли с постели. Генри Дьюк писал: его «лазутчик, посланный на север», сообщил, что «26 октября означенная галера, вышедшая из известного порта со всеми испанцами, которых могла взять, направилась к Шетландским островам, но наскочила на скалы Бонбойс, где корабль затонул, а все люди погибли, за исключением пятерых, которые добрались до земли, и из них трое явились сегодня, 27-го числа сего месяца, в дом Сорли Боя Макдоннела, где и рассказали о крушении. Скала Бонбойс находится рядом с домом Сорли Боя».

Сорли Бой Макдоннел владел землями на северо-востоке Ольстера. Его предки-викинги бороздили побережье Ирландии, Шотландии и Норвегии. Сам Сорли Бой был известен как ярый враг англичан. И не без причины. Тринадцатью годами раньше во время карательного похода граф Эссекс с челядью убил жену Макдоннела и его младших детей. Дом, о котором писал Генри Дьюк, на самом деле был замком Дунлус, в котором жил старший сын Сорли Боя — Джеймс Макдоннел.

Не успел лорд-наместник снова лечь, как прибыло подтверждение: «Испанский корабль, стоявший у Максуини, был замечен на траверзе Дунлуса и погиб в бурю. На берег было вынесено 260 мертвых тел и несколько бочонков вина, которые Сорли Бой взял себе» (капитан Мерримен, 5 ноября). А де Лейва? О нем речи не было. Но ведь уцелело же пять человек, может, де Лейва среди них? Никакого подтверждения. Королевский Совет обеспокоен: если дон Алонсо жив, вся Ирландия в опасности.

Минул еще месяц, принося разноречивые слухи. Де Лейву «видели» то в одном, то в другом месте. В январе 1589 года в письме, доставленном из Франции в Эскориал, промелькнул лучик надежды. Посол Мендоса сообщал Филиппу: «Из Шотландии донесли, что дон Алонсо де Лейва высадился с 2000 человек в Ирландии, в провинции Макуин, и население встретило его ликованием» (27 декабря 1588 года). Так хотелось верить в это, но сообщение было двухмесячной давности... К тому же Филипп хорошо знал цену достоверным сведениям дона Бернардино де Мендосы. Тем не менее на полях этого послания он нацарапал: «Разыскать, что за провинция, и доложить».

По воле судьбы вечером того же дня 27 декабря, едва Мендоса отправил королю донесение, к нему явился флаг-штурман Армады Маролин де Хуан, оставленный в Кале. Он сказал, что накануне в Гавр вошли шотландские суда с тридцатью двумя испанскими солдатами и несколькими матросами Армады, потерпевшими крушение у берегов Ирландии.

Эти матросы были с венецианского корабля «Валенсера». Дон Алонсо де Лейва, сообщили они, на галеасе «Хирона» попал в сильную бурю, которая сломала руль и бросила судно в полночь на скалы... Из 1300 человек на борту лишь девятерым удалось спастись. Они и рассказали эту историю прибывшим сюда матросам. Матросы с «Валенсера» уже жили у Джеймса Макдоннела в замке Дунлус, когда случилась беда, и были первыми слушателями рассказа о третьем и последнем крушении «Хироны».

Печаль охватила старого, почти слепого посла, которого с презрением третировал французский двор с тех пор, как флот его повелителя был разбит. Он умолял Филиппа принять его отставку. И вот теперь именно ему пришлось сообщать трагическую весть королю: «Матрос, находившийся в замке, подле которого погиб дон Алонсо и 1300 его людей, узнал многих вынесенных мертвыми на берег. Из пояса одного из них он взял 300 дукатов».

Испания погрузилась в траур по дону Алонсо. Говорят также, что «Король оплакивал его смерть горше, чем потерю всего остального флота».

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЗОЛОТО ПОД ВОДОЙ

Я видел сотни кораблей погибших!

И потонувших тысячи людей,

Которых жадно пожирали рыбы;

И будто по всему морскому дну

Разбросаны и золотые слитки,

И груды жемчуга, и якоря,

Бесценные каменья и брильянты;

Засели камни в черепах, глазницах, —

Сверкают, издеваясь над глазами,

Что некогда здесь жили, обольщают

Морское тинистое дно, смеются

Над развалившимися костяками.

Шекспир. Ричард III

Останки под двумя звездочками

Году, кажется, в 1952-м мне в руки попали книги Ризберга. Этот американский автор весьма лихо нагнетал страсти, описывая немыслимые битвы с единорогами, спрутами и акулами, сторожившими «поглощенные морской пучиной сокровища». В конце произведения отважные герои неизменно привозили из экспедиций «в Южные моря» сундуки с дукатами и дублонами. Книги читались взахлеб. В последующих изданиях их иллюстрировали цветными фото (снятыми в океанариумах) «золотых слитков» из гипса и «доколумбовых золотых идолов» из папье-маше.

Я не верил ни одному слову Ризберга, но, закрыв последнюю страницу, вдруг понял, что не могу отделаться от прочитанного.

Мне только исполнилось восемнадцать лет, и я учился в Высшей школе политических наук и дипломатии в Брюсселе. Предметы, которые я штудировал там, были далеки от поисков затонувших кораблей. Но новая страсть захватила меня без остатка. Я всерьез увлекся подводной работой и историческими изысканиями. Отложив в сторону книги Ризберга, я заполнил первую карточку в своем досье. (Сейчас картотека занимает целую комнату.)

В 1954 году я впервые принял участие в охоте за сокровищами. Было это в Испании, в бухте Виго, в провинции Галисия. Мы искали галионы «Золотого флота», затонувшие здесь в 1702 году. В книге об этой экспедиции, которая вышла под названием «Золотые россыпи» и которую теперь нельзя перечитывать без улыбки, я писал: «Лишь коснувшись рукой борта галиона на дне бухты Виго, я понял, что такое подлинная страсть. Действительно, можно потратить все свои дни без остатка на поиски полусгнивших кусков дерева. И если бы меня спросили, где я хочу быть, я бы ответил — в Виго на галионе».

Прошу прощения у читателя за эту цитату из юношеского сочинения, но она предельно ясно обрисовывает тогдашнее мое состояние. Я оставил институт, а с ним и надежды на дипломатическое поприще. Два года неудач не отбили у меня охоты продолжать начатое. Я стал профессиональным водолазом.

В 1964 году, познав уже сладкий вкус побед, но куда больше горечь разочарований, я писал в предисловии к «Книге потерянных сокровищ»: «Окружающие дружным хором убеждали меня в неразумности принятого решения, в необходимости «делать карьеру». Но я видел, к чему ведет их опыт так называемой реальной жизни: он напрочь скрывал единственную живую реальность — море. Вместе с глотком воздуха, доходившим до меня с поверхности, я жадно вкушал на дне свободу, возможность жить без железной узды, пронзительное чувство настоящего дела».

Под этими строчками я был готов подписаться и в 1967 году, когда в Лондоне начал охоту за «Хироной». К тому времени подводный опыт сместил направление моих интересов в сторону археологии. Систематического образования я не получил, оставшись самоучкой, но богатая практика до некоторой степени компенсировала пробелы в теории. Сокровища «Хироны» обещали куда больше археологических радостей, чем материальных выгод.

Я исписывал кипы блокнотов, стараясь докопаться до истоков — собственноручных донесений, казначейских ведомостей, докладов и выводов комиссий, эдиктов королей, судебных приговоров, гравюр очевидцев и писем родным.

Я беседовал или состоял в переписке с большинством из ныне живущих искателей подводных сокровищ; мы проговаривали ночи напролет и обменивались посланиями такой толщины, что разорялись на почтовых марках. Впрочем, рано или поздно охотник за кладами все равно оказывается без гроша. Схему событий исчерпывающе изложил мой друг Жак-Ив Кусто:

«Не могу вообразить большей катастрофы для честного капитана, нежели открытие подводного клада. Для начала ему придется посвятить в дело свой экипаж и гарантировать каждому его долю. Взамен он, естественно, потребует от всех строжайшего молчания. Но после второго стакана, выпитого третьим марсовым в первом портовом кабачке, тайна станет известной всем. Едва капитан успеет поднять горсть монет с затонувшего испанского галиона, как наследники королей и конкистадоров извлекут из домашних сундуков полуистлевшие генеалогические древа, чтобы потребовать по суду свою долю, и немалую. Правительство страны, в чьих территориальных водах окажется находка, попробует наложить на нее эмбарго. И если в конце концов после долголетнего судебного крючкотворства несчастному капитану все же удастся привезти домой несколько пиастров, в него мертвой хваткой вцепится налоговый инспектор — и это уже до гробовой доски. Представьте теперь, как этот человек, потерявший друзей, репутацию и судно, будет проклинать разорившее его золото».

И все же мой выбор сделан...

Но почему именно «Хирона»? Потому что на карточке с надписью «Испания» в ящике «Эпоха Возрождения», раздел «Британские территориальные воды», это судно значилось под тремя звездочками в правом верхнем углу. Наивысшее число баллов по моей системе.

Впервые я услышал о «Хироне» в бухте Виго, когда в 1959 году мы отправились туда на шесть месяцев в третью по счету экспедицию, вооружившись на сей раз магнитометром. Джон Портер, возглавлявший группу, во время зимних штормов писал учебник для подводных археологов. Меня он попросил добавить кое-какие сведения из собственного опыта. Негнущейся от холода рукой (ветер врывался сквозь щели в окнах и чуть не резал ножом) я листал испещренную пометками рукопись, когда натолкнулся на историю «Хироны». Тотчас мне сделалось жарко: сражения, бури, пять экипажей из самых знатных, самых богатых, самых храбрых людей Армады, скучившиеся на одном судне со всеми своими сокровищами! Три крушения одно за другим! Тысяча триста человек погибших! Да это был просто сгусток трагедии, эпоса и истории, мимо которого никак нельзя было пройти равнодушно.

Джон Портер пытался предостеречь меня против колдовских чар «Хироны», цитируя Джозефа Конрада: «Если сокровище опутает ваш разум, вам от него не отделаться». Слишком поздно.

Я начал поиски в испанских архивах, но, увы, времени было в обрез. Потом продолжил работу в Королевской библиотеке в Брюсселе, где собрано множество испанских документов; затем в Париже, в Национальном архиве, где мне дали микрофильмы всей переписки посла Мендосы с королем Филиппом; наконец, в Голландии. В общей сложности у меня ушло не менее двухсот часов.

Выписки в папке «Армада. Общие сведения» пухли от раза к разу, но лист под заголовком «Хирона» оставался почти пустым. Точных указаний, могущих пригодиться в дальнейшем, набралось совсем чуть-чуть.

Тем временем профессиональные обязанности перенесли меня в Колумбию, где я работал около года, потом в Брюссель, где я отдыхал дома от переутомления; затем на два года по контракту я уехал в Америку. Там в районе Багамских островов мы испытывали водолазное снаряжение и установили рекорд пребывания под водой — двое суток жили и работали на глубине 132 метра. (Об этой экспедиции я рассказал в книге «Самые глубокие дни».) Оттуда самолет доставил меня в Лондон. На листе «Хирона», лежавшем в папке на дне чемодана, уже начали выцветать чернила...

В Англии мне предстояло заниматься подводной разведкой нефти в Северном море для компании «Оушн системз». Все складывалось как нельзя лучше. Если где-нибудь в мире и были документы или хотя бы клочок бумажки с записями о месте крушения «Хироны» в 1588 году, они должны были храниться в Лондоне.

Подводное бурение в северных широтах оказалось делом многотрудным и утомительным. Работы разворачивались во все более широких масштабах. Тем не менее каждую субботу и воскресенье я прилежно направлялся в библиотеку при Британском национальном морском музее или в хранилище исторических документов. За полтора года я провел там, по скромным подсчетам, шестьсот часов, и, думаю, за это время у меня перед глазами прошло все, что было когда-либо написано в Англии и Ирландии о затонувших судах испанского флота.

Так, мне удалось установить, что еще один корабль Армады — «Нуестра Сеньора де ла Роса» пошел ко дну около Блэскетса, юго-западной оконечности Эйре (Ирландии). Он тоже заслуживал свои три звездочки. Я открыл второй фронт исследований. Но затем, по зрелому размышлению, добавил «Хироне» еще одну звезду: ее «шансы» перевешивали.

Куда же подевалась «Хирона»? Она превратилась в какой-то мираж, ее судьба была затуманена пеленой. Чем больше сведений скапливалось в досье, тем больше я находил в них противоречий... Если только первоначальное мое предположение не было верным.

Его следовало проверить. Довольно бумаг, пора переходить к действиям. Да, но отправляться туда наобум бессмысленно. Нужен по крайней мере напарник, лодка, компрессор, акваланги и две машины для доставки всего этого груза. Мы условились с моим старым товарищем по подводным странствованиям — бельгийцем Марком Жасински попытать счастья вдвоем.

«Хирона» в архивах

— Прекрасно, — сказал Марк, когда я ввел его в курс дела. — Но почему ты думаешь, что галеас не пытались искать до нас?

— Пытались.

— Ну и? Нашли что-нибудь?

— Насколько мне известно, ничего. Но у них были смягчающие обстоятельства: они доверились историкам. Взгляни-ка, — я протянул Марку бумагу, — куда посылали ныряльщиков премудрые историки Армады...

— Погоди, давай сверим по морской карте.

— Пожалуйста. Вот северное побережье Ольстера, английской части Ирландии. Шесть графств в общей сложности. Смотри — вот замок Дунлус, перед ним два утеса и подводный риф. Рядом Порт-Баллинтре и бухта Бушмиллз, куда впадает река Буш. Береговая линия изрезана, сплошные скалы, гроты. Дамба гигантов, за ней...

— Дамба гигантов? Это что — приманка для туристов?

— Да, говорят очень красивое место. Там когда-то изливалась вулканическая лава, потом она застыла и образовала колонны в форме пчелиных сот, изъеденные ветрами и непогодой... А теперь смотри. Дальше к востоку опять бухточки, утесы, а рядом две точки в графстве Антрим. Видишь? Рядом бухточка... Да не эта, другая. Прочти-ка названия.

— Ого, — возбужденно заговорил Марк, — Спаньярд-Рок, Спаньярд-Кейв и Порт-на-Спанья. Это что же — Испанская скала, Испанская пещера и Испанский порт?!

— Совершенно верно. Но это еще не все, дорогой мой. Смотри — мыс Лакада. Явно неирландское имя. Похоже, что тут некогда вылез на берег продрогший до костей дон Хуан или дон Мигель Лакада...

— Бог ты мой! Значит, ларчик открывается где-то здесь?

— Вот именно. Все бы хорошо, но каждый автор дает свою версию. Кому верить?

Де Бавиа: «...шторм погубил их, но пятерым или шестерым матросам удалось достичь берега в месте впадения реки Бойз».

Хадфилл: «Галеас «Хирона» ударился о риф перед Дамбой гигантов и затонул при входе в бухту».

Харди: «Судно затонуло к западу от Дамбы гигантов у скалы Бун-Бойз».

Килфитер: «...к востоку от Дунлуса... в месте, которое зовется с тех пор Порт-на-Спанья».

— Лафтон: «...у Испанской скалы».

Миттингли: «...у Испанской пещеры».

Макки: «...ударился о подводный риф напротив замка Дунлус и затонул возле утеса, на котором воздвигнут сей печальный замок».

Фрауз: «Они разбились о безымянный риф».

Дуро: «Они наскочили на мыс».

Льюис: «...у рифа Банбойз».

— Что это за Банбойз?

— Он пишется по-разному — Бонбойс, Банбойз, Бун-Бойз. На картах XVI века, которые я изучил, река Буш называется Бойз, а в ирландско-английских морских лоциях я часто встречал слово «бан», обозначающее устье. Выходит, что скала Банбойз находится в месте впадения реки Буш. Видимо, та самая, что сегодня именуется Бушфут.

Марк с тяжелым вздохом возвратил мне пачку выписок.

— Н-да, с такими сведениями нечего лезть на дно. Конечно, для историков Армады точное место гибели «Хироны» — вещь не ахти какая важная. А нет ли записей местных краеведов?

— Есть. Я откопал доклад преподобного отца Грина, который тот представил в конце прошлого века Королевскому географическому обществу. Там упоминаются все испанские суда, затонувшие возле ирландских берегов. Отец Грин слыл первостатейным знатоком этого вопроса, и в общем его отчет крайне интересен. Но именно его данные направляли наших предшественников по ложному пути. Смотри, в тысяча восемьсот девяносто четвертом году он уже знал о существовании Порт-на-Спанья и Испанской скалы, а между тем пишет, упокой господь его душу: «Я не думаю, что эти названия как-то связаны с гибелью «Хироны», поскольку галеас затонул в устье реки Буш подле скал Банбойз...»

— А если божий человек прав?

— Не думаю. Он повторил лишь то, что говорили ирландцы лорд-наместнику. У меня есть своя теория, и я тебе ее изложу... Но пока посмотри еще один отчет специалиста прошлого века Хью Аллингема, члена Британской королевской академии. Он умудрился на двух с половиной страницах текста уместить одиннадцать взаимоисключающих предположений! Перепутал все три крушения де Лейвы, добавил несуществующие суда, словом, создал настоящий винегрет под авторским соусом.

— Так, — резюмировал Марк, — выходит, специалистов надо отмести. А что говорят свидетели?

— О, свидетели — это мечта. Но их нет. Не удалось сыскать ни одного очевидца. Поначалу я думал, что Сорли Бой, его сын или, на худой конец, писарь имения должны были оставить хоть пару строк об этом событии. Все-таки подобные вещи случались перед их домом не каждый век. Но — пусто, о крушении ни слова . Правда, у них были веские причины молчать... Тогда я обратился к испанским источникам, к показаниям спасшихся моряков.

— Сколько их было?

— В точности не знаю. Указывается то пять, то девять, то одиннадцать, то тринадцать человек, в зависимости от документа. К сожалению, личных свидетельств нет. Моряки с «Хироны» сообщили подробности своей одиссеи другим чудом спасшимся товарищам — с «Тринидад Валенсера». Встретились же испанцы в замке Дунлус у нашего общего друга Джеймса Макдоннела. Вот послушай:

«Хозяин принял их с щедростью и радушием, приказав отслужить благодарственный молебен за спасение их душ... Они жили у него двадцать дней. Потом он дал им лодку, и восемьдесят солдат с «Тринидада» отплыли на один из Шотландских островов, остальные же дожидались возвращения лодок. Тем временем губернатор Дублина прослышал о том, что сквайр Макдоннел приютил испанцев, и послал ему от имени королевы строгий приказ под страхом смерти и конфискации всего имущества не отправлять больше ни единого человека, а заковать их в железа. Хозяин ответил, что готов потерять все свое достояние, пустить по миру жену и детей, но не станет торговать христианской кровью, и, когда вернулись лодки, он посадил в них остальных спасенных». Губернатору же он ответил, что не ведает об испанцах. Те, мол, высадились у реки Бойз.

— Он мне нравится все больше, этот Макдоннел, — сказал Марк.

— Да, крепкой закалки мужчина. Но вернемся к «Хироне». За двадцать дней житья в замке спасшиеся могли рассказать во всех подробностях историю крушения галеаса матросам с «Тринидад Валенсера». Среди последних были двое — по имени Хуан де Нова и Франсиско де Борха. Когда эти парни кружным путем через Шотландию добрались наконец до Франции, то в Кале их допросил флаг-штурман Армады Маролин де Хуан. Свой отчет он отослал послу Испании в Париже дону Мендосе, который приложил его к письму королю Филиппу, датированному 21 января 1589 года. Из Эскориала эта бумага в конце концов попала в Национальный архив в Симанкасе, откуда ее и выудил твой покорный слуга.

— И там было указано место крушения?!

— Разумеется. Погоди, я процитирую... Вот: ««Хирона» разбилась в полночь, налетев на рифы».

— И все? Не густо... А кто-нибудь из уцелевших матросов «Хироны» попал в Испанию?

— Да. Есть показания одного бомбардира, который год прожил в Дунлусе и вернулся в Ла-Корунью.

— Ага! Ну он-то уж должен был знать, в каком месте они выбрались на берег или на каком утесе он просидел до утра, молясь о спасении?

— Должен. Но об этом в документе ни слова. Я перерыл все отчеты, посланные в Мадрид из Ирландии, Шотландии, Фландрии и Франции. Пустая порода. Подвожу итоги: есть только слухи и отдельные намеки, на основе которых я позволил себе кое-какие умозаключения...

— Например?

— Ну, самый существенный вывод, который напрашивается, следующий: коль скоро местные жители подобрали часть добра «Хироны», значит, галеас разбился о берег либо затонул на неглубоком месте, максимум десять метров. Можно сделать и другие выводы. Скажем, историк Дуро напечатал рассказ, к сожалению без ссылки на источник, в котором утверждается, что «Хирону» погубило течение. Дон Алонсо, говорится в нем, предупреждал лоцманов, что возле берега здесь идет сильное течение, но они не послушались его, и корабль разбился о рифы. Течение можно проверить на месте и выявить вероятную зону крушения. Это вывод номер два... Далее, в отчете Новы и Борха содержатся кое-какие сведения, но они, на мой взгляд, запутывают картину. Вот, прочти здесь... нет, с этого места:

«Когда они вошли между Испанским морем (это Атлантический океан) и островом Шотландия, подул ветер, который мог вернуть их к Испании. Лоцман сказал дону Алонсо, что можно добраться до дома за пять дней. Дон Алонсо ответил, что ветер может перемениться. И действительно, вскоре ветер погнал их к острову Иберния (Иберния — латинское наименование Ирландии). Они ударились о подводный риф, галеас раскололся на части, и более 1300 человек погибли».

— Остров Иберния великоват, — задумчиво протянул Марк. — Но если галеас ударился о подводный риф у северного берега, его можно отыскать на морской карте. Подводных рифов, в конечном счете, не так уж много.

— Правильно. Это подтверждает главный вывод: риф отстоит недалеко от берега, раз туда вынесло двести шестьдесят тел и бочки с вином. Но отчет двух испанцев путает мне все остальное, потому что, выходит, «Хирона» в момент крушения двигалась с востока на запад, а не с запада на восток. Что-то тут не клеится... Ведь де Лейва практически добрался до цели — будь это днем, он увидал бы острова у шотландского побережья.

— Ладно, отбросим эту версию. Ты сказал, что Джеймс Макдоннел подобрал кое-что на берегу. Ирландцы об этом молчат, но англичане где-нибудь упоминают?

— Да. Лорд-наместнику донесли о «нескольких бочках с вином» и «другом добре». Лорд был известен беззастенчивой жадностью. Он выпустил специальный указ, гласивший: «Все вещи, найденные в останках испанских кораблей, на уцелевших иностранцах и пленных, принадлежат ее величеству в качестве безымянного приза». По закону он обязан был сдать все в королевскую казну, но вряд ли от него можно было ожидать подобной самоотверженности. Короче, от Сорли Боя ему ничего не перепало. Но через некоторое время он сообщил в Лондон: «Имею сведения, что три исправные бронзовые пушки лежат на виду между скалами Банбойз, где затонул дон Алонсо, и их можно достать».

— Ага, значит, все-таки Банбойз, и неглубоко!

— Макдоннел выудил немалую добычу. Послушай-ка, что пишет Джордж Хилл: «На каждом испанском судне было по два кованых железных сундука». Но дальше, очевидно, его домысел, потому что один сундук якобы предназначался для золота, другой — для серебра. Короче, самое главное: «У Макдоннелов сохранились оба этих сундука». Жаль, Хилл нигде не ссылается на источники информации. Как бы то ни было, Джеймс Макдоннел собрал в результате крушения «Хироны» солидную сумму. В истории замка Дунлус я прочитал, что крепость была значительно расширена и перестроена после 1590 года. Джеймс даже возвел по обе стороны нового портала сторожевые вышки в шотландском стиле — для красоты. Откуда, ты думаешь, взялось это внезапное богатство в 1590 году?

— Ты полагаешь, он оставил что-нибудь и на нашу долю?

— Не знаю. Единственный способ проверить — это поехать и посмотреть, не лежит ли что...

— Где?

— В Порт-на-Спанья. Почему именно там? Во-первых, потому, что все наши предшественники искали галеас возле скал Банбойз. Но я уверен, что ирландцы водили всех за нос. Посуди сам: они тихонько выуживали из воды пушки, золото и серебро. Стали бы они открывать правду чужакам, и тем более англичанам, чей нрав они хорошо узнали за четыре века! Побережье кишело лазутчиками. Вот тебе пример — цитирую распоряжение лорд-наместника Ирландии местным чиновникам: «Поскольку флот испанцев с божьей помощью выброшен морем на берег в разных местах, немалые сокровища оказались разграблены крестьянами. Однако пушки, пороховые и прочие припасы, латы, оружие и иные вещи должны быть переданы в целости и сохранности казначеям ее величества. На сей случай вам надлежит установить охрану вокруг всех целых и разбитых кораблей, задержать и предать смерти всех испанцев, в каком бы количестве они ни находились, а также вести дознание о пропавших и сокрытых ценностях с пыткой огнем и железом». Подписано Фицвильямом в Дублине 2 октября 1588 года. Макдоннел был прекрасно осведомлен об этом приказе и вряд ли хотел попасть под дознание.

— Значит, ты считаешь, что, когда ирландцы указывали место гибели Банбойз, это была заведомая ложь?

— Уверен. Более того, хозяин Дунлуса, видимо, счел, что устье реки Буш слишком близко от подлинного места крушения. В декабре 1588 года он отослал наместнику реляцию, в которой решил окончательно запутать след. Вот что он писал: «Дон Алонсо де Лейва, получив отпор на суше, погрузился вновь на свой корабль и отплыл к Шотландии, где, как я слышал, потонул».

— Прекрасно! Все концы — в воду.

— Англичане, правда, не очень ему поверили. Но до поры до времени их внимание отвлекли корабли, выброшенные не у северных, а у западных берегов Ирландии. Начальник артиллерии сэр Джордж Кэрью летом следующего, 1589 года был отряжен туда для выуживания со дна пушек.

— Ну и как, успешно?

— Погоди... Куда задевалась эта карточка?.. Ага, вот! «У побережья Коннота он поднял три бронзовых орудия, хотя там находилось множество других... К следующему лету Кэрью велено подготовить ныряльщиков, лодки и прочие необходимые вещи».

— Интересно, что это могли быть за вещи? Водолазный колокол?

— Не только. В то время в ходу была уже богатая техника водолазных работ — особые крючья, подъемные тросы с затягивающимися петлями, тали, укрепленные на стрелах между двумя баркасами...

— Но тебе не кажется странным, Робер, что англичане так просто отказались от «Хироны»? Для них ведь это тоже была находка под тремя звездочками.

— Несомненно! Лорд-наместник посылал к Банбойзу Джорджа Кэрью, но тот не поехал туда. И знаешь почему?

— Нет, откуда...

— Потому что начальник артиллерии был влюблен!

— Влюблен?

— Да, его оторвали от молодой жены в разгар медового месяца. Естественно, что ему было плевать на пушки «Хироны». В июне — июле он скрепя сердце надзирал за работами на западном побережье, но уже в августе вернулся под крылышко леди Кэрью. Тут его застал приказ вновь отправляться в Ольстер. Лорд-наместник сообщал, что в помощь Кэрью выделен корабль «Попинджей» под командованием капитана Торнтона. Но, к счастью для Кэрью и для нас, Торнтон не явился в срок. Прошел август и сентябрь, сезон кончился. Кэрью, надо думать, был рад-радешенек. Он был готов послать к черту не только пушки, но и весь испанский флот, лишь бы остаться подольше со своей суженой. Он написал лорд-наместнику, что, по его сведениям, к Сорли Бою успел приехать некий шотландский капитан, который достал пушки «Хироны» и они установлены на стенах замка. Добыча уплыла. И — слушай самое главное. Кэрью добавляет: «В бухте Дунлуса больше ничего нет».

— Интересно... Значит, «Хироной» по-настоящему не занимались?

— Конечно! У меня есть еще один довод в пользу Порт-на-Спанья. Я просмотрел с десяток карт Ирландии шестнадцатого века. Единственными пунктами в районе между Портрушем и островом Ратлин обозначены замок Дунлус и река Бойз. А это значит, что только их могли указывать в качестве ориентиров чиновники и лазутчики в своих донесениях. Дорог на побережье не было, сплошные скалы и обрывы, так что, если ирландцы и захотели бы сказать правду, они не смогли бы в точности указать место. Вот и выходило: «возле реки Бойз» или «возле Дунлуса»... Основная ошибка историков и тех, кто пытался до нас разыскивать сокровища «Хироны», заключалась в том, что они слишком буквально воспринимали эти названия. Не задумываясь, ныряли они под стенами Дунлуса или в устье Буша. Когда же в 1904 году сюда явились топографы для составления первой подробной карты побережья, местным жителям уже не было смысла скрывать правду. Добрых пятнадцать поколений отцы передавали детям местные названия, и те отвечали: «Вот это место, любезный господин, зовется Испанский порт, а это — Испанская скала»... Помнишь, как Шлиман нашел Трою? Он доверился местным традиционным названиям. Я тоже убедился, что старые рыбаки оказываются правы вопреки официальным гидрографическим картам.

1967 год. Мы нашли ее!

Июнь 1967 года. Выехав из Лондона на рассвете, мы через сутки в полдень остановили машины на побережье Атлантики. Штормит. В Лондоне начало моросить, на полпути к Шотландии дождь вошел в полную силу, в Шотландии лило как из ведра, в Ирландском море поливало, как из шланга, а в самой Ирландии уже просто разверзлись хляби небесные.

Марк раскрыл было зонтик и попытался высунуть нос из машины, но ветер с силой захлопнул дверцу. О выходе в море не может быть и речи. Согнувшись пополам, мы с трудом добрели до Дамбы гигантов. Судя по количеству заколоченных палаток с сувенирами, в погожие дни здесь не протолкнуться от туристов.

Дальше вдоль берега вилась овечья тропа. Мы шли по ней довольно долго.

Порт-на-Спанья — Испанский порт — являл собой неземное зрелище. Отвесные скалы обрывались вниз на сто двадцать метров, образуя почти ровный полукруг, где адски завывал ветер. Вровень с краями парили морские птицы, и эхо многоголосьем повторяло их клекот. Скалы совершенно черные, лишь кое-где проглядывали пятна красноватой земли, по которой вилась тропа; на зеленых выступах паслись белые овцы-акробаты.

Рухнувшие глыбы, напоминавшие противотанковые надолбы, образовали внизу подобие пляжа. Зеленое море демонстрировало свое всемогущество, обрушиваясь мириадами брызг на мыс Лакада. Хлопья желтой пены кружились в воздухе, словно бабочки у входа в Испанскую пещеру.

Мы молчали. Дикое место самой природой было уготовлено для трагедии. Здесь витал дух смерти. Я нашел, что природа перебарщивает — слишком уж отдавало кинематографом. Перед глазами возник силуэт корабля с затейливыми башенками, который волны гонят на скалы. Борта его раскалываются, и оттуда в воду сыплются люди, море подхватывает их, треплет, как кукол...

После долгой паузы Марк повернулся ко мне:

— Что может остаться от судна после четырехсот лет подобного буйства?

— Порошок...

На обратном пути мы зашли в паб выпить по кружке пива. Марк купил за шиллинг и три пенса тоненькую брошюрку о Дамбе гигантов. Полистав ее, он вдруг разразился хохотом:

— Дорогой Шерлок Холмс! Зачем было тратить свою юность на сидение в архивах?! Сколько ты там провел — шестьсот часов или восемьсот? А ларчик открывался просто. Вот, послушай-ка, пригодится на будущее: «В 1588 году галеас «Хирона» наскочил на риф возле Дамбы гигантов, и с тех пор это место носит наименование «Испанский порт»». Что скажете, коллега?

— Голубчик мой, если бы я прочел это в брошюре за шиллинг и три пенса, я поступил бы как все — пожал плечами и двинул дальше.

На следующий день ветер был «порывистый до шквалистого», как оповестило местное радио.

За исключением Портруша, здесь на всем побережье нет порта в подлинном смысле слова. Есть крохотные бухточки, куда рыбаки входят, виляя, как на слаломе, между скалами, а если море расходится не на шутку, втягивают свои баркасы лебедкой по деревянному слипу в безопасное место на берегу. Мы обследовали эти бухты с картой в руке и в конце концов остановились на Порт-Баллинтре. В этой деревне и будет наша база.

Дождавшись затишья, мы достали снаряжение. Для первой разведки решено было взять надувную лодку с подвесным мотором, четыре двухбаллонных акваланга и небольшой компрессор. Вместе с гидрокостюмами и фотокамерами все это умещалось в двух легковых машинах.

Море, по-прежнему недовольное, не сулило приятной прогулки, но мы тем не менее надули лодку и решили взглянуть на замок Дунлус. Сэр Джон Перрот, бывший лорд-наместником в 1584 году, оставил такое описание: «Замок Дунлус — самое неприступное место в королевстве. Он воздвигнут на утесе, нависающем над морем, и отделен от суши глубоким природным рвом, через который переброшен узкий мост».

Таков он и был, этот сказочный замок, повисший, словно гнездо морского орла, на крутой скале. Первые жители обитали в здешних пещерах, которые мы посетили. В XIII веке здесь построили крепость, которой позже завладел клан Маккилланов. Семейство Макдоннелов попыталось отбить Дунлус вначале хитростью, потом кровью. Клан Маккилланов был истреблен почти целиком в битве на мосту. Правда, оставались еще другие родственники. В знак примирения Макдоннелы пригласили их на пир. Там было сказано много слов, а выпито еще больше. Для того чтобы сплотиться теснее, рядом с каждым Маккилланом сел кто-то из Макдоннелов. Под конец пиршества вышли барды в белых туниках и запели, пощипывая струны арф. И тут по сигналу каждый Макдоннел вонзил кинжал в сердце своего соседа Маккиллана. Замок перешел к ним.

В 1584 году сэр Джон Перрот явился сюда с войском и именем английской королевы изгнал Макдоннелов, оставив в замке гарнизон под началом коннетабля. Едва войско удалилось, как Сорли Бой Макдоннел приступом взял крепость и повесил английского коннетабля на самой высокой стене. Сорли Бой оставил в замке своего сына Джеймса, который и жил там в 1588 году...

Сквозь провалы окон виднелось море. Точно так же четыреста лет назад Джеймс смотрел вслед уплывавшим в Шотландию лодкам с испанцами. В руинах Дунлуса и соседней церкви витали души людей, которых, казалось, я знал совсем близко. Да и потом, разве новый портал и две башенки не были построены Джеймсом Макдоннелом на «мои» деньги?

Старая Дунлусская церковь отстояла в 200 метрах от замка. Спасшиеся с «Хироны» матросы молились там с семьей Джеймса, вознося хвалу господу за чудесное избавление. Теперь от церкви остались лишь четыре заросшие диким вереском стены. Могилы вокруг тонули в густой траве. Мы облазили их по очереди, камень за камнем, ибо по кельтской традиции выброшенные на берег тела требовалось хоронить по-христиански. Но как было перетащить сюда сотни трупов! И потом — крохотное замковое кладбище не смогло бы вместить испанцев, плывших на «Хироне».

Их следы не нашлись. Самая старая могила была датирована 1630 годом. Были еще камни со стертыми надписями, но, по всей видимости, дона Алонсо и его товарищей погребли под обрывом, прямо в Порт-на-Спанья, между каменистыми осыпями.

27 июня чуть распогодилось, солнце несколько раз выглянуло из-за туч. Пейзаж сразу преобразился, возникли краски, защебетали птицы. Все живое встрепенулось. Мы тоже.

Рыбаки качали головой, щурясь на нашу нелепую лодку, которая смело двинулась в открытое море, переваливаясь через гребни крутой волны. Марк взял курс на «одномильный камень», видневшийся на противоположном берегу бухты Бушмиллз. Оттуда начинался обрыв, врезавшийся полукругом в берег до Испанской скалы. На самом верху ее природа воздвигла колонны из застывшей лавы — памятник трагическим событиям, случившимся здесь.

Здесь ли?

С моря Порт-на-Спанья выглядел еще мрачнее, чем с суши. Не дай бог, испортится мотор — волна понесет наше утлое суденышко на скалы, вздымавшиеся до небес. Страшные видения пронеслись в голове. Тысяча триста человек погибших! Это место достойно Данте и Шекспира.

Прокричав ветру: «Оставь надежду, всяк сюда нырявший», Марк отдал якорь возле двух скалистых рифов посреди Порт-на-Спанья.

— Интересно, гидрокостюм смягчает удары? — полюбопытствовал я, облачаясь в водолазные доспехи. — Если меня шарахнет о рифы, я смогу это оценить по достоинству.

Когда уже в ластах, маске, перчатках, с баллонами за спиной и грузом на поясе я приготовился плюхнуться спиной в воду, Марк принялся с надрывом декламировать, распугивая чаек:

Я видел сотни кораблей погибших!

И потонувших тысячи людей,

Которых жадно пожирали рыбы...

Звук исчез, только когда я скрылся под водой. Холод обжег лицо, перехватил дыхание, медленно пополз по ногам. Я определил по компасу свой курс и двинулся в сторону берега. Все серо, все зелено, все буро. Течение тянет со скоростью один узел к западу. Я цепляюсь за хохолок ламинарии, прилепившейся к базальтовому выступу, и останавливаюсь, чтобы немного привыкнуть к стуже. Заодно надо привести в порядок кое-какие мысли.

Если Порт-на-Спанья первым получил свое испанское наименование, то затем по сходству были названы соседние скала и пещера. Значит, можно предположить, что «Хирона» находится в бухте. Если же первым была окрещена скала, то следует искать там.

Решаю начать с Испанского порта. Эти два рифа, исчезающие под водой во время прилива, являются форменной ловушкой для кораблей.

По компасу выхожу к подножию «камушков». Взбаламученный штормом ил еще не осел, в четырех метрах в этом гороховом пюре ничего не разглядеть. Покружил возле одного, возле другого камня. Ничего. Дно представляет хаотическое нагромождение осколков. Прохожу по компасу несколько раз параллельными курсами к югу. Ничего. Поворачиваю на юго-восток к мысу Лакада. Двигаю ластами еле-еле, пяля глаза на дно, словно водитель в густом тумане. Водоросли кивают хохолками: ищи-ищи, дураков хватает.

Не надо принимать шекспировские строки в качестве путеводителя, отправляясь на поиски затонувших сокровищ четырехсотлетней давности. Иначе, выискивая глазами груды жемчуга и бесценные каменья в пустых глазницах черепов, можно пройти, не заметив, мимо рыжего кругляша. А ведь это пушечное ядро, все в наростах, проржавевшее, изъязвленное, но настоящее.

Останавливаюсь, переворачиваю пару камней, ковыряю песок. Пусто. Стрелка глубиномера медленно поднимается от десяти метров к семи.

Внезапно дорогу преграждает крутой выступ. Что это? Ах, да, начинается мыс Лакада. Ладно, повернем на север и обогнем его. От скалы ведет довольно широкая платформа. Там на краю что-то белеет. Приближаюсь. Хо-хо, да это свинцовая чушка!

В памяти замелькали читаные фразы. Где это было? Ну, конечно, под голубым куполом библиотеки Британского музея. Некто по фамилии Бойл писал в конце XVIII века, что он нашел в заливе Донегал останки другого корабля Армады. Вместе с «другими молодыми людьми, опытными пловцами и отменными ныряльщиками» он поднял кроме горстки золотых монет и нескольких бронзовых пушек кусок свинца, который, как он полагал, служил балластом — «длиною в один ярд, треугольного сечения, заостренный к концам и с утолщением к середине».

Это было точное описание моей находки. Упираюсь ногами в платформу и с трудом переворачиваю чушку: на верхней стороне едва заметно проступают контуры пяти иерусалимских крестов — типичное испанское клеймо. Неужели нашел?

Закрываю глаза и чувствую, как углы застывшего от холода рта расплываются в улыбке. Радость моя похожа на успокоение; она медленно охватывает душу, согревая ее теплой волной. Это даже не радость, а облегчение: тяжкий груз свалился с плеч...

Что ж, первый раунд за нами. Начнем второй.

Я скольжу по длинному коридору, который прямехонько выводит меня к толстому серо-зеленому цилиндру. Бронзовая пушка. Она лежит поперек прохода, наполовину замытая галькой. Осторожно ощупываю дуло. Калибр? Четыре дюйма, подходяще.

В окрестностях пусто, но я замечаю, что подводная платформа от мыса Лакада наклонно спускается. Если судно разбилось здесь, все содержимое со временем непременно должно было скатиться вниз. Попробуем проследить.

Спускаюсь совсем немного и тут же вижу застрявшую в расселине вторую пушку, поменьше. Странная форма казенной части — что бы это могло быть?

Я гляжу на нее как зачарованный: ни один музей в мире не может похвастаться даже самой маленькой пушчонкой Армады, самым крохотным ядром. Да что говорить, даже гвоздем!

А вот и пороховницы — одна, две, нет, четыре, пять. Они покрыты коркой окиси меди. А где же остальные пушки? Возможно, их успел выудить расторопный Сорли Бой. Кругом валяются свинцовые чушки, не меньше дюжины, и толстые квадратной формы бруски. Все верно, они фигурируют в описи, составленной при отплытии Армады из Лиссабона. Вот следы квадратных дырок для гвоздей. Гвозди были железные, от них ничего не осталось.

Бесформенные глыбы вросли в скалы, заполнили расщелины. Вокруг рассыпаны ржавые ядра, вернее, то, что от них оставила эрозия. Между камнями поднимаю медную монетку.

Для первого дня достаточно, надо возвращаться. Когда я выныриваю возле лодки, рот у меня расползается в такой улыбке, что выпадает загубник.

— Нашел, — прохрипел я.

Но Марк и так уже все понял.

Триста восемьдесят лет спустя

Утром ветер поднялся раньше нас. Задув с юга, когда мы ели овсянку, он повернул на юго-запад, когда мы одевались, и на юго-юго-запад, когда лодка вышла из порта. Минут десять море угощало нас аттракционом «русские горки» , катая с гребня на гребень и щедро вливая в посудину воду. Покидая порт, мы уже набрали ее с полфута и вычерпывали в четыре руки. Н-да, пожалуй, сегодня не придется играть в подводных сыщиков.

Последующие три дня шторм не унимался. Ветер дул с такой силой, что баранам было впору опасаться за свои рога — как бы они не слетели.

Нетерпение снедало нас, поэтому решено было прогуляться в Порт-на-Спанья пешком по карнизу. Из нор повылезали дикие кролики, они прыскали из-под ног и с завидной ловкостью мчались вниз. От нас спуск потребовал куда более сложной эквилибристики.

Вот оно, место, куда волны выбросили тела испанцев. Сейчас море накидало здесь обломки ящиков, рыбачьи поплавки и прочий мусор. Вся поверхность бухты бугрилась белыми барашками. Между камнями белели кости. Потонувших? Нет, сорвавшихся со скал овец.

1 июля волнение улеглось. Мы сразу же ныряем.

Пушка, обнаруженная мной, почти полностью обнажилась за время волнения. Зато по соседству море намело груду камней. Я показал пушку Марку, тот сделал несколько снимков, после чего мы отправились к чушкам. Марк начал выискивать точку для съемки, а я подобрал серый плоский голыш. «До чего ровный, — глубокомысленно подумал я, — издали запросто можно принять за серебряную монету в пол-эскудо».

Полюбовавшись камнем, я переворачиваю его и вижу, что это серебряная монета. В пол-эскудо. Боже мой! Вот иерусалимский крест, он почти стерт, но разглядеть можно. Руки мои начинают сами собой жестикулировать. Я сую монету под нос Марку. Глаза его округляются за стеклом маски. Уверен, что он подумал: «Робер спятил, хватает со дна голыши». Я показываю ему крест.

Марк церемонно делает реверанс и пожимает мне руку, что-то бормоча в загубник.

А рядом у входа в пещеру лежит еще одна монета, словно ожидая, когда мы ее поднимем.

Пора менять баллоны. В лодке мы еще раз как следует рассматриваем находки. Да, это испанские монеты «хорошего» периода, как и пушки. Солидный запас свинца и количество рассыпавшихся ядер показывают, что в этом месте разбился военный корабль. Из числа входивших в Армаду? Если так, то, согласно документам, кроме «Хироны», ни одно испанское судно не потерпело крушения у северных берегов Ольстера. Правда, документам особенно доверять не приходилось, уж мы-то это хорошо знаем.

Тот факт, что наполовину замытая галькой пушка обнажилась за три дня, показывает силу здешних штормов, причем настоящей бури, той, что ворочает тяжелые камни, мы еще не видели. За триста восемьдесят лет подводная география должна была смениться бессчетное число раз, и крупные обломки, по всей видимости, оказались под слоем донных осадков на скальном дне. Без раскопок тут не обойтись.

Решаю начать раскопки возле первой свинцовой чушки. Отгребаю несколько камней и наталкиваюсь на пушечное ядро. Оно покрыто коркой коричневой накипи из окиси железа и известковых частиц — типичная картина, которую обнаруживаешь под водой. Рою дальше... Новые ядра, потом — стоп! — серебряная монета в прекрасном состоянии, отчетливо виден испанский герб. Большое «Т», а рядом маленькое «о». Отчеканена в Толедо.

Опускаю ее в перчатку, гляжу в выемку... и пульс у меня учащается... Невозможно поверить! Снимаю перчатку — рука не чувствует стужи. Между камешками тускло поблескивает золотое кольцо. После двенадцати лет комических усилий, двенадцати лет каторжных трудов я держу золото под водой.

Ладно, хватит рассусоливать. Оп! Кольцо отправляется в перчатку. Продолжим таможенный досмотр. Так, это свинцовые полосы внутренней обшивки корпуса, а вот сердечко из зеленого мрамора, рассеченное по всей длине — что еще за чудеса? Ага, опять золото: шесть нанизанных друг на друга тончайших звеньев в форме плоских восьмерок — кусочек цепи. Где же остальная часть? Придется копать глубже, возможно, до самого дна. Жаль, нет никаких инструментов, да и воздух тоже кончается.

Марк тем временем разведал подножие Испанской скалы и выемку возле Испанской пещеры. Там пусто. Он сказал, что дно изъедено морской эрозией — сплошные адские сковороды, кастрюли и котлы, настоящий учебник для геологов. Немного дальше, возле мыса Лакада, он обнаружил якорь — «в размахе лап распятый Жасински плюс еще фут». Якорь весь оброс водорослями и ракушками. «Менее цепкий глаз не обратил бы на него внимания», — скромно заключил Марк.

Что делать дальше?

Вечером у камина мы намечаем стратегический план. Вдвоем, без серьезного снаряжения нечего и думать осваивать такую находку. Уже обнаружены две пушки, но их, должно быть, не меньше полусотни. Монеты валяются буквально под ногами, так что квалифицированные раскопки обещают богатый урожай. Коль скоро найдены серебряные монеты, то должны быть и золотые. В обеих Америках при Филиппе добывали десять фунтов серебра на один фунт золота; примерно в такой же пропорции монеты ходили в обращении. Выходит, после каждых десяти серебряных монет мы обязаны подбирать золотое эскудо... предварительно перелопатив под водой 300–400 кубических метров гальки, песка и камней. И не просто откинув их в сторону, а просеяв и перещупав поодиночке. Надо сдвинуть горы, откатить в сторону валуны величиной от тыквы до кареты... Два года работы как минимум для хорошей группы профессиональных аквалангистов.

Это была первая находка корабля Армады со времен Бойла. Но мистер Бойл расплавил «отличной работы и затейливо украшенные бронзовые пушки, разогревая их на большом огне, дабы они легче обламывались» (этот способ подсказал ему какой-нибудь бродячий лудильщик), а затем продал «три воза бронзы по четыре с половиной пенса за фунт». Золотые монеты, которые ему достались, таинственным образом исчезли, но, надо полагать, оборотистый Бойл нашел им применение. В местных анналах сохранились сведения, что дела семьи Бойл с тех пор здорово пошли в гору — очевидно, не без помощи испанских находок.

Мои намерения совершенно иные. Мне важно, чтобы раскопки на месте крушения «Хироны» (если только это она!) были начаты по-научному. А наука не терпит импровизации.

Итак, у нас сегодня 1 июля. Обоих нас ждут обязательства на основной работе. Не успеем оглянуться, как придет осень. Значит, остается одно: ждать.

Решаем вернуться сюда на следующий год во всеоружии. А пока самое важное — сохранить дело в тайне, ибо в Великобритании не существует законов, охраняющих право на находку в отсутствие археолога. Можно только молиться Нептуну каждый день утром и вечером, чтобы другие ныряльщики не напали на след.

«Суров закон, но это закон». Поэтому перед отъездом мы скрепя сердце кладем на дно выуженные крохи. Ничего не брать без выправленного по всем правилам разрешения — непреложный принцип археолога.

Останки под тремя звездочками

По возвращении в Лондон, однако, меня стали обуревать сомнения. «Хирона», конечно, заслужила свои звездочки. Но ведь кроме нее и другие суда Армады нашли свою смерть у берегов Ирландии. В частности, «Нуестра Сеньора де ла Роса»; ее карточка, правда, помечена только двумя звездочками, но она достойна самого пристального внимания, верно?

В сентябре мы с Марком отправились на разведку. Кроме упомянутого легкого снаряжения я прихватил еще магнитометр. Этот простой в обращении прибор регистрирует наличие металлических предметов большой массы — скажем, двадцать — тридцать пушек, пару якорей или несколько тонн железных ядер.

Судя по документам, «Нуестра Сеньора де ла Роса» затонула где-то между островами Блэскетс и побережьем графства Керри на юго-западной оконечности Ирландии.

Пять дней мы провели в первом «подозрительном» месте. Ничего. К следующим точкам ирландского побережья добраться оказалось куда сложнее, чем ползая карандашом по карте.

Дата — 23 сентября. Баллоны аквалангов наполнены, моторы стучат, наши сердца тоже. Солнце светит, на море полный штиль.

Марк сидит на руле и охает от восторга: — Ты погляди, какой пейзаж! Нет, ты только погляди! — Потом вдруг без перехода: — Слушай, а почему ты дал ей только две звезды?

— Потому что о месте крушения «Росы» нет точных данных. А по всем другим статьям это три звездочки плюс три восклицательных знака. «Роса» была «альмиранта» — адмиральский корабль Гипускоанской эскадры.

— Ну и что?

— А то, что золото короля Филиппа было распределено по всем эскадрам и находилось на «альмирантах» и «капитанах» (флагманах). Только там ехали контадоры, специальные чиновники, имевшие право выдавать королевское золото в уплату жалованья или за покупки. Причем для этого требовалось письменное распоряжение герцога или командующего эскадрой. Точное количество золота неизвестно. Медине-Сидонии было выдано из казны двести тысяч дукатов. Денежные расчеты фигурируют во всей его переписке с королем, и я проследил за расходами. В конце концов осталось не так уж много. Это с одной стороны. С другой — главный контадор Армады Хуан де ла Уэрта показал под присягой, что погрузил в Лиссабоне на корабли 430.690.000 мараведи. Возможно, то была плата будущей армии вторжения, наемникам и всем прочим. Не знаю, откуда взялась такая сумма.

— А сколько составляют эти твои мараведи?

— Чтобы быть точным — 1.150.240 дукатов. Правда, кое-что потратили в Ла-Корунье. Но остальное должно было находиться на «капитанах» и «альмирантах».

— Но, Робер, ведь «Хирона» не была ни «капитаной», ни «альмирантой».

— Нет, конечно. На «Хироне» не числилось сундуков с казной, по крайней мере официально. Мы можем надеяться только на карманные деньги благородных сеньоров, их драгоценности и украшения. Плюс жалованье пяти экипажей. Я говорил тебе, что им выплатили двухмесячное содержание перед отплытием?

— Сколько же было денег на «Нуестра Сеньора де ла Росе»?

— Так, здесь мы можем сослаться на бумаги. Единственный спасшийся человек показал англичанам, что на борту было «50.000 серебряных дукатов, столько же золотых, не считая личного имущества знатных господ, золотых блюд и кубков». Правда, на втором допросе он уже снизил сумму до 15.000 золотых и серебряных дукатов, а после третьего дознания — можешь себе представить, какими способами ему «помогали» вспомнить! — он вообще назвал «три сундука с монетами».

— Твое личное мнение, шериф?

— Понимаешь, этот спасшийся, некий генуэзец по имени Джованни де Манона, вообще мог быть не в курсе дела. Он был всего лишь сын лоцмана. В его показаниях полно противоречий. Но как бы там ни было, «Роса» — «альмиранта», а на этих судах было много добра. Корабль затонул на глубине всего тридцать пять метров, причем остался целым.

— Мечты, мечты...

«Роса» затонула сразу, на глазах очевидцев. Один из них, Маркое де Арамбуру, находился в нескольких кабельтовых на «Сан-Хуан Батисте» и описал все в деталях. Наш друг преподобный краевед Грин выдвинул правдоподобную версию: «Роса» наскочила на риф Стромболи и тут же затонула. На карте там обозначена глубина тридцать — тридцать пять метров.

— При тихой погоде судно не должно было развалиться.

— Ну, от дерева вряд ли что осталось, но прочее обязано лежать на месте. Кстати, если насчет денег сынок лоцмана и завирался, то про пушки он говорил правду. В реестре числится пятьдесят полевых бронзовых пушек плюс морские орудия.

— Прямо не верится...