«Узаконенные» грабежи царских коллекций

«Узаконенные» грабежи царских коллекций

Рассказывает журналист Михаил Ершов:

Этот фонд никогда не был закрытым. Передо мной – папка из фонда «Комиссии по контролю за вывозом за границу научных и художественных ценностей (1927–1931 гг.)». Власть распродавала национальное достояние и предлагала каждому ознакомиться, как это происходило?

В те годы за кордон вывозились картины, фарфор, хрусталь, ковры, музыкальные инструменты, книги, не говоря уже о драгоценностях. Происходил вывоз со многими нарушениями: занижалась стоимость, оценка предметов проводилась не специалистами.

Петербургские дворцы, ставшие музеями, просто разворовывались.

В Москве в бывшем партийном архиве хранятся документы, свидетельствующие о распродаже вещей Строгановского дворца. Из дворца Шуваловой было вывезено серебро на 15 подводах! Во дворце Шуваловой обнаружили тайник, где находились ящики со знаменитым фарфором из коллекции Шуваловых-Нарышкиных. А ведь в каждом петербургском дворце хранились огромные ценности! Большая их часть оказалась за границей. Не секрет, что в дальнем зарубежье издаются отдельные каталоги по русскому искусству. Вдовствующая императрица Мария Федоровна коллекционировала камнерезные шедевры Фаберже, в которые были вкраплены и драгоценные камни. Ее собрание насчитывало 107 единиц. Сейчас в Оружейной палате хранится только 7. Неслучайно в 1929 году в США была создана контора по приобретению и продаже русского антиквариата…

Предполагают, например, что знаменитые часы Фаберже, подаренные императорской семье к серебряной свадьбе Александра III и Марии Федоровны, в конце 1917 года были переданы небезызвестному американскому коллекционеру А. Хаммеру для поддержки коммунистической партии США. «Всплыли» эти часы два года назад на одном из аукционов, сейчас они находятся в Швейцарии.

Однако не все реликвии ушли за границу. Еще до 1917 года в Европе были хорошо известны многие произведения искусства из императорских коллекций, а также из собраний аристократических фамилий, оставшиеся в русских музеях. Продать шедевры, известные миру, означало для нового режима потерять авторитет на международной арене. Был бы большой скандал! Поэтому, наверное, и не очутилась в хранилище какого-нибудь западного миллиардера большая императорская корона…

Определенную часть ценностей удалось спасти, оставить в музеях России, в частности, Петербурга, благодаря музейщикам. При этом они зачастую рисковали свободой и даже жизнью.