Писарро и страна Эльдорадо

Франсиско Писарро родился в 1478 году в Трухильо (провинция Эстремадура), в 150 километрах от Мадрида. Он был конкистадором, одним из первооткрывателей Южной Америки и завоевателем империи инков Тауантинсуйу.

Являясь незаконнорожденным сыном дона Гонсало Писарро (носившего прозвище Высокий и получившего знатный титул за храбрость, проявленную в сражениях против мавров) и простолюдинки Франсиски Гонсалес, Франсиско жил в доме родителей своей матери, никогда не учился, проводя свободное время в играх с мальчишками-ровесниками или присматривая за домашними животными.

Мечтая о приключениях, Франсиско Писарро довольно рано завербовался в солдаты, примкнув к испанской армиии в Италии. В 1502 году он отправился в Новый Свет на о. Эспаньола (Гаити), в 1509 году участвовал в плавании А. Охеды к заливу Ураба, в 1510 — в захвате Панамы. А в 1513 году молодой искатель приключений уже в звании капитана принял участие в экспедиции В. Нуньеса де Бальбоа, открывшей проход к Тихому океану (Южному морю).

В период с 1519 по 1523 год Писарро был м эром и алькальдом одного городка в Панаме. Но так как материальные дела его в целом шли не блестяще, то, поверив слухам о загадочной стране Эльдорадо, он решил попытать счастья и вместе со своим солдатом Диего Алымагро и капелланом Эрнандо Луке собрал отряд. Первое; время экспедиция за золотом пользовалась большой поддержкой, и ее участникам удалось снарядить несколько кораблей, которые в 1524 году отправились на завоевашие западного побережья Колумбии.

Этот поход продлился год, но не принес ши славы, ни золота. И вот, спустя еще год, авантюрист решился на повторную экспедицию. На этот раз его путь лежал к Эквадору. После ряда неудач, отправив Альмагро в Панаму за подкреплением, Писарро вместе с небольшой кучкой приближенных остался исследовать прибрежные острова. Но золотоискателям и на этот раз не повезло, новый губернатор Панамы отказал им в поддержке. Однако Писарро не сдавался и строго следовал намеченной цели. Начертив на земле линию своим мечом, он щризвал тех, кто ищет богатство и славу, переступить эту черту. Тех, кто остался ему верен, он назвал «славной тридцаткой». Продвигаясь вперед, храбрецы достигли земель империи инков, названных ими Перу.

Но из-за малочисленности отряда Писарро не решился пойти на завоевание, а потому ему ничего не «оставалось, как возвратиться в Панаму и вновь просить помощи у губернатора. Однако тот стоял на своем и вновь ответил отказом. Тогда отважный авантюрист отбыл в Испанию с целью добиться благосклонности самого короля. Нужно заметить, что в это время (весной 1528 года) при дворе находился Э. Кортес, представивший Карлу V наглядные доказательства богатств Нового Света. Благодаря его ходатайству, король благосклонно отнесся к планам Писарро и назначил его генерал-капитаном (наместником) Перу и аделантадо (предводителем отряда конкистадоров), а также произвел в маркизы. Таким образом, удача повернулась к авантюристу лицом, и из Испании он возвратился с четырьмя своими братьями. Не были забыты и члены «славной тридцатки»: все они получили новые титулы и обещания всевозможных привилегий на новых землях.

В январе 1531 года начался завоевательный поход в Перу. Вся армия Писарро состояла из 180 человек и 37 лошадей, которые разместились на одном корабле. В дальнейшем к нему присоединились еще два корабля. Встреча с посланцами верховного инки Атауальпы состоялась уже в апреле того же года. Для обороны своих владений от завоевателей инка собрал армию в 30 тысяч индейцев. Сам инка находился в городе Кахамарка, где и предложил Писарро встретиться для переговоров.

Прибыв на место встречи, конкистадор высадил артиллерию и отправил своего брата Эрнандо вместе с группой других испанцев на разведку. Атауальпа выехал им навстречу с небольшим отрядом, не превышающим по численности 3000—4000 индейцев. Оружия при них практически, не было. Священник Висенте де Вальверде первый встретил инку и сразу же начал уговаривать его принять христианство и признать себя вассалом испанского короля.

Но Атауальпа был не согласен, в процессе спора он даже отшвырнул Библию. Когда священник сообщил об этом Писарро, тот был буквально взбешен и распорядился немедленно начать боевые действия. Как и следовало ожидать, индейцы испугались лошадей, их вождь был окружен и взят в плен (по одной из версий, лично самим Писарро). В обмен на свою свободу он пообещал завоевателям выкуп — комнату, полностью заполненную предметами из драгоценных металлов.

Но это не удовлетворило испанцев, они придрались к тому, что Атауальпа в междоусобной войне казнил своего соперника Уаскара, который, по их сведениям, желал принять христианство. В наказание за это испанцы произвели инсценированный суд, в ходе которого приговорили Атауальпу к казни (она свершилась 29 августа 1533 года). При известии о казни Верховного инки вся индейская армия в страхе разбежалась, и Писарро достиг Куско, столицы империи, без особых затруднений. Заняв ее, он провозгласил Манко Капака, брата Уаскара, законным Верховным инкой.

Львиную долю добычи Писарро поделил между собой и своими братьям, но Альмагро стал протестовать против такого неравенства, вытащив на свет старый договор о равных долях трех партнеров, желавших завоевать Эльдорадо. Не долго думая, авантюрист-конкистадор отправил бывшего друга покорять Чили. Однако разочарованный бедностью этих земель, Альмагро вскоре возвратился в Перу, где его арестовал за самовольную отлучку и казнил Эрнандо Писарро (один из братьев Франсиско).

Тем временем сам Франсиско Писарро продолжал захват Перу. В 1535 году он основал города Лиму и Трухильо. Кроме этого, он направлял отряды на завоевание Эквадора, Боливии, части Аргентины (экспедиции С. Белалькасара), а в конце декабря начал новую военную кампанию против инков, заняв большую часть территории страны. В 1535—1537 годах Писарро удалось подавить восстание индейцев, но удача вскоре отвернулась от него. Недовольные его действиями объединились вокруг сына казненного Альмагро, Диего-младшего, и составили против Франсиско заговор.

Свои дни конкистадор окончил в 1541 году в своем дворце в Лиме, куда заговорщики ворвались с целью предать его смерти. По одной из версий, перед тем как принять смерть, Писарро начертил крест своей кровью, поцеловал его и умер с криком «Иисусе».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *