Св. Ксения Петербуржская

Известно, что Ксения Петербуржская (Ксения Григорьевна Петрова) жила в XVIII столетии. Муж ее, Андрей Федорович Петров, был придворным певчим и состоял в полковничьем чине. Они очень любили друг друга, но Андрей скончался от болезни совсем еще молодым. 26-летняя Ксения осталась вдовой. Детей у супругов не было.

После кончины мужа Ксения, по мнению родных, помешалась рассудком. Она раздала все свое имущество, накинула на плечи полковничий мундир супруга и ушла из дому. Целыми днями она бродила по улицам, прося подаяние и уверяла всех, что она — не Ксения, а муж ее, покойный Андрей Федорович, супруга же его, Ксения Григорьевна, на самом деле умерла...

Ночевала молодая нищенка где придется. Иногда шла на паперть церкви Св. Апостола Матфея, но чаще — уходила за окраину города и всю ночь молилась там в поле. Одно время ходила по ночам к строящейся церкви на Смоленском кладбище и поднимала наверх по одному тяжелые кирпичи. Приходившие утром на стройку рабочие долго не могли понять, как кирпичи сами поднимаются на леса...

Близкие Ксении составили прошение, требуя установить над ней опеку. Власти распорядились провести освидетельствование блаженной, но никаких признаков сумасшествия обнаружить не удалось.

Когда полковничий мундир мужа превратился в лохмотья, Ксения Григорьевна стала носить женское платье. Ходила она всегда либо в красной кофте и зеленой юбке, либо в зеленой кофте и красной юбке...

Поначалу, как и многие нищие, Ксения подвергалась гонениям. Уличные мальчишки, завидев блаженную, принимались дразниться, бросали в нее камни и грязь. Но потом люди стали замечать необычные вещи.

Иногда Ксения заходила в дома своих прежних знакомых. И, как правило, в тех семьях, где она побывала, надолго воцарялись мир и счастье. Если заглядывала она в лавку — торговля шла бойчее. Если извозчик подвозил блаженную, то непременно возвращался в этот день с хорошей выручкой... Люди стали тянуться к ней: торговцы упрашивали заглянуть в их лавки и взять хоть что-нибудь, извозчики умоляли сесть в коляску и проехать хоть немного. Подходили к ней матери с детьми: бытовало поверье, что, если блаженная приласкает ребенка или просто погладит по головке, то он будет здоров и счастлив.

Открылся у нее и дар прозорливости. Как-то увидели ее плачущей.

— Что ты плачешь, Андрей Федорович? — спрашивали прохожие. — Не обидел ли тебя кто?

— Кровь, кровь, кровь... — отвечала блаженная. — Там реки налились кровью, каналы кровавые, там кровь, кровь...

И так плакала она еще три недели, пока до Петербурга не дошло известие о том, что в Шлиссельбургской крепости убит несчастный император Иоанн VI Антонович, всю жизнь проведший в темнице.

Однажды Ксения зашла к знакомой вдовице, у которой была семнадцатилетняя красавица дочь. Девушка как раз собиралась пить кофе.

— Кофий пьешь, а твой муж на Охте жену хоронит! — возмутилась гостья.

— Какой муж, Ксения Григорьевна? — удивилась девушка. — У меня и жениха-то нет!

Мать же ее знала, что блаженная Ксения ничего не скажет просто так. Вдова велела дочери одеваться, и они поехали на Охтинское кладбище. Там хоронили молодую женщину, скончавшуюся родами. Когда похороны завершились и кладбище опустело, к могиле вдруг подбежал молодой человек. Это был муж покойной. На глазах у матери и дочери он без сознания упал на землю возле свежего холмика.

Кроме двух женщин, рядом никого не оказалось. Они стали приводить вдовца в чувство. Так и познакомились. Молодой человек оказался доктором и через год женился на девушке.

Одной женщине Ксения подала на улице медную монетку, на которой был изображен всадник с копьем, и сказала:

— Иди домой! Тут царь на коне... Он потушит.

В недоумении женщина отправилась домой и издалека увидела, что в доме пожар. Она побежала быстрее, сжимая в руке подаренную Ксенией монетку, а когда добралась до ворот, пламя вдруг погасло...

В 1761 году, 24 декабря, Ксения всполошила всех, бегая из дома в дом с криками:

— Пеките блины! Скоро вся Россия будет печь блины!

Никто не понимал, что имела в виду блаженная... А на следующий день пришла весть о кончине императрицы Елизаветы Петровны. Блины-то оказались поминальными...

Скончалась Ксения Блаженная, по разным источникам, между 1777 и 1803 годами. Паломничество на ее могилу началось с 1820 года. И после своей кончины Ксения, которую стали называть Петербуржской, помогает многим страждущим.

Одна полковничья вдова, приехавшая из провинции, никак не могла определить сыновей в Кадетский корпус... Мальчики успешно выдержали экзамен, но так как у матери не было связей в Петербурге, ей объявили, что вакансий ддя ее сыновей нет. Вдова шла по улице вся в слезах, когда к ней вдруг подошла просто одетая женщина и сказала:

— Что ты плачешь? Поди отслужи панихиду на могиле Ксении, и все устроится.

Полковница разузнала, где находится могила Ксении, отправилась на Смоленское кладбище и отслужила панихиду. А по возвращении домой принесли письмо с известием о том, что оба сына зачислены в Кадетский корпус.

Среди тех, кто собирал средства на возведение часовни над могилой Ксении, была одна генеральская вдова. К ее дочери посватался молодой, красивый и состоятельный полковник. Генеральша с радостью дала согласие на брак. И вот перед свадьбой они с дочерью поехали на Смоленское кладбище — отслужить панихиду и попросить Блаженную Ксению устроить счастье для девушки...

В то же самое время, когда вдова с дочерью молились на могиле Ксении, жених генеральской дочери отправился в казначейство, где должен был получить по имеющимся у него бумагам большие деньги. И там один караульный солдат узнал в нем человека, которого он сам сопровождал на каторгу в Сибирь!

Оказалось, молодой человек и в самом деле был беглым каторжником! По пути с каторги он повстречал повозку, в которой ехал полковник, направлявшийся в Петербург по казенным делам. Тот согласился подвезти беглеца. По дороге каторжанин зарезал полковника и кучера, забрал документы офицера, надел полковничий мундир и стал повсюду выдавать себя за убитого.

Впоследствии выяснилось, что к солдату, узнавшему беглеца, подошла старушка, одетая в красную кофту и зеленую юбку, и указала на «полковника»...

Иногда видят на Смоленском и призрак Ксении. Так, накануне Великой Отечественной войны она появилась на кладбище и предсказывала людям великое наводнение. Образ ее являлся многим людям на фронте и спасал их от гибели. Говорят, в годы войны в Праге произошел такой случай. Двое советских солдат сидели в подвале одного из домов. Вдруг перед ними появилась незнакомая женщина в платке и произнесла: «Немедленно уходите, иначе сюда попадет снаряд и вы погибнете!»

На удивленные расспросы незнакомка отвечала: «Я — Ксения Петербуржская, пришла вас спасти!» И пропала, будто ее и не было. Едва солдаты поспешно покинули подвал, его тут же разнесло снарядом...

Марфа, певчая храма на Смоленском кладбище, рассказывает: как-то в дни блокады, проснувшись среди ночи в своей комнате, она увидела женщину в белом платке. Женщина тотчас узнала Ксению Петербуржскую, чей лик был ей знаком по изображениям. «Сегодня ночью ваш дом будут бомбить, ты должна спастись!» — предупредил призрак. Так все и случилось. Марфа спаслась лишь благодаря чудесному предупреждению.

А вот какой случай произошел во время войны с Чечней. Солдату, дежурившему на блокпосту, сообщили, что к нему приехала мать из Питера, ждет его у вагончиков. Командир отпустил парня повидаться с матерью. Однако в указанном месте матери не оказалось. Походив возле вагончиков, солдат собрался возвращаться назад, и тут раздался взрыв. В блокпост угодил снаряд, и все, кто там находился, погибли. Впоследствии оказалось, что в это самое время мать солдата ходила на могилу к Ксении Петербуржской, молилась за сына.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *