Государство Инков: открытие «Золотой страны»

Мачу-Пикчу, а также все остальные великолепные города инков Перу по праву можно назвать каменными сокровищами «сыновей Солнца». Впрочем, Писарро и его приспешники — первые завоеватели этой страны — искали в Перу нечто другое. Им нужно было лишь то, что имело в их глазах ценность. Для жадных на поживу «рыцарей удачи» единственным мерилом подлинной ценности, подлинного богатства, конечно же, было золото.

Находившийся на Кубе индейский вождь Атуей в свое время сказал (причем он действительно был в этом убежден), что золото является «единственным истинным богом испанцев». Да, за этим единственным богом, за «золотым тельцом» и гонялись в Новом Свете белые люди, причем делали они это с невероятным упорством.

Еще задолго до того, как Южная Америка индейцев стала объектом глубокого изучения, эти люди, одержимые маниакальным желанием, основываясь на различных слухах, заимствованных бог знает из каких рук, создали для себя мираж «Страны золотого человека», по-испански «Эльдорадо». По наиболее популярной сказке об Эльдорадо, во главе этой страны находился король, облаченный в золотые одежды. Испанец Мартинес даже опубликовал карту страны под названием Эльдорадо, в которой он сам будто бы жил более двухсот дней. Он утверждал, что границами этой страны служат три горы: из меди, из серебра и из золота.

Именно Эльдорадо — «страну золота» — и искали в индейской Южной Америке завоеватели. И надо сказать, что делали они это с исключительной настойчивостью. Одному из них — Франсиско Писарро, — как ни странно, посчастливилось найти такую золотую страну. Да, действительно, Тауантинсуйу — Перу инков — на самом деле была «золотой страной». И даже сейчас империю инков очень часто называют не только «империей Солнца», но и «империей золота». Оба эти определения тесно связаны друг с другом. Золото есть «цвет» божественного Солнца. И как таковое оно было символом его земных «сыновей», правителей этого государства.

В воображении перуанских индейцев между золотом и «сыновьями золотого Солнца» существовала особая, буквально мистическая связь. Причем связь эта существовала с давних пор. Уже тогда, когда Манко Капак, стоявший во главе четырех братьев-айяров, странствовал по горам Перу в поисках земли обетованной, инки, для того чтобы отличаться от местных, «обычных» индейцев, в знак своей исключительности несли с собой множество золотых предметов. Они были вооружены оружием, сделанным из чистого золота. Их женщины были одеты в одежды, на которых были нашиты золотые украшения. Жены четырех айяров несли в руках золотые сосуды — аукильи, из которых знатная дружина попивала чичу.

Золото было «гербом» владык Тауантинсуйу. Именно поэтому Инки объявили золото своей собственностью. Все золото, независимо от того, находилось ли оно еще в земле или же было из нее извлечено (в равной мере это относилось к серебру), принадлежало только одному человеку — властелину империи.

Золото украшало храмы Солнца, возведенные в честь небесного отца инков — Инти. Украшало оно и дворцы владык империи. Со временем инки так же стали рваться к золоту, как рвались к нему те, кто лишил их права властвовать в этой золотородной стране после битвы у Кахамарки. Именно поэтому «сыновья Солнца» на захваченных ими территориях, например в аргентинском Тукумане или же в Кольясуйу, «контрибуцию» взимали золотом.

Самый большой золотой урожай «сыновья Солнца» получили после захвата прибрежной перуанской империи Чиму. Золотые трофеи, захваченные в городах и храмах Чиму (а эта империя дольше всего сопротивлялась инкам), по стечению обстоятельств были сосредоточены победителями там, где несколькими десятилетиями позднее складывал сокровища инков Писарро, — в городе Кахамарке.

Одержав триумф над империей Чиму и доставив их сокровища в столицу Тауантинсуйу, инки под страхом смертной казни запрещали выносить из города желтый металл, хоть раз побывавший в Куско. В столице сосредоточивалось в прямом смысле слова все золото Южной Америки, примерно так же, как в другой части Америки в наши дни золото хранится в несгораемых сейфах Форт-Нокса.

В столицу «сыновей Солнца» желтый и белый металл стекался буквально с железной регулярностью. Ежегодно в Куско поступало 15 тысяч арроб золота (1 арроба равняется примерно 11,4 килограмма); серебра в столицу ежегодно поступало 50 тысяч арроб. Таким образом, можно установить, что во время правления инков в столицу их империи было доставлено от 50 до 100 тысяч тонн золота и почти 25 миллионов тонн серебра! Как мы видим, совершенно невообразимое количество.

В Перу инков золото добывали из россыпей на склонах Анд или — чаще — путем промывания речного песка. Серебро же добывалось в настоящих рудниках, которые — все без исключения — являлись собственностью государства, точно так же как государству принадлежал и весь добытый в них металл. Многие из шахт, исконно принадлежавших инкам, продолжали эксплуатироваться и в период колонизации. К их числу относятся, например, сказочно богатые рудники в боливийском Потоси, перуанском Чоклокочи, Кайльоме и других местах.

В государственных рудниках империи работали пурехи, находившиеся здесь в рамках миты самое большее три месяца в году. Добытая шахтерами руда переплавлялась в маленьких плавильных печах, к которым подводились медные трубы. Чтобы изделия, предназначенные для использования в быту, были достаточно прочными, их закаливали. Предметы культа, а также декоративные изделия, сделанные из золота и серебра, зачастую изготавливались из тонких листов этих металлов, на которых затем чеканился соответствующий орнамент. Другие изделия украшали инкрустацией, гравировкой и тому подобное.

Так же как и их предшественники, инки достигли высокого мастерства в обработке металлов. Помимо золота, предназначавшегося исключительно для владыки государства и наиболее видных представителей элиты империи, а также серебра, жители Тауантинсуйу в основном использовали медь (на языке кечуа «анта»). Из меди делали инструменты, утварь, оружие. Добывали инки и олово. Они умели также изготавливать и бронзу, в состав которой в древнем Перу, как правило, входило около 10% олова.

Кроме золота, серебра и меди, инкам была также известна платина, которую называли «белым золотом». Платину «сыновья Солнца» добывали в одном-единственном месте империи — в бассейне реки Эсмеральдас на северо-западе нынешнего Эквадора. Кстати, американский профессор Джон Олдон Мейсон нашел в Перу и украшения из платины. Примечательно, что они были изготовлены не методом чеканки, а методом отливки. В Кориканче — национальном храме инков — находилось изображение Луны, сделанное из платины, в диаметре оно составляло 10 метров, а весило 80 испанских арроб, то есть более 900 килограммов.

В месторождениях, находившихся в области Уанкавелика, инки добывали также олово («тити») и ртуть. Ртуть использовалась ювелирами империи при нанесении позолоты на предметы и украшения из бронзы. «Сыновьям Солнца», конечно, было известно железо (для обозначения железа у них даже было специальное слово), однако они им не пользовались. Судя по всему, это железо было метеоритного происхождения. Доколумбовы индейцы Перу владели основной технологией обработки золота, серебра, меди и других металлов. Иными словами, они умели лить, ковать, паять и чеканить. Излюбленным способом обработки драгоценных металлов в Тауантинсуйу был «метод потерянного воска». В этом случае инкский мастер прежде всего изготовлял из твердой смолы модель того или иного предмета, который он хотел сделать из серебра или золота. После этого он покрывал модель обычной гончарной глиной. При обжиге смола постепенно вытекала, а в образовавшуюся таким путем глиняную форму ювелир заливал расплавленный металл. После того как металл остывал, глиняная форма разбивалась — изделие из золота или серебра было готово. Описанный способ применялся при изготовлении ювелирных изделий инков, а также золотой утвари и инструментов, предназначенных для «сына Солнца».

Таким образом, золото, которое на заре истории инков служило всего лишь своего рода мифическим доказательством исключительности инков и было вместе с тем символом их сверхъестественной связи со своим небесным отцом, за последние сто лет стало, во всяком случае должно было стать, символом или же доказательством чего-то другого, совсем другого, — символом их необычной роскоши, их головокружительного богатства.

«Сыновья Солнца», самовластно объявившие себя владыками всего известного им мира, с помощью накопленного ими золота демонстрировали свету не только свою бесконечную великую мощь, но и столь же безграничное богатство. Теперь золотом сверкали не только их храмы и дворцы, но и сами они носили золото на теле. Они надевали расшитые золотом рубашки, называвшиеся «пура-пура», их сандалии были сделаны из чистого золота. Наконец, знаменитый Пачакути даже заменил традиционную корону своих предков, сделанную из красной шерсти и украшенную бахромой, на золотую диадему с великолепными тяжелыми изумрудами.

Из золота, конечно, были сделаны и носилки, в которых путешествовали Инки. Из чистого золота стали делать и «тиану» — трон «сыновей Солнца», на изготовление которого шел металл в 16 каратов. Отныне золото украшало и сопутствовало не только живым, но и мертвым Инкам. На всех дворцах Куско, принадлежавших тому или иному ныне покойному владыке, стал красоваться большой бюст, называвшийся «каоки». От своих семей (так называемых перуанских панак) мумии получали множество даров из золота. Золотые подношения достигали таких гигантских размеров, что, к примеру, Педро Писарро, прибывший в эту страну в XVI столетии, заключил, что «в Перу большая часть ценностей принадлежит мертвым», то есть мумиям.

Когда на землю Перу ступили первые испанцы, предметом их вожделенных устремлений сразу же стали сверкающие сокровища, которыми они хотели завладеть во что бы то ни стало.

Проект Тайны веков копит на мощный компьютер! Есть желание помочь? Жми!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *