Жанна д'Арк: между кем велась Столетняя война?

В консервативных, приверженных традициям кругах неизменно звучат сентенциозные заявления о том, что Жанна, «славная дщерь Лотарингии», изгнала англичан из Франции, ибо предки сегодняшних французов не хотели «быть англичанами».

Единственное неудобство, с которым связано это проявление невежества, заключается в том, что Столетняя война – это самая обыкновенная семейная ссора и стороны, оспаривающие друг у друга власть над Французским королевством, — французские, как та, так и другая. В учебники истории Англии включается глава, посвященная эпохе «Французских королей».

А ведь это всего лишь борьба между Капетингами-Валуа и Плантагенетами. Мы же знаем, что и те, и другие – всего лишь сыновья Жофруа V, графа Анжуйского. Но существуют и более поразительные обстоятельства.

И в самом деле: королева Англии Екатерина, вдова Генриха V, звалась при рождени и Екатериной Валуа и была дочерью Карла VI и Изабо Баварской. Иначе говоря, она – родная сестра Карла VII. Она родилась в 1401 г. и умерла в 37 лет, в 1438 г. Она является матерью:

— Генриха VI, короля Англии, сына Генриха V, легендарного героя. Он родился в 1421 г. Значит, ему 11 лет, когда происходит суд над Жанной, которую он любит и заявляет об этом без колебаний. Нет сомнений, что ему известно, что он – ее племянник. И женился он позднее на француженке – Маргарите Анжуйской. Вокруг него мы столкнемся с:

— Жаном герцогом Бедфордским, по рождению – Жаном Плантагенетом (еще одним выходцем из Анжуйского дома), регентом при юном Генрихе VI во Франции. Если Жанна – дочь Изабо и Луи Орлеанского, то он – ее кузен через свойство. Он вступил в брак с:

— Анной Бургундской (еще одной француженкой), ставшей благодаря своему браку герцогиней Бедфордской; и если Жанна была именно той особой, о которой говорят наши предположения, то они являлись кузинами через брачные связи. Этим объясняется расположенность герцогини к Жанне в Руане, в частности – прекрасное платье, сшитое по мерке, которое она подарила пленнице.

А теперь следует упомянуть еще одно имя, хорошо известное в этом деле и связанное с этими знатными господами:



— Ричард граф Уорик, родившийся как Ришар де Бошан, прямой потомок одного из соратников Вильгельма Завоевателя – Анри де Бомона. Рассказывают, что он был воплощением всех рыцарских добродетелей и что в качестве паломника он с 1408 по 1410 г. участвовал в походах крестоносцев. Иными словами – еще один француз. Рядом с ним возникает еще одно известное имя, подлинное происхождение которого тоже сейчас будет уточнено:

— Генрих, кардинал Винчестерский и Английский, звавшийся при рождении Анри Бофор. Он – сын Жана Гентского и Бланки Ланкастерской. Значит, он – тоже Плантагенет через свою мать. По отцу он внук Эдуарда III, который был сыном Изабеллы, дочери Филиппа IV Красивого. Значит, он тоже француз.

А вот и последний герой этого дела – его преосвященство Пьер Кошон де Соммьевр, епископ-граф Бовэ, сын Реми Кошона, лиценциата юридических наук, получившего дворянское звание от Карла VI в 1393 г. Отец завещал ему землю Соммьевр. Пьер Кошон также был капелланом герцога Бедфордского. Он тоже француз.

В те времена, когда Изабо Баварская проживала в Труа, Пьер Кошон был там ее секретарем и дипломатическим агентом, в частности при заключении Труаского трактата 1420 г. Ожесточенное нежелание, проявленное им в ответ на требование парижских инквизиторов выдать им Жанну, чтобы без промедления отправить ее на костер, его предупредительное внимание к героине (о чем всегда забывают) легко объяснимы в том случае, если Жанна – дочь Изабо Баварской, которая, покинув этот мир лишь в 1435 г., несомненно, обратилась к Пьеру Кошону с просьбой спасти в 1431 г. от казни через сожжение ту, которая была плодом ее любовной связи с «красавцем герцогом». Луи Орлеанским. Мы вскоре об этом узнаем.

Как мы видим, в этом деле мы сталкиваемся только с французами и француженками. И если Жанна – действительно дочь королевы Изабо и Луи Орлеанского, а стало быть, и сестра (единоутробная или сводная) Карла VII, то она также – сводная сестра Екатерины Валуа, королевы Англии и сестры все того же Карла VII, а также тетка малолетнего короля Генриха VI. Тогда возникает вопрос: обрекают ли на сожжение живьем свою собственную сводную сестру и тетку? Такие действия сомнительны.

Но, изучая все эти факты, поражаешься прежде всего крайней молодости многих действующих лиц. Эта эпоха – действительно «время молодости». Действительно, не забудем, что юные дворяне становились солдатами в 14 лет, причем возрастных пределов у этой службы с оружием в руках на благо сюзерена не существовало. А ведь как бы там ни было, но 14 лет – это еще слишком юный возраст для того, чтобы страдать от бессонных ночей, от жестоких холодов, от мокрого плаща, отяжелевшего под дождем и превращенного морозом в ледяной панцирь, от ужасных ран; мальчик в 14 лет – это далеко еще не взрослый мужчина, а ведь боевые топоры и мечи не отличают взрослого от подростка. Какая тоска – медленно умирать в таком юном возрасте, вдали от материнских рук, вдали от всех близких!

Вот отчего не следует удивляться, что за плечами у такого человека, как Жан Дюнуа, в его 26 лет 11 лет участия в походах, ряд одержанных побед и звание губернатора Орлеана. К тому же посмотрим на список всех этих людей, и тогда все станет ясно. В 1429 г., в пору встречи в Шиноне между Карлом VII и Жанной Девственницей,

— Генриху VII, несовершеннолетнему королю Англии, 8 лет;

— его матери Екатерине Валуа, вдове Генриха VI, 28 лет;

— Карлу VII, тогда еще престолонаследнику, 26 лет;

— Изабо Баварской, его матери, 58 лет;

— герцогу Бедфордскому, регенту Франции, 40 лет;

— Анне Бургундской, его супруге, 27 лет;

— Филиппу Доброму, герцогу Бургундскому, 33 года;

— Ричарду графу Уорику 47 лет;

— Луи Орлеанский, отец Девственницы, погиб в 35 лет;

— Карлу Орлеанскому, его сыну, поэту, 38 лет;

— Иоанну (Жану) Бесстрашному, герцогу Бургундскому, было 58 лет, когда он умер.

А вот теперь те, кого история назовет «соратниками» Девственницы, те, кто составил ее военный «дом» (штат):

— Жан Дюнуа, Бастард Орлеанский, — 26 лет;

— Жан Потон де Ксентрай – 27 лет;

— Этьен Виньоль, называемый Ла Ир – 38 лет;

— Жиль де Рэ, маршал Франции, — 25 лет;

— Жан герцог Алансонский – 22 года;

— Жак де Шабанн Ла Паллис – 27 лет;

— Антуан де Шабанн-Даммартен, его младший брат, — 20 лет;

— Артур де Ришмон, герцог Бретонский, — 36 лет;

— Жанна Девственница – 22 года.

Средний возраст – 25 лет.

Этим людям суждено прославить целый период французской истории. И три с половиной века пройдут, прежде чем в революционных армиях вновь появятся 25-летние полковники и 30-летние генералы, победы которых оправдают вверенное им командование.