Шарль Люсьето (ум. 1932)

Шарль Люсьето (ум. 1932)

Есть разведчики, вся жизнь которых — подвиг, и о похождениях которых можно написать целые тома. Есть же такие, которые совершили только одну разведывательную акцию, но по своей важности и значению она достойна занесения в анналы разведки. К их числу можно отнести и Шарля Люсьето, французского патриота, офицера времён Первой мировой войны, автора шпионских романов.

Уроженец Эльзаса, Шарль превосходно знал немецкий язык, да и внешностью скорее походил на немца, чем на француза. Когда началась война, он, инженер по образованию, был призван в армию и зачислен в контрразведку. Но начальство скоро заметило в нём задатки разведчика, и его судьба круто изменилась. Вместо того чтобы вылавливать вражеских лазутчиков, он сам должен был выполнять задания в неприятельском тылу.

Под видом немца его направили изучать производство боеприпасов, сосредоточенное в промышленной зоне Рейнской области. Люсьето собрал подробные данные об огромном заводе Круппа в Эссене. Это был, по существу, надёжно охраняемый город, где изготовлялись тяжёлые орудия, снаряды к ним, шрапнель и другие военные изделия. Все собранные материалы, планы и чертежи Люсьето успешно переправил во Францию. И хотя в его задачи не входило изучение Баденского анилинового завода и содового завода в Мангейме, он, на всякий случай, завёл полезные знакомства и там.

22 апреля 1915 года разыгралась драма на реке Ипр в Бельгии — германское командование впервые применило новинку — удушливые газы. Первым из них был хлор: газ выпускался из металлических резервуаров, тайно доставленных на фронт. Следует, однако, заметить, что применение немцами газов не должно было бы стать для союзников чем-то неожиданным. И от разведки, и из других источников они получили немало заслуживающих доверия сообщений о предстоящих немецких газовых атаках. Но лишь генерал Ферри, командовавший 11-й дивизией, единственный из французских военачальников, отнёсся к этим сообщениям со всей серьёзностью и предупредил об опасности расположившиеся рядом части англичан. У немца-дезертира, сдавшегося близ Лангемарка 13 апреля, был найден примитивный противогаз. По словам дезертира, такой противогаз выдавался каждому солдату, который должен был идти в бой. Но, как это часто бывает, высшее командование объявило Ферри о своём недовольстве, вызванном особенно тем, что он предупредил англичан самолично, вместо того чтобы делать это по всем правилам, то есть через ставку генерала Жоффра. И даже после первой германской успешной газовой атаки, которой и само немецкое командование побаивалось, Ферри всё же подвергся наказанию: его сместили за то, что он был прав.

В результате газовой атаки две французские дивизии дрогнули и отступили, из-за чего фланг канадцев «повис в воздухе». Однако канадцы и англичане сумели всё же удержать фронт.

С опозданием, но войскам были розданы первые образцы противогазов. Дальнейшие попытки газовой атаки обратились против самих же немцев. Они не учли того, что во Фландрии господствуют ветры западных и юго-западных направлений. Внезапно переменившееся направление ветра привело к тому, что газовый туман понёсся на атакующих немцев, и сотни кайзеровских солдат погибли.

Стало ясно, что немцы будут искать другие способы применения газов. С целью разузнать о них Люсьето был вторично переброшен через линию фронта. Посетив Мангейм и восстановив свои связи, он узнал, что газы производятся именно там, но наполнение газом мелких резервуаров осуществляется в другом месте. Наблюдая за железной дорогой, он установил, что с крупных химических заводов уходит множество железнодорожных цистерн. Куда и зачем? Ему удалось выяснить, что они перегоняются на заводы Круппа в Эссен. Пришлось пробираться туда, хотя было известно, что нигде немецкая контрразведка не работает так успешно, как в районе заводов Круппа. Исполняя роль контуженного на фронте и получившего отпуск немецкого солдата, Люсьето часами просиживал в кафе, где мастера и механики крупповских заводов проводили свой досуг. Он угощал их пивом и сумел кое-что разузнать из их разговоров. Там же, в кафе, он подружился с пожилым полицейским, служившим в охране завода. Тот нудно и скучно часами мог рассказывать о своей семье, о похождениях в молодости, о положении на фронтах. Молчаливый Люсьето оказался прекрасным собеседником, так как никогда не перебивал его.

Люсьето повезло. Однажды полицейский рассказал о готовящемся удивительном эксперименте с газовыми снарядами. «Отравляющие газы в снарядах? — воскликнул Люсьето. — Из обыкновенного полевого орудия? Это немыслимо!»

Но полицейский стоял на своём, утверждая, что в снарядах может содержаться газ, что вскоре орудия будут стрелять этими газовыми снарядами, и что он может доказать это. Люсьето поспорил с ним на две тысячи марок, и полицейский захватил его на официальное испытание удивительных снарядов.

Они отыскали для себя укромный, но удобный наблюдательный пункт на полигоне и стали свидетелями того, как на боевые позиции подкатило несколько автомобилей, из которых вышли сам кайзер Вильгельм, члены его штаба и другие важные лица.

Для производства опытов подготовили 77-миллиметровое полевое орудие и тяжёлую морскую пушку. В качестве объекта избрали стадо овец, пасшихся примерно на расстоянии тысячи двухсот метров. Первым выстрелило полевое орудие. Его снаряд разорвался с шипением, совсем не похожим на обычный разрыв. Затем выстрелило морское орудие. Ни один из снарядов не попал прямо в стадо, но после каждого выстрела поднималось облачко жёлто-зелёного дыма, и его несло ветром прямо на стадо. Когда дым рассеялся, на том месте, где оно находилось, не осталось ничего живого.

И полицейский, и «контуженый солдат» выразили свои восторги по поводу увиденного и надежду на то, что таким образом Германская империя выиграет войну. Особенно радовался полицейский, положивший в карман честно выигранные деньги.

Но Люсьето на этом не остановился. Ему захотелось приобрести сувенир — осколок одного из снарядов. Полицейский сам вызвался сходить на поле и доставил просимое.

Одному ему известными путями Люсьето сумел пересечь линию фронта и уже через три дня представил осколок в Париже своим начальникам. Он был отправлен на экспертизу в химическую лабораторию знаменитого химика Эдмона Бейля, который установил, что снаряды начинены фосгеном и хлороформиатом трихлорметила — удушающим газом.

Тогда же было признано необходимым немедленно сконструировать усовершенствованный противогаз. Одновременно англичане и французы тоже занялись массовым изготовлением газовых бомб и снарядов.

Люсьето выполнил ещё несколько секретных заданий в немецком тылу и ни разу не был пойман и изобличён немцами. После окончания войны Люсьето занялся литературой. Он стал создателем серии «Война мозгов», целиком посвящённой шпионажу. Только в 1928–1932 годах выпустил такие книги, как «Красная дева Кремля», «На специальных заданиях», «Преданные врагу», «„Чёрный дьявол“ (контрразведка в Бельгии во время войны)», «Шпион кайзера», «Разведчица в кровавых руках», «Стая волков».

Люсьето выдумал персонаж по имени Жан Никто, в известной степени двойника автора. Помимо творческой фантазии, в произведениях Люсьето содержалась информация исключительной точности не только о прошедшей мировой войне, но и включающая описание проводимых в 1930-е годы операций как немецкой, так и советской разведок. Фотографии, карты и схемы организаций очень точны и наводят на мысль, что автор мог получить их только из хорошо информированного источника, скорее всего из разведслужбы. Не случайно и то, что его работы печатало издательство «Берже-Левро», обычно публикующее работы сотрудников Второго бюро (французской разведки).

В своих книгах Люсьето не скрывает дружеских отношений с шефом французской разведки. Таким лицом действительно был полковник Ленэ, глава разведки с 1928 по 1932 год, специалист контрразведки, особенно по делам, касающимся СССР.

В 1932 году Шарль Люсьето объявил о выходе следующей книги под названием «Архивы ЧК». Но вскоре неожиданно умер.

Проект Тайны веков копит на мощный компьютер! Есть желание помочь? Жми!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *