Государство Инков: портрет искателя — портреты искомых

Спустя четверть столетия после замечательных экспедиций Хайрема Бингема другой представитель плеяды одаренных энтузиастов, обладавших множеством профессий и множеством интересов, венгр Пауль Фейеш, в окрестностях Мачу-Пикчу открыл или, во всяком случае, впервые детально обследовал развалины нескольких других, ранее неизвестных городов «сыновей Солнца». Он родился в старинной венгерской семье в конце прошлого столетия.

От своих родителей молодой Фейеш (тогда его еще звали Пал) не унаследовал ни дворянского титула, ни состояния. Отец его умер, когда мальчику исполнилось всего лишь два года. Тем не менее, когда Пауль подрос, он решил учиться медицине.

Впрочем, вскоре началась первая мировая война, и, поскольку габсбургской монархии нужны были солдаты, из студента-медика Фейеша сделали гусара. После того как Австро-Венгерская империя позорно проиграла свою последнюю войну, Пауль Фейеш снова возвратился в аудиторию медицинского факультета в Пеште. Теперь он уже связывал свое будущее не только с медициной: его страстно манил к себе театр и, пожалуй, еще больше — только что зародившееся кино.

Недоучившийся медик, возвратившийся с войны королевский гусар, он становится режиссером своего первого творения (в ту пору ему было около 20 лет) — фильма «Пан». Вскоре Фейеш ставит еще несколько не слишком длинных художественных фильмов, например «Звезды Эгера» по мотивам одной новеллы, повествующей об оккупации Венгрии турками.

Кинематографическая карьера Пауля Фейеша была головокружительно быстрой. За прошедшие три года его жизни в Будапеште он успевает закончить медицинский факультет, жениться, развестись. Кроме того, он успевает поставить несколько опер, съездить в Париж, с тем чтобы там, в этом очаге европейского искусства, заняться театральной режиссурой. Некоторое время он даже работает вместе с одним из крупнейших деятелей театра нашего столетия, Максом Рейнгардтом. В то же самое время у себя на родине, в Венгрии, он репетирует традиционные мистерии. Наконец ему приходит в голову идея попытать счастья и за океаном.

Двадцатипятилетний врач, отставной гусар, кино- и театральный режиссер, постановщик венгерских мистерий, Пауль Фейеш долгое время перебивается в Нью-Йорке без работы. Потом совершенно случайно он встречается с доктором Симоном Флекснером — выдающимся ученым, открывшим бациллу Флекснера, автором ряда научных работ о дизентерии и других болезнях. Флекснер предлагает безработному венгру заняться делом в Америке. Так Фейеш на долгое время возвращается к той профессии, которую он получил в высшем учебном заведении. Помимо медицины в собственном смысле слова, он теперь начинает активно заниматься и бактериологией.

Однако сердце Фейеша по-прежнему принадлежит главным образом кино и театру. А поскольку в Америке есть не только Нью-Йорк, а где-то в противоположной стороне находится и Голливуд, он отказывается от блистательной научной карьеры и направляется в Калифорнию. Вначале поиски работы и здесь оказались безуспешными. Впрочем, со временем ему удается познакомиться с несколькими влиятельными людьми. В частности, у него завязывается большая дружба с Чарли Чаплином. С помощью калифорнийских знакомых ему удается поставить свой первый фильм под названием «Последнее мгновение».

Фильм Фейеша был восторженно принят критикой. Теперь уже все пошло как по маслу. Венгерский эмигрант снимает ряд фильмов для компании «Универсал», такие, например, как «Бродвей», «Эрик Великий» и другие. Потом он снова работает в Европе — в Австрии, затем в Дании. Здесь, в Скандинавии, он и получает предложение снять фильм об «экзотических странах».

Первый из своих, как их тогда называли, «экзотических фильмов» Пауль Фейеш снимает на Мадагаскаре. Венгерский скиталец проводит на этом африканском острове целых 200 дней. За это время он успевает сделать для себя одно очень важное открытие: Фейеш увидел, что мир состоит не только из европейцев и американцев, что существуют и культуры других народов и континентов, они вполне заслуживают того, чтобы их изучали.

И действительно, с присущей ему огромной энергией Фейеш набрасывается на изучение культур — культур прошлого и культур современности. Он изучает Африку, Дальний Восток и даже отправляется в тропики Южной Америки. Долгое время он живет среди индейцев первобытного племени, обитающих в джунглях у истоков перуанской реки Мадре-де-Дьос.

Перу — страна индейских легенд, где Пауль Фейеш увидел и Мачу-Пикчу, открытый Бингемом, производит настолько сильное впечатление на бывшего врача и кинематографиста, ставшего теперь археологом и этнографом, что он принимает решение продолжить дело Бингема. Поводом к принятию этого решения послужило известие о существовании других, подобных Мачу-Пикчу, исчезнувших индейских городов.

В монастыре Сан-Франсиско, в столице Перу, Фейеш обнаружил сохранившийся экземпляр книги, изданной в 1848 году, в которой описываются перипетии одного перуанского монаха. Этот монах был единственным, кому удалось возвратиться, хотя и смертельно больным, из миссионерской поездки в джунгли Перу, где он будто бы видел несколько инкских городов, которые были неизвестны современным жителям этой южноамериканской республики.

Рассказ монаха, а также конкретные результаты исследований Бингема давали основание верить в реальность существования индейских городов. Все это помогло Фейешу, бывшему врачу, бактериологу, гусару, оперному и кинематографическому режиссеру, определить тематику своих будущих исследований. Он направляется в длительную поездку по территории, расположенной за Мачу-Пикчу, в гористую область между Урубамбой и ее притоком рекой Аобамбой. Первая поездка состоялась в 1913 году, за ней последовала вторая. В этом районе Пауль Фейеш постепенно изучил не один, а пять здешних городов, ему удалось обнаружить и дороги, соединяющие между собой эти города, исследовал он также и систему упомянутых анденес- громадных террас, которые сооружали инки-земледельцы, и т. д.

Первым городом «сыновей Солнца», который изучил Фейеш, был Пуйюпатамарка, что буквально означает «город над облаками». Действительно, этот город инков расположен на высоте 3700 метров над уровнем моря. Гордостью его является несколько великолепных больших и маленьких площадей.

После Пуйюпатамарки Пауль Фейеш работал в Сайямарке, обнесенном мощными оборонительными укреплениями. Неподалеку от этого индейского города на высоте 4200 метров у подножия горы Салькантай (ее высота составляет 6000 метров) на перекрестке двух дорог инков находятся развалины другого, также известного ранее центра «сыновей Солнца» — Уильябамба.

Самым большим городом инков, обнаруженным в XX столетии на территории, «находящейся позади Мачу-Пикчу», бесспорно, является Патальякта. Во времена правления «сыновей Солнца» город Патальякта, по-видимому, был чем-то вроде областного центра. Достопримечательностью этого города являются остатки большого, вырубленного в скале святилища Пульпитуйок, а также целый комплекс зданий, в которых, судя по всему, жила знать Патальякты.

Из всех городов инков, которые были обнаружены в XX веке, ближе всего к Мачу-Пикчу находится очаровательный Уайньяй-Уайна. Название этого городка восходит к названию любимого инками цветка, растущего в этой местности. Из памятников древнеперуанской архитектуры в Уайньяй-Уайна снова заслуживает внимания так называемый Торреон. Это полукруглая крепостная башня с рядом амбразур и окон, находящаяся по соседству с большой площадью. Однако в первую очередь Уайньяй-Уайна является «городом воды». В нем находится не менее десяти источников и бассейнов, которые были специально оформлены архитекторами и служили целям религиозного культа.

Об Уайньяй-Уайна археологи нередко говорят, что это «младший брат Мачу-Пикчу». Этот город не только меньше, но и моложе Мачу-Пикчу по времени своего возникновения. Он был детально изучен Паулем Фейешем. После него здесь работал и основоположник перуанской национальной археологии Хулио Сесар Тельо. Он-то и дал этим до сих пор безымянным развалинам затерянного города инков нынешнее звучное имя.

Таким образом, в XX веке благодаря усилиям Хайрема Бингема, Пауля Фейеша, Хулио Сесара Тельо, а также упоминавшихся выше непрофессионалов — первых «авиаархеологов» Шиппи и Джонсона — постепенно было обнаружено несколько до той поры неизвестных городов «сыновей Солнца». Можно лишь надеяться и верить, что так же, как был обнаружен фантастический Мачу-Пикчу, как были найдены Уайньяй-Уайна, Патальякта, Пуйюпатамарка, Сайямарка, горный Уильябамба, когда-нибудь будут обнаружены развалины и других подобных, столь же интересных городов. Возможно, со временем будут найдены и те каменные сокровища инков — Вилькабамба, Виткос, Пайтити, — которые уже давно являются предметом самых кропотливых поисков. Вот тогда-то сокрытые в них произведения архитектуры явятся новым свидетельством величия своих давно умерших создателей — перуанских инков.

Проект Тайны веков копит на мощный компьютер! Есть желание помочь? Жми!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *