Юрий Любимов (1917)

304
Просмотров
Юрий Любимов (1917)



Юрий Петрович Любимов родился 17 сентября 1917 г. в Ярославле в семье купца, выходца из зажиточной крестьянской семьи Петра Захаровича Любимова и его жены Анны Александровны, учительницы по профессии. Когда мальчику было пять лет, семья переехала в Москву и поселилась на Плющихе.

Родители Юры были страстными библиофилами, с детства приобщали мальчика к театру, но не хотели, чтобы он становился актером, поэтому поначалу Любимов честно пытался обрести «нормальную» профессию — окончил электромеханический техникум и работал монтером.

И все-таки сцена не отпустила его от себя: в 1934-м Любимова приняли в студию при МХАТ-2, а через год он впервые вышел на сцену этого театра в спектакле «Мольба о жизни». Впрочем, судьба МХАТ-2 оказалась недолгой — в 1936-м труппа театра была расформирована.

Любимов поступил в Театральное училище имени Щукина и одновременно получил две роли в театре имени Вахтангова — Тарталья в «Принцессе Турандот» К. Гоцци и Клавдио в «Много шума из ничего» У. Шекспира. По воспоминаниям самого Любимова, всем своим дальнейшим успехам на сцене он был обязан именно легендарной вахтанговской «Турандот».

Закончив Театральное училище имени Щукина в 1939-м, Любимов был призван в армию. Служить ему выпало в оркестре песни и пляски НКВД. После демобилизации в 1947-м актер вернулся в Театр Вахтангова.

За 17 лет он сыграл целую галерею выдающихся ролей: Сирано («Сирано де Бержерак» Э. Ростана), Олег Кошевой («Молодая гвардия» А. Фадеева), Крис («Все мои сыновья» А. Миллера), Шубин («Накануне» И. Тургенева), Извеков («Первые радости» К. Федина), Ромео («Ромео и Джульетта» У. Шекспира), Моцарт («Моцарт и Сальери» А. Пушкина). За роль Тятина в спектакле «Егор Булычов и другие» М. Горького в постановке Б. Захавы 36-летнему Любимову была присуждена Сталинская премия 2-й степени (1953), он стал заслуженным артистом РСФСР. Для молодого артиста это была поистине блестящая карьера.

Одновременно актер активно снимался в кино. Молодого Любимова можно увидеть в таких давно ставших киноклассикой советских картинах, как «Дни и ночи» (1945), «Беспокойное хозяйство» (1946), «Мичурин» (1949), «Кубанские казаки» (1950). Именно кино и посеяло в душе Любимова первые сомнения в справедливости и нужности того, что он делает: когда на съемках «Кубанских казаков» одна из местных жительниц, увидев на съемочной площадке горы еды, простодушно поинтересовалась, «из какой это жизни снимают кино», Любимов испытал острое чувство стыда. Со временем его все меньше стала удовлетворять и работа в театре — на съезде Всероссийского театрального общества он публично заявил, что советский театр «скучен и похож на английский газон». Недовольство происходящим привело к тому, что Любимов понял: он должен сам ставить спектакли так, как считает нужным. Выдающийся актер превратился в режиссера.



Дебютом Любимова-режиссера стала пьеса одного из героев этой книги А. Галича «Много ли человеку надо» (1959). А успех — причем не временный, а прочный, на долгие годы — пришел с премьерой «Доброго человека из Сезуана» Б. Брехта (1963). Театральная Москва с изумлением и восторгом приняла и новаторскую сценографию, и работу молодых актеров, студентов Щуки — Валерия Золотухина, Николая Губенко, Зинаиды Славиной… 23 апреля 1964 г. этим же спектаклем начал свою работу новый театр с Любимовым во главе — Театр на Таганке. В короткий срок из захудалого, еле сводившего концы с концами он превратился в самый модный и передовой театр СССР.

По меткому замечанию одной из ведущих актрис Таганки Аллы Демидовой, 15 лет Любимов почти не выходил из своего театра. Каждая постановка Таганки становилась событием, билеты на спектакли добывались с боем. Любимов вывел на сцену целую плеяду выдающихся актеров — под его руководством работали И. Бортник, А. Демидова, В. Золотухин, И. Ульянова, М. Полицеймако, В. Смехов, Л. Филатов, Б. Хмельницкий… Названия «Десять дней, которые потрясли мир», «Антимиры», «Павшие и живые», «Жизнь Галилея», «Тартюф», «Пугачев», «Вишневый сад», «А зори здесь тихие…» звучали для советских театралов музыкой, билеты на эти спектакли брались с боем. А фантастический «Гамлет» (1971) с Владимиром Высоцким в главной роли стал, без сомнения, одним из наиболее выдающихся театральных спектаклей ХХ столетия.

Режиссура Любимова ошеломляла, потрясала, преображала не только актеров Таганки. Репетиции театра были не менее знаменитыми, чем его спектакли, — на них допускались зрители, которые могли высказывать свое мнение по поводу режиссуры и игры актеров. Но такими же традиционными, как аншлаги и восторги публики, стали для Таганки и придирки властей. Практически после каждого спектакля Любимова шпыняли за неверно расставленные акценты и крамольный смысл, вложенный в классические тексты, грозили прикрыть театр — на время или окончательно.

Тяжелейшим ударом и своеобразным рубежом для Таганки стала смерть в 1980 г. Владимира Высоцкого. Посвященный ему спектакль было разрешено показать один раз, на годовщину смерти актера. Запретили и спектакль «Борис Годунов» по Пушкину (1982) — в нем цензура усмотрела намек на современную политическую ситуацию и взаимоотношения СССР с Польшей. Булгаковский «Театральный роман» (1983) был запрещен уже на стадии репетеций. В марте 1984-го, когда Любимов уехал в Великобританию для постановки «Преступления и наказания», его лишили поста художественного руководителя театра. А весть о том, что он лишен гражданства СССР, стала для Юрия Петровича настоящим шоком. Указ Президиума Верховного Совета СССР об этом вышел 11 июля 1984 г., когда Любимов находился в Италии.

Впоследствии сам Любимов так рассказывал об этих днях, обращаясь к сыну: «1984 г., 16 июля. В этот день, Петя, стал я человеком без гражданства. Пришла итальянская полиция. Сообщила, что звонил советский консул Турина, настойчиво просил позвонить. Сухо, твердо довел до моего сведения указ о лишении гражданства СССР. Потребовал встречи и сдачи паспорта. Оставлю как сувенир, а потом посмотрим, что будет через год-два. Спросил, кем же вы меня сделали: грузином, таджиком, французом. Я как был русским, так и остался. Совсем распоясались после смерти Андропова… Вот и закончилась двадцатилетняя борьба с обалдевшим советским правительством».

Для советских театралов новость о вынужденной эмиграции Любимова была громом среди ясного неба. Зато интеллектуалы Западной Европе эту весть встретили с плохо скрываемым восторгом. 1984–1989 гг. стали для Любимова годами непрестанных разъездов по всему миру и плодотворной работы. Его «Преступление и наказание» получило высшие театральные премии в Великобритании, Италии, Австрии и США. По приглашению Ингмара Бергмана Любимов поставил в Стокгольмском Королевском драматическом театре спектакли «Пир во время чумы» и «Мастер и Маргарита». Ставил он и оперы, его спектали во второй половине 1980-х шли в Париже, Турине, Чикаго, Болонье, Штутгарте, Карлсруэ, Цюрихе, Бонне, Лондоне.

К счастью, быть эмигрантом Любимову довелось совсем недолго — в СССР началась перестройка. Уже в мае 1988 г. Любимов триумфально вернулся на Родину, год спустя ему вернули гражданство СССР. На Таганке с огромным успехом шли ранее запрещенные спектакли — «Борис Годунов», «Владимир Высоцкий», состоялась премьера давно поставленного, но запрещенного спектакля «Живой» по Б. Можаеву. В 1991-м мастеру было присвоено звание народного артиста Российской Федерации, шесть лет спустя он получил Государственную премию России.

Судьба Таганки в начале XXI столетия оказалась непростой. Часть труппы под руководством Николая Губенко покинула театр. И тем не менее легендарный театр выстоял. Новые постановки — «Самоубийца» Н. Эрдмана (1990), «Электра» Софокла (1992), «Медея» Еврипида (1995), «Подросток» Ф. М. Достоевского (1997), «Шарашка» А. И. Солженицына (1998), «Евгений Онегин» А. С. Пушкина (2000) — по-прежнему привлекают публику. В 1999-м, к 35-летию театра, был восстановлен дебютный спектакль — ставший легендой «Добрый человек из Сезуана». Одновременно продолжалось плотное сотрудничество мастера с зарубежными театрами. Его приглашают осуществить постановки драматические и оперные театры Хельсинки, Афин, Гамбурга, Бонна, Мюнхена.

7 декабря 2010 г. в связи с конфликтом в театре Любимов объявил о своем уходе с поста худрука театра. «Вторая эпоха Любимова», продолжавшаяся 22 года, завершилась 16 июля 2011 г. А публика и критики единодушно признают маститого режиссера одним из наиболее выдающихся театральных деятелей нашего времени.