Триумф и забвение великого хирурга

Триумф и забвение великого хирурга

Владимир Петрович Демихов начал заниматься проблемой трансплантации органов, когда она многим казалась фантастической, а некоторым – просто дьявольской. Правда, и до него пересаживали части тела низших животных вроде гидр, тритонов и лягушек. Но как далеко было до подобных операций на человеке!

Он не был врачом по образованию. В 1940 году он закончил биологический факультет МГУ по специальности «физиология животных» и еще студентом-третьекурсником пытался смастерить искусственное сердце.

Потом была война. А после войны ему удалось организовать небольшую лабораторию в Институте хирургии имени А. В. Вишневского. К счастью, его директор академик А. В. Вишневский благоволил смелым экспериментам Демихова. Здесь Владимир Петрович начал свои первые опыты по пересадке сердца и печени собакам.

После смерти А. В. Вишневского в 1948 году лабораторию трансплантологии закрыли. Демихов начал работать в Институте скорой помощи имени Н. В. Склифосовского. Владимир Петрович не сдавался, ему и здесь удалось организовать лабораторию. Лаборатория размещалась в темном подвале, затопленном канализационными стоками. Сотрудники ходили по доскам, под которыми хлюпала вода. И вот именно здесь удались первые опыты по пересадке жизненно важных органов животным. До опытов Демихова пересадки сердца в грудную клетку животных еще никем не осуществлялись. Владимир Петрович со своими помощниками разработал более двадцати вариантов пересадки сердца, в том числе и вместе с легкими. В 1951 году в Рязани состоялась сессия Академии медицинских наук. В присутствии делегатов сессии Владимир Петрович пересадил донорское сердце вместе с легкими собаке по кличке Дамка. Уже на второй день после этой сложнейшей операции симпатичная черно-белая собачка вставала, ходила по комнате, пила воду, ела. Она жила прямо в фойе здания, где проходила сессия, и все могли видеть ее и наблюдать за ней.

Пересадка сердца вместе с легкими проходила легче, поскольку эти органы связаны между собой многими крупными кровеносными сосудами. Позже Демихов решил подсаживать рядом с собственным сердцем собаки второе, дополнительное, от собаки-донора. Такую операцию он осуществил в начале октября 1956 года, когда в грудную клетку собаки по кличке Борзая – обыкновенной дворняжки – было подсажено второе сердце. Посмотреть на нее, как на чудо, в «подвал» к Демихову приезжали американские, английские, чехословацкие хирурги. Борзая прожила с двумя сердцами больше месяца! Спустя шесть лет подобную же операцию Демихов сделал собаке по кличке Гришка. Эта собака прожила уже 141 день!

Наперекор скептикам Демихов утверждал, что со временем подсадка второго сердца «станет мало опасной операцией, которую можно будет проводить и на человеке».

Имя русского хирурга не сходило со страниц зарубежных медицинских и других научных журналов. Его работами восхищались на Западе самые именитые ученые. Демихов был доктором Лейпцигского университета, доктором медицины клиник братьев Мейо (США), членом Научного Королевского общества в Упсале (Швеция). За границу его не выпускали, хотя персональные приглашения на конгрессы и симпозиумы поступали со всех сторон.

Противники Демихова не унимались. Дошло до того, что кто-то убил одну из его собак с подсаженным вторым сердцем. После этого случая Владимиру Петровичу пришлось держать оперированных животных в своей тесной комнате в коммунальной квартире.

Всесильный академик В. В. Кованов длительное время не допускал к защите диссертации Демихова, а когда защита все-таки состоялась в МГУ, туда явились сторонники Кованова и пытались сорвать ее. К счастью, не вышло! Слишком уж яркой была эта защита в зале, битком набитом народом. Владимир Петрович уходил домой доктором биологических наук!

Еще 40 лет назад Демихов ратовал за создание всемирного банка жизненно важных органов человека. В начале 1960-х годов ему удавалось сохранять в течение нескольких часов сердце умершего человека, подсоединенное к кровеносным сосудам свиньи!

В 1965 году об этой свое идее Демихов доложил на одном ученом заседании. Что там поднялось! Академики и профессора обзывали мысль о банке органов «ахинеей», «бредом». Требовали лишить Демихова всех научных званий, а его лабораторию расформировать.

Это заседание буквально убило Владимира Петровича. Он уже не мог работать с прежней силой, здоровье резко ухудшилось, стала слабеть память.

В 1998 году В. П. Демихов ушел из жизни…

Говорят, знаменитый американский хирург Майкл Дебейки, прилетевший в Москву консультировать нашего первого российского президента, еще в аэропорту спросил: «Можно ли поехать на могилу доктора Демихова и поклониться его праху?» Чиновники были в замешательстве – они вообще не знали, кто такой Демихов, не ведали, жив ли он…