«Дело Дрейфуса»

446
Просмотров



«Дело Дрейфуса» претендует на титул самого громкого судебного процесса в истории XIX в. В процессе, по сути, впервые в таких масштабах приняла участие широкая общественность. «Дело» показало не только рост шовинистических, милитаристских и антисемитских настроений в политике, но и новое явление – демократию в действии.

Капитан артиллерийских войск, еврей Альфред Дрейфус служил в Генеральном штабе Франции. В 1894 г. 35‑летний офицер был обвинен в шпионаже в пользу Германии. Обвинение против Дрейфуса было выдвинуто военным министерством, и, несмотря на отсутствие прямых доказательств, военный суд приговорил в декабре 1894 г. обвиняемого к пожизненной каторге. Судилище сопровождалось лжесвидетельствами, подлогами, сфабрикованными показаниями. Во время следствия были вскрыты свидетельства утечки информации к германскому военному атташе и факты причастности к преступлению ряда офицеров Генерального штаба, но не самого Дрейфуса. На церемонии разжалования он не переставал повторять: «Я невиновен! Да здравствует Франция!» В правительственной прессе печатались разгромные статьи против этого и других «изменников», пропаганда имела отчетливую антисемитскую направленность. Толпа на улицах кричала не только «Смерть предателю!», но и «Смерть евреям!»



Уже через год после первого процесса интерес к «делу» стал стремительно падать. Матье, брат Альфреда, даже опубликовал ложное известие о побеге, чтобы преодолеть безразличие. И в какой‑то мере это ему удалось: с конца 1897 г. «дело Дрейфуса» вновь становится самой обсуждаемой темой во французском обществе. В защиту республики и за оправдание Дрейфуса активно выступали передовые рабочие, многие социалисты, прогрессивная интеллигенция. Некоторые представители общественности получили доступ к документам следствия. Поворотный же момент в разбирательстве наступил тогда, когда главный свидетель полковник Анри признал, что подделал документы, а затем покончил жизнь самоубийством.

Однако правящие круги Франции всячески противились реабилитации Дрейфуса. 11 января 1898 г. был оправдан истинный изменник – офицер Эстергази, действительно передавший секретные французские документы немецкой разведке. Вскоре был арестован обвинивший Эстергази полковник Пикар. Противники Дрейфуса организовали масштабную кампанию по сбору средств на памятник полковнику Анри. 9 сентября 1899 г. военный суд, пересмотревший «дело Дрейфуса», вопреки очевидным фактам, вновь признал его виновным. Реакционные круги использовали «дело Дрейфуса» для разжигания шовинизма, наступления на республиканский режим и демократические свободы.

Большую роль в активизации демократических сил сыграло открытое письмо Эмиля Золя президенту Фору, в котором писатель обвинял власти в преднамеренном осуждении невиновного Дрейфуса. За свое выступление в газете «Заря» Золя был привлечен к суду, приговорен к одному году тюремного заключения и денежному штрафу. Не дожидаясь приведения приговора в исполнение, писатель покинул Францию и поселился в Лондоне.

В условиях крайнего обострения классовых противоречий во Франции борьба вокруг «дела Дрейфуса» привела к серьезному политическому кризису и вплотную подвела страну к гражданской войне.

Создав в стране обстановку шовинистического угара, реакционные силы во главе с «Лигой патриотов» предприняли в феврале 1899 г. попытку государственного переворота с целью свержения республики и уничтожения демократических свобод. Однако левым силам удалось сорвать эти планы. Страх перед выступлениями рабочих привел к объединению двух буржуазных лагерей: «дрейфусаров» (сторонников пересмотра «дела Дрейфуса») и «антидрейфусаров» (противников пересмотра «дела»). Образованное в июне 1899 г. правительство Вальдека‑Руссо, которое состояло из коалиции представителей всех левых партий, стремясь к «умиротворению» страны, решило замять «дело Дрейфуса». 19 сентября 1899 г. президент республики по представлению правительства помиловал Дрейфуса. Дрейфусары попытались организовать бойкот Всемирной выставки 1900 г. в Париже, но им это не удалось. В июле 1906 г. Дрейфус был полностью реабилитирован.