Государство Инков: город и империя

281
Просмотров



Тело и хвост пумы расположены ниже Саксауамана и надежно защищены щитом его огромных крепостных стен. Некогда тут находился Куско инков, сегодня здесь лежит город, носящий то же самое название. Хотя испанцы никогда об этом открыто не заявляли, тем не менее индейский, «языческий» Куско они хотели сровнять с землей столь же беспощадно и основательно, как это было сделано со столицей мексиканской империи ацтеков Теночтитланом (Tenochtitlan).

Однако святыни и дворцы столицы инков не были полностью разрушены, как это случилось в Теночтитлане. Фундаменты и стены многих из них сохранились, так как их использовали при строительстве дворцов и католических соборов в более поздний период.

Именно поэтому, для того чтобы увидеть развалины комплекса знаменитых достопримечательностей города, а также национального храма инков, посвященного, разумеется, Солнцу, мне пришлось во время моего первого пребывания в Куско посетить католический собор и монастырь Санто-Доминго. Католический собор современного Куско отнюдь не случайно возвышается как раз на том месте, где некогда восьмой Инка приказал воздвигнуть нечто вроде торжественного зала. Остатки же Пукамарки — большого дворца Инки Тупака Юпанки, — напротив, были встроены в стены домов и дворцов, которые сейчас в Куско окаймляют улицы Св. Катерины и Св. Августина, или же находятся на аллее Маури или на улице Арекипы и т. п.

Таким образом, Куско «сыновей Солнца» в глазах современного посетителя сливается с новым городом испанцев. Благодаря самым первым посетителям испанского Куско — авторам хроник о Перумы довольно точно знаем, как выглядел Куско инков после той огромной перестройки, которая была осуществлена во времена правления Пачакути и Тупака Юпанки. Однако прежде, чем мы углубимся в описание Куско, я хочу еще раз напомнить читателю тот факт, что город имеет совершенно непонятное для нас (высотное) местоположение. Инки построили Куско на высоте 3400 метров над уровнем моря (в Европе на подобной высоте не располагаются даже деревни). Крепость Саксауаман и граничащие с ней объекты — Кенко, Трон Инки и др. -расположены еще выше, на склонах горных исполинов, окружающих Куско и его долину с трех сторон (только с четвертой стороны-на юго-востоке-долина открыта и простирается в обозримую даль).

В долине Куско находятся плодородные поля, однако кое-где между ними вплоть до сегодняшнего дня сохранились отвратительные болота. В долине протекают две речушки — Уатанай и Тульюмайо, на берегу которых некогда возникло поселение Куско. Позднее инки укрепили берега обеих речек своей столицы гладко обтесанными каменными блоками.

Жители столицы империи по традиции разделяли ее на две части: северную, расположенную выше, — Ханан Коско (дословно Верхнее Куско), и южную и, следовательно, расположенную ниже — Хурин Коско (Нижнее Куско).

Дома в Ханан Коско были непритязательны, однако окрашены в яркие, гармонировавшие с одеждой гостей Куско цвета. Этот город стал воистину сердцем империи. Хотя жители государства без разрешения Инки или его представителей не смели покидать свои селения и города, тем не менее ежедневно сотни и даже тысячи людей прибывали по делам в столицу со всех концов империи. А так как одежда этих «туристов» из народа сильно отличалась от одежды жителей столицы, это придавало городу чарующий колорит.



Во времена конкисты один из летописцев писал, что он встретил в Куско индейцев племени юнга (жители северного побережья, то есть мочики), закутанных, как цыгане в Испании, затем индейцев колья (индейцы аймара) с берегов озера Титикака, а также индейцев канса, носивших большие широкие шапки, индейцев гуанка из окрестностей города Яуйо, с чьих голов свисали огромные косы и даже веревки.

Он встречал здесь людей из племени канча, украшенных желтыми или красными налобными повязками, индейцев каньяри, а также представителей многих других южноамериканских народностей.

Куско инков — если глядеть на него глазами нашего современника-производил впечатление города, где каждый день происходит большой фольклорный фестиваль или массовая демонстрация национальных костюмов представителей самых различных племен и этнических групп, населявших огромный, почти безграничный мир индейцев.

В то время как Ханан Коско принадлежал народу, нижняя часть города, Хурин Коско, представляла собой резиденцию господ, небольшой группы правящей элиты государства инков. Уже с ранних пор Хурин Коско был абсолютным центром этого индейского государства. Именно здесь — как утверждает предание — некогда поселился после прибытия в долину Куско легендарный основатель империи — первый Инка, Манко Капак. В этой же части города позже были воздвигнуты все святыни инков и заложены фундаменты дворцов отдельных правителей.

Великий реформатор империи Инка Пачакути — «Преобразователь мира», как гласит вольный перевод его имени, — был автором плана, а впоследствии и первым Инкой, начавшим осуществлять перестройку Куско. Пачакути запретил всем тем, кто не принадлежал к королевскому айлью, то есть к королевскому клану, роду, селиться в хурин Коско. Проявлением особой милости и благосклонности Инки было разрешение должностным лицам, куракам, построить себе здесь дом.

Центром Хурин Коско была огромная площадь Радости, которая на языке кечуа называлась Уакапата. Эта площадь и окружающие ее улицы были окаймлены важнейшими зданиями империи. К числу самых значительных, вне всякого сомнения, принадлежал комплекс святынь и храмов, над которыми возвышалась национальная святыня инков огромный и великолепный Храм Солнца — Кориканча. Район, примыкавший к храму, также носил название Кориканча.

Центральный храм района Кориканча, безусловно, был посвящен «отцу инков», золотому Солнцу. Поэтому и стены Храма Солнца сверху донизу были облицованы золотыми пластинами (для инков

золото являлось символом Солнца, серебро-Луны).

Внутри храма находился алтарь с огромным изображением солнечного диска, от которого во всех направлениях исходили золотые лучи.

Чтобы еще больше увеличить блеск этого божественного храма, в восточных и западных его стенах были сделаны большие ворота, через которые солнечные лучи проникали в святыню, отчего массивный золотой диск алтаря вспыхивал тысячами огней. Позднее, когда испанские завоеватели Куско делили награбленную в столице инков добычу, некоему Мансио Сьерра де Легисамо достался этот тяжелый солнечный диск из золота.

Помимо огромного изображения Солнца, в национальной святыне Кориканче почитались (хотя и не во все времена) мумии умерших правителей. Их помещали вдоль стен храма. Они сидели здесь так же, как иногда наверху, над Куско, на величественных тронах. Королевские троны священных Инков в Кориканче были сделаны, естественно, не из камня, а из золота. Кроме того, они стояли на возвышении, которое было покрыто ковром, сотканным из золота.

К Храму Солнца примыкал дворец, где размещался Верховный жрец, своего рода «папа» инков, Вильяк Уму. Его дом и пять других великолепных построек, в которых жили помощники Верховного жреца, были покрыты белой соломой с вплетенной в нее золотой проволокой.

В районе Кориканчи почиталось не только Солнце. В соседнем храме почиталась серебряная Луна; по представлениям инков, она была супругой и одновременно сестрой их национального божества. Так же как золотой диск украшал алтарь Храма Солнца, на алтаре Храма Луны сверкал массивный серебряный диск. Вдоль стен Храма Луны на серебряных тронах восседали мумии покойных супруг мертвых Инков.

Древние перуанцы были страстными почитателями звезд. Именно поэтому третья из святынь в Кориканче была посвящена еще одному небесному телу-Венере. Здание этого храма, состоящего из двух частей, к счастью, устояло перед буйством завоевателей и до сих пор украшает Куско.

На другой стороне комплекса зданий в Кориканче располагались два святилища: одно из них было посвящено грому, другое — молнии; примерно такой же величины, что и последнее, было третье святилище, в котором почиталась радуга.

Наряду с храмами Радуги, Грома, Молнии, Венеры, Луны и, разумеется, золотого Солнца к епархии Кориканчи принадлежал и жертвенник. Его узкие желоба, по которым стекала кровь животных, убитых по ритуалу, сохранились до сегодняшнего дня. Здесь находился и маленький внутренний дворик, в котором стоял большой, вырубленный из каменной глыбы сосуд, в котором для Инков готовилось любимое ими маисовое пиво — чича. В этом каменном сосуде совершала ритуальное очищающее омовение во время официального «венчания» койя — сестра и законная супруга Инки.

Поскольку Кориканча, как и многие другие дворцы и храмы Куско, снаружи был облицован золотыми пластинами, ослепительный блеск сверкавших на солнце строений города произвел сильнейшее впечатление на первых европейцев. Именно поэтому они, где только это было возможно, прежде всего разграбили эти золотые пластины. Первый хронист, упоминавший об этих драгоценностях инков, сообщает, что его соотечественники лишь с одного-единственного здания высотой 350 футов содрали свыше 700 золотых пластин, которые все вместе весили до 500 испанских песо.

Раз уж мы заговорили о золоте-«поте божественного Солнца», как считали инки, то стоит вспомнить и о том, что моряки Писарро именно здесь, неподалеку от Кориканчи, обнаружили восьмое чудо света — уникальный, несказанно прекрасный золотой сад Куско, который мы уже описывали в начале книги. Разумеется, они его разграбили и опустошили, то есть, если так можно выразиться, убили.

Рядом с золотым садом Кориканчи и Храмом Солнца возвышался дом «невест Солнца» (весталок Инков). Эти девушки прибывали в Куско из всех уголков империи для того, чтобы служить здесь как божественному Солнцу, так и его сыну, великому Инке. В здание монастыря не смел вступить никто из простых смертных, кроме тех, кто в нем жил, и, естественно, самого Инки и женского состава его айлью.

Тот же, кто осмелился нарушить неприкосновенность монастыря Куско, должен был принять смерть. Подобная кара грозила и тем «невестам Солнца», которые запятнали себя близостью с мужчиной. В таком случае (что, впрочем, было маловероятно) ужасная участь постигала родную общину девушки. В наказание за страшное прегрешение своей землячки все селение ровнялось с землей.

На другой стороне центральной площади Радости в Куско находилось большое здание ячауаси. Это было учебное заведение, в котором получали образование отпрыски знатных родов, благородные юноши империи. Здесь они обучались всему тому, чего достигли тогдашние инки в своих познаниях; при этом они овладевали не только теоретическими знаниями, но и «государственным искусством», приобщались к практическим навыкам.

Наряду с храмами, домами «избранниц Солнца» и школами в квартале правителей Куско доминировали, конечно, дворцы регентов империи. Характерно, что каждый Инка всегда возводил для себя новую великолепную резиденцию. Дворец своего предшественника и дворцы всех других ранее умерших Инков превращались в своего рода памятные места, — места почитания августейших покойников.

Так, например, Пукамарка, дворец Инки Тупака Юпанки, был посвящен памяти его владыки. Змеиный Двор — Амаруканча — был резиденцией, а позднее мемориалом Инки Уайна Капака. На центральной площади стоял дворец Инки Рока. Неподалеку от него возвышался дворец преобразователя Куско Инки Пачакути. Высоко над городом, в непосредственном соседстве с Головой Пумы, крепостью Саксауаман, стоял небольшой дворец Калькампата, воздвигнутый здесь, очевидно, основателем и «праотцем» этой династии — первым Инкой, Манко Капаком.

Так выглядел Куско инков, чудо из камня и золота. Как сказал один из авторов хроник, Сьеса де Леон, если бы он захотел описать и перечислить все чудеса Куско, то он не смог бы закончить свой рассказ до конца дней своих.