Отто, король албанский

Отто, король албанский

В начале ХХ века Албания восстала против турецкого владычества и объявила себя независимым королевством – только, увы, так случилось, что ей не хватало короля.

В Лондоне даже была созвана конференция по этому поводу, и представители западных держав чуть было не передрались, выясняя, будет ли новый властитель французом, англичанином или же немцем.

Албанцы хотели короля-мусульманина, у них был на примете такой мусульманин: племянник самого константинопольского султана принц Халим Эддине. Оказалось, что генерал Эссад-паша, временный правитель этой страны, послал дипломатической почтой запрос о намерениях племянника. И все албанцы в напряжении ждали ответа.

В это самое время один бродячий цирк разбил свои шатры в столице страны Тиране. Это был немецкий цирк, бедноватый, но способный похвастаться двумя звездами в своей программе: акробатом Отто Витте и шпагоглотателем Максом Шлепсигом. Оба были завзятыми мошенниками.

Надо сказать, что все тогдашние албанские газеты поместили на первой полосе огромный портрет Халима Эддине, которого собирались короновать. Отто и Макс не могли поверить своим глазам: этот Халим Эддине был вылитый Отто Витте. Когда Отто с помощью краски сделал свои волосы чуть более седыми и наклеил пышные турецкие усы, из него получился абсолютный двойник племянника султана. И из этого сходства родилась одна совершенно безумная авантюра: Отто и Макс решили занять албанский трон.

Отто Витте, который, как оказалось, был весьма способен к языкам, всего за два месяца овладел основами албанского. Затем они заказали в Вене два оперных костюма: генеральскую форму и наряд турецкого вельможи.

Оснащенные подобным образом, оба мошенника отправились в Грецию, в город Салоники, и ступили на борт корабля, только что прибывшего из Турции. Тем временем их сообщник в Константинополе дал телеграмму на адрес албанского правительства: «Принц Халим Эддине отплыл в Албанию».

Неописуемая радость воцарилась по всей стране. Весь народ вышел встречать долгожданного повелителя.

В этот день в порту Дурреса собралась невиданная толпа. Отто и Макс показались на трапе, и им навстречу понесся гул радостных приветствий. Был дан почетный салют, и им под ноги полетели лепестки роз…

Будущий «монарх» был очень толст, делал гигантские шаги и с достоинством нес в руке красную феску. Само собой разумеется, на нем была форма турецкого генерала. Блестящая всеми цветами радуги лента шла поперек украшенной орденами груди. В двух шагах позади него вышагивал турок самого респектабельного вида.

Едва оба мужа ступили на албанскую землю, как их приветствовал генерал Эссад-паша, временный правитель страны. Он встал на колени перед своим будущим королем. Тот почтил его жестом редкостного благородства, указав подняться с колен, и поприветствовал своего рода братским поцелуем.

Путь до Тираны стал триумфальным. Когда королевская карета подъехала ко дворцу, обоих турецких господ попросили оказать честь и поприсутствовать на предстоящем праздничном пиру. Было восемнадцать перемен блюд.

Когда, наконец, Отто и Макс оказались в собственных покоях, то быстро выработали основные пункты своей политической программы: первым делом подобрать хороший гарем – как известно, такой должен быть у каждого мусульманского монарха. Отто и Макс это знали. Во-вторых, будущий король, естественно, должен был распорядиться албанскими государственными финансами.

На следующий день в главном зале королевского дворца состоялась историческая конференция. Будущий правитель решительно заявил:

Прежде всего: моя коронация состоится послезавтра! Затем, сегодня же я объявляю войну Черногории! Генерал Эссад-паша назначается главнокомандующим! В-третьих, в моем гареме я не хочу видеть ни одной иностранной принцессы, а только дочерей своего народа. Они должны будут укреплять мнение о легендарной красоте албанок! И наконец, в-последних, я желаю, чтобы мне как можно быстрее были переданы финансы государства, чтобы я смог каждого наградить по заслугам!

Идеи Халима Эддине вызывали полное одобрение – его уже почитал и любил весь народ. Ко дню коронации его уже чествовали как бога. Халим Эддине решился принять западное тронное имя: Отто Первый – жест, дипломатическое значение которого было по достоинству и благосклонно отмечено иностранными наблюдателями.

После религиозной церемонии в главной мечети столицы во дворце был устроен коронационный пир – поистине царский. Король Отто Первый выказал достойное изумления политическое чутье, когда наделил своих сановных подданных кучей денег из государственной казны. Даже солдатам его личной охраны досталось по десять золотых на человека.

Организация королевского гарема, как дал понять Отто Первый генералу Эссаду-паше, есть первоочередное дело, которым он намерен заняться лично. Во всех прочих делах он целиком полагается на Эссада-пашу.

Все это казалось настоящей сказкой.

Но любой сказке приходит конец. Эссад-паша получил телеграмму от настоящего Халима Эддине, из которой явствовало, что племянник султана не был коронован албанской короной и что он срочно желает знать все подробности об этом фальшивом султане.

Но Отто Витте и Макса Шлепсига, столь талантливых специалистов по переодеваниям, уже и след простыл. Одевшись в женское платье, они тайком покинули дворец. В Дурресе они без труда отыскали одного рыбака, который переправил их в Италию.

Вскоре Отто Витте с Максом Шлепсигом снова пришли в цирк: один в качестве клоуна, другой – шпагоглотателя. Их так никто и не призвал к ответу. Напротив, западный мир рассматривал их «подвиг» как еще один удачный цирковой номер, и еще долгое время Отто Витте позировал для журналистов в своей поддельной униформе с красной феской, орденами и регалиями – как Отто Первый, король Албании.

Отто Витте умер 13 августа 1958 года, в год 45-летия своей коронации.