Георгиевский крест с лавровой ветвью

Георгиевский крест с лавровой ветвью

Эта награда была учреждена 29 июня 1917 г. и представляла собой Георгиевский крест, который «за подвиги личной храбрости» вручался офицерам «по удостоению общего собрания» солдат части и носился на левой стороне груди правее всех других орденов, исключая орден Св. Георгия. С 25 июля 1917 г. такие кресты могли вручаться и офицерам флота «по удостоению общего собрания личного состава корабля». Чтобы офицер получил такую награду, «за» должны были проголосовать две трети собравшихся.

Чтобы отличить крест внешне от «обычного» Георгиевского креста, поверх ленты крепилась металлическая лавровая веточка (на крестах 3-й и 4-й степеней из белого металла, на крестах 2-й и 1-й степени – из желтого). Рисунок этой веточки был разработан Техническим комитетом 8 июля, окончательный вариант утвердили 19 августа, а чеканка веточек началась лишь в сентябре, так что многие награжденные заменяли металлические веточки шитыми.

На первый взгляд Георгиевский крест с лавровой ветвью ничем не отличался от обычного креста. На самом же деле изображение Св. Георгия Победоносца на коне в центре креста было крупнее, а размер самого медальона увеличился с обычных 13 мм до 15 мм. На реверсе указывалась только степень креста – не было ни его номера, ни привычных уже букв «БМ» и «ЖМ», означавших соответственно белый и желтый металлы.

Весьма необычно сложилась судьба одного из кавалеров этой награды – Федора Евгеньевича Коновалова. Начав Первую мировую войну поручиком, он закончил ее полковником, кавалером орденов Св. Станислава 3-й и 2-й степеней с мечами, Св. Анны 4-й, 3-й и 2-й степеней с мечами, Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Св. Георгия 4-й степени и Георгиевского оружия. Георгиевский крест 4-й степени с лавровой ветвью № 856 832 получил 10 августа 1917 г. «за то, что в период с 24 июня по 18 июля 1917 г. под сильным и действительным артиллерийским огнем противника, несмотря на пробоины в самолете, с явной опасностью для жизни, совершил успешно ряд воздушных разведок, произведя фотографические снимки и доставил важные сведения о неприятеле». Кроме того, 19 июля 1917-го подполковник Коновалов, несмотря на сильный зенитный огонь, успешно отбомбился по станции Войгяны, а по пути на аэродром вступил в бой с немецким истребителем и «заставил его спикировать в лес». В дальнейшем Ф.Е. Коновалов воевал в Белой армии, работал в Турции, Египте, был военным советником императора Эфиопии Хайле Селассие и активно принимал участие в войне против фашистской Италии. Впоследствии участвовал также в Гражданской войне в Испании, получив полковничий чин в армии генерала Франко. А после Второй мировой Коновалов переселился в Южно-Африканский Союз, где стал известным археологом.

Коновалов был одним из семи русских летчиков, заслуживших Георгиевский крест с лавровой ветвью. Для сравнения: орден Св. Георгия 4-й степени получили 98 летчиков, а Георгиевское оружие – 122. Некоторые (например, знаменитый ас И.А. Лойко) своего «Георгия с веточкой» поносить так и не успели…

А вот за какие подвиги получили «Георгии с веточкой» другие доблестные офицеры русской армии. Подпоручик 112-й артиллерийской бригады Александр Георгиевич Соловьев во время Кревской наступательной операции 6—11 июля 1917 г., «находясь на сильно и непрерывно обстреливаемых наблюдательных пунктах, спокойно и энергично управлял огнем» своей батареи (крест № 662 970). Капитан лейб-гвардии Преображенского полка Михаил Николаевич фон Моллер «в бою 11 июля 1917 г. при постоянных атаках противника, под убийственным огнем в течение всего боя обходил занимаемый ротой участок и своим личным примером мужества и хладнокровия ободрял своих подчиненных. Удержал за собой этот участок, чем и способствовал успеху боя» (крест № 1 216 561). А его сослуживец, капитан Георгий Владимирович Зубов, «в бою 7 июля 1917 г. у д. Мшаны под губительным огнем противника выдвинул роту из резерва и прикрыл фланг 2-го батальона, отбив контратаку германцев», за что получил крест № 1 216 563.

Из знаменитых русских военачальников Георгиевского креста с лавровой ветвью удостоились те, кто успел проявить себя во время так называемого «наступления Керенского» – общего летнего наступления 1917 г. Успехом оно не увенчалось, но тем не менее дало русской армии множество героев. Так, Георгиевского креста 4-й степени с лавровой ветвью был удостоен генерал-майор барон Петр Николаевич Врангель (с формулировкой «За отличия, выказанные им, как командиром Сводного конного корпуса, прикрывавшего отход нашей пехоты к линии реки Збруч с 10 по 20 июля 1917 г.»), командир 1-го Гвардейского корпуса генерал-майор Владимир Зенонович Май-Маевский (именно он стал прообразом генерала Ковалевского из фильма «Адъютант его превосходительства»), командир 1-го Сибирского армейского корпуса генерал-лейтенант Евгений Александрович Искрицкий, начальник 1-й Забайкальской казачьей дивизии генерал-майор Африкан Петрович Богаевский. Их судьбы в дальнейшем сложились по-разному – Врангель, Май-Маевский и Богаевский стали участниками «Белого Дела», Искрицкий служил в Красной армии и был репрессирован.

Некоторые кавалеры Георгиевского креста с лавровой ветвью и в дальнейшем удостоились высоких наград. Например, полковник Г.А. Вержбицкий во время Гражданской войны, уже будучи генерал-лейтенантом, получил орден Св. Георгия 3-й степени, а Д.Н. Сальников стал единственным обладателем сразу двух почетнейших «белых» знаков – «За 1-й Кубанский (Ледяной) поход» и «За Великий Сибирский поход».

История Георгиевского креста с лавровой ветвью оказалась очень недолгой – учрежденный 29 июня 1917 г., он был упразднен уже 16 декабря вместе со всеми другими русскими наградами. Тем не менее за пять с лишним месяцев его успели получить около 2 тысяч человек.

Отношение к этой награде было своеобразным. Многие считали ее порождением «керенщины», неудачной попыткой «демократизировать» русскую наградную систему, сломать стену между офицерством и солдатской «массой». Другие, наоборот, гордились этим знаком отличия именно за его «народный» статус. Видимо, именно с этим противоречивым отношением связано ношение награды военачальниками белых армий: Май-Маевский и Богаевский свои солдатские «Георгии» надевали, но, насколько можно судить по фотографиям, носили их без «веточки» на ленте, а вот на фотографиях Врангеля этой награды вы не найдете: Петр Николаевич носил на груди только орден Св. Георгия 4-й степени, полученный им еще в 1914-м.

Во время Великой Отечественной войны эту награду крайне редко, но можно было встретить на мундирах советских офицеров. Так, полковник Красной армии Андрей Георгиевич Серга носил на кителе, помимо советских, заслуженные им на Первой мировой войне орден Св. Георгия 4-й степени и Георгиевский крест 4-й степени с лавровой ветвью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *