Подлинная история Соньки Золотой Ручки

5833
Просмотров



Знаменитая авантюристка и воровка Сонька Золотая Ручка, настоящее имя Шейндля-Сура Лейбова Соломониак-Блювштейн, дочь мелкого ростовщика из Варшавского уезда, родилась в 1846 году и прожила на воле немногим более 40 лет (дата ее смерти неизвестна). Но за это время, благодаря своей изворотливости и изобретательности, она успела стать живой легендой.

Обладая невероятной фантазией, она так овладела мастерством перевоплощения, что превратиться из монахини в светскую даму (из женщины в мужчину, из горничной в госпожу) было для нее парой пустяков. А если добавить к этому необычайную привлекательность (она не была особенно красивой, но обладала правильными чертами лица, хорошей фигурой и сексуально-гипнотическими глазами) и способность затмевать глаза любому смертному, то становится понятным, как этой женщине удавалось проворачивать самые невероятные махинации.

Воровать Софья начала, еще будучи девчонкой. Сначала это было мелкое воровство, потом она переквалифицировалась и стала играть на деньги, со временем превратившись в одну из самых гениальных аферисток. Основными местами ее промыслов были гостиницы, ювелирные магазины, подъезды... Причем «работала» она не только в России, но и в некоторых европейских столицах.

Кто мог заподозрить привлекательную, разодетую «в пух и прах» женщину, живущую по чужому паспорту в самых респектабельных гостиницах Москвы, Петербурга, Одессы, Варшавы и т. д. ?

Сонька разработала даже специальный метод гостиничных краж, который назвала «гутен морген».

Его суть состояла в том, что рано утром она проникала в номера, предварительно надев на свою обувь войлочные туфли, и, пока ничего не подозревавшие хозяева спали сном праведников, «выгребала» всю наличность и другие ценности. Если же случалось, что владелец номера внезапно просыпался, то она, не медля ни минуты и даже не глядя в его сторону, начинала раздеваться, якобы ошиблась номером. (Разумеется, мало кому придет в голову заподозрить в воровстве шикарно разодетую даму, увешанную с ног до головы драгоценностями.) Потом, разыграв крайнее смущение и принеся кучу извинений, она растворялась за дверью.

Однажды, следуя разработанному методу, Сонька оказалась в номере молодого человека в одном из провинциальных отелей. Оглядевшись, она увидела на кровати спящего юношу. Его бледное и измученное лицо настолько поразили ее сходством с Вольфом (ее любовником, острое лицо которого никогда не было склонно к нравственным страданиям), что она решила разобраться в чем же, собственно, дело. На столе лежал револьвер и небольшая стопка писем, среди них воровка обнаружила письмо к матери. Сонька прочитала его и узнала, что юноша совершил кражу казенных денег, его разоблачили, и теперь во избежание позора он вынужден застрелиться. Пожалев «товарища по ремеслу», она положила на стол 500 рублей и тихо вышла.

Этот и некоторые другие поступки Соньки свидетельствуют о том, что доброта и сострадание были ей не чужды. Однажды, совершив кражу, а потом прочитав в газете, что на этот раз ее жертвой оказалась вдова мелкого виновника и мать двух дочерей (у нее Сонька украла 5 тысяч рублей — все, что осталось после смерти мужа), Золотая Ручка, сама имевшая двух дочерей, прониклась раскаянием и выслала бедной женщине украденную у нее сумму, снабдив ее сопровождающей запиской: «Милостивая государыня! Я прочла в газетах о постигшем вас горе, которого я была причиной по своей необузданной страсти к деньгам, шлю вам ваши 5 тысяч рублей и советую впредь поглубже деньги прятать. Еще раз прошу у вас прощения, шлю поклон вашим бедным сироткам».



Что касается воровства, то в этом занятии Соньке практически не было равных. Так, однажды полиции удалось раскрыть одно из убежищ воровки — ее квартиру в Одессе. В ней было найдено платье Соньки, специально приспособленное для краж в магазинах. По сути, это было даже не платье, а только его подобие — довольно просторный мешок, в закромах которого свободно мог разместиться небольшой рулон дорогой ткани.

С особым мастерством воровка действовала в ювелирных магазинах: на виду у всех при помощи специальных агентов, выступающих в роли красной тряпки, она умело прятала драгоценные камни под длинные ногти или же незаметно подменяла настоящие драгоценности фальшивыми, засовывая первые в цветочные горшки. На следующий день она спокойно извлекала их из тайника.

Жертвами Соньки нередко становились и пассажиры поездов. Как правило, она «работала» в вагонах первого класса, где можно было встретить банкиров, землевладельцев, богатых иностранцев и даже генералов (так, например, известен случай с генералом Фроловым, у которого Сонька украла ни много ни мало 213 тысяч рублей).

Кражи в купе производились следующим образом: под видом какой-нибудь маркизы, графини (богатой наследницы) Сонька располагала к себе попутчиков, делая вид, что они произвели на нее сильное впечатление (благо, что на внешность воровка была получше любой графини), а потом, дождавшись, когда жертва заснет сном праведника, мнимая аристократка спокойно делала свое грязное дело. Однако зачастую попутчики долго не засыпали, перевозбудившись от кокетства легкомысленной «аристократки», и тогда в ход шли все имеющиеся на тот момент снотворные средства: от одурманивающих духов, опиума в вине или табака до хлороформа.

Как уже говорилось выше, авантюристка в совершенстве владела мастерством перевоплощения: умело пользовалась гримом, накладными бровями, париками, носила дорогие французские шляпки и оригинальные меховые накидки, любила драгоценности (к ним она питала особую слабость).

Жить Сонька привыкла с размахом, а потому не скупилась не только на дорогие наряды, но и на отдых (тем более, что все средства доставались ей достаточно легко). Выдавая себя за знатную особу, Сонька предпочитала отдыхать в Крыму, Пятигорске или за границей — в Мариенбаде. На этот случай у нее всегда было припасено несколько визитных карточек и романтических историй.

Долгое время Золотая Ручка работала в одиночку, но со временем ей это надоело и она организовала свою шайку, в которую входили ее бывшие мужья (первым мужем был торговец Розенбад, от которого воровка имела дочь), родственники, вор в законе Березин и Мартин Якобсон (шведско-норвежский подданный). Интересно, что все члены этой небольшой преступной организации безоговорочно подчинялись своей предводительнице, доверяя ее опыту и мастерству.

Нужно заметить, что такое сотрудничество оказалось выгодным для всех: Соньке было легче работать, а ее «коллеги» неплохо получали за свою помощь (сбежав от первого мужа с 500 рублями, воровка впоследствии много раз давала ему наводки, и в результате он получил гораздо больше, чем она у него украла, — так что оба были не в накладе). Как уже говорилось выше, костяк шайки составляли бывшие законные мужья Золотой Ручки. Но был среди них один — Вольф Бромберг (по прозвищу Владимир Кочубчик), двадцатилетний шулер и налетчик, который имел над ней необъяснимую власть, а потому мог ею манипулировать. Сонька не только поддавалась на его уговоры и расставалась с большими суммами денег, но и шла на неоправданный риск. А ведь ей все труднее становилось раствориться в толпе, так как знаменитую воровку искала полиция многих городов Западной Европы и России.

Кроме того, у Соньки сильно испортился характер, она стала алчной и нервной. Поговаривали даже, что Золотая Ручка перестала пренебрегать карманными кражами.

Непонятно, что Сонька нашла в Вольфе: он не был красавцем, хотя его вполне можно было отнести к разряду симпатичных. К тому же он был единственным, кто осмелился ее подставить, причем самым бесстыдным образом. На Сонькины именины (30 сентября) Вольф украсил ее шейку бархоткой с голубым алмазом, который был взят под залог у одного ювелира (в качестве залога мошенник предоставил подложную закладную на часть несуществующего дома; разница в четыре тысячи рублей была уплачена ювелиром наличными). На следующий день он вернул алмаз, сославшись на то, что украшение не понравилось его избраннице, а спустя полчаса ювелир обнаружил подделку.

Позже стало известно, что того дома, который выступал в качестве залога, нет и в помине. Когда обманутый ювелир вломился к Вольфу, тот все свалил на Соньку, обвинив ее и в подлоге закладной, и в том, что она снабдила его фальшивкой. За это Соньку привлекли к суду, который состоялся с 10 по 19 декабря 1880 года.

На процессе Золотая Ручка вела себя так, как будто речь шла вовсе не о ней, а совсем о другом человеке, а ее, честную женщину, живущую на средства мужа и знакомых поклонников, обвинили в том, что она на самом деле не совершала. Однако людей, свидетельствовавших не в Сонькину пользу, оказалось достаточно для того, чтобы лишить ее имущества и упечь в отдаленные районы Сибири — в глухую деревеньку Лужки Иркутской губернии, откуда в 1885 году воровке и аферистке удалось сбежать. Но, видимо, счастье отвернулось от нее; через пять месяцев ее вновь поймали и приговорили к 40 ударам плетью и трем годам каторжных работ.

Но и тогда Сонька не потеряла самообладания, а воспользовавшись своим обаянием, влюбила в себя тюремного надзирателя. Поддавшись Сонькиным чарам, он выпустил ее на волю. Новый арест произошел спустя четыре месяца. На этот раз Золотой Ручке предстояло мотать срок на Сахалине.

Так как аферистка не могла долго оставаться без мужчины, она еще на этапе сошлась с матерым преступником Блохой, а по прибытии на место часто с ним виделась, платя надзирателю за каждое свидание. Несмотря на краткосрочность тайных встреч, Соньке и Блохе удалось разработать план побега. И, хотя план, предложенной Блохой, был намного легче и безопаснее, Сонька настояла на своем, более рискованном: она всегда испытывала особую страсть к театрализованным действиям.

Как и следовало ожидать, побег оказался неудачным. Первым поймали Блоху, а потом и Соньку. На ее счастье, она оказалась беременной, и врачи решили не предпринимать в отношении нее каких бы то ни было дополнительных мер наказания. Что касается ее подельника, то его «наградили» 40 ударами плетьми и кандалами (ножными и ручными).

Ребенок от Блохи так и не родился. Видимо, сказались тяжелые условия содержания, но Сонька не успокоилась и продолжала свои махинации. В результате ее не раз обвиняли в мошенничестве и даже привлекали как руководителя по делу об убийстве поселенца-лавочника. Когда же в 1891 году она попыталась совершить вторичный побег, ее отдали на расправу жестокому палачу Комлеву, который нанес обнаженной арестантке 15 ударов плетьми под одобрительные возгласы присутствующих при этом других преступников.

Однако, как бы ей ни было больно, Сонька не проронила ни звука. Молча она доползла до камеры и свалилась на нары. После этого она два года и восемь месяцев носила кандалы и содержалась отдельно от всех, в крохотной одиночной камере с крохотным зарешеченным окошком. В то время полюбоваться на знаменитую преступницу приезжало очень много людей, среди которых были известные писатели, журналисты, иностранцы. Но так как «местная достопримечательность» не любила говорить о себе (а если и говорила, то путалась в сведениях или врала), то приезжие старались хотя бы сфотографироваться с ней.

По окончании срока Сонька должна была остаться на Сахалине в качестве вольной поселенки. Одно время она даже содержала кафе-шантан, где торговала из-под полы спиртными напитками и устраивала танцы. В то время ее сожителем стал жестокий рецидивист Николай Богданов, жизнь с которым показалась ей намного хуже каторги. Когда у Соньки уже не осталось сил терпеть его зверства, она (будучи больной и истощенной) предприняла еще одну, последнюю, попытку побега.

Далеко уйти Золотая Ручка не смогла, в скором времени ее нашли конвойные. Через несколько дней одна из самых знаменитых аферисток и воровок умерла.