Япония и Токугава Иэясу

227
Просмотров



Токугава Иэясу родился в 1543 г. и звался Мацудайра, как его отец, и Такэтиё — это было его личное имя. По обычной у воинов практике после того, как он достиг возраста, в какой-то мере позволяющего вступить во взрослый мир, его отправили в качестве пажа в семейство Имагава: это была очень благовидная форма передачи заложника для скрепления союза между его семьей и семьей его воспитателя-тюремщика.

В довершение зол ребенок даже не добрался до места назначения: замеченный по пути головорезами Нобунага, похищенный и заключенный в замок Нагоя, он провел там два года — время, понадобившееся его родственникам, чтобы заключить мир с родом Ода. Тем временем, в 1549 г., его отец умер, и мальчик наконец достиг обиталища Имагава. Он остался там до совершеннолетия и даже дольше, получив земли, которые оставил ему в наследство отец.



И фактически снова Нобунага определил его судьбу, разгромив его опекуна, убитого в сражении при Окэхадзаме в 1560 году. Молодой человек немедленно извлек из этого урок: раз Нобунага сокрушил сначала его отца, а потом его покровителя, лучше всего перейти на службу к победителю. Поэтому, взяв новое личное имя (Мотоясу), будущий Иэясу присягнул на верность Нобунага, что позволило ему лихо направиться на завоевание территорий, которыми недавно правили его опекуны. Так за несколько лет или месяцев он завоевал Микаву и Тотоми, две провинции, окружавшие его собственные владения. Потом, чтобы все заметили его новый статус главы региона, он еще раз поменял имя: личное (именно тогда он стал Иэясу), а также патроним, добившись от императора права взять в качестве такового патроним очень старинного рода,, происходящего ог тех же предков, что и императоры, — Токугава.

С тех пор маленький Мацудайра Такэтиё, ставший феодальным вождем Токугава Иэясу, начал блестящую карьеру, служа Нобунага, но при этом не забывая и о себе: если каждое сражение укрепляло могущество его повелителя, оно и ему всегда давало возможность расширить земельные владения. Сильней этой страсти к обладанию, выражавшейся прежде всего в великом упоении властью, для пего ничего не было: когда в 1579 г. Нобунага задним числом воспылал лютым гневом на род Имагава (хоть и разгромленный девятнадцать лет назад!), Иэясу согласился, с виду не моргнув глазом — а мог ли он это сделать? — отправить на казнь свою супругу (дочь одного из вассалов Имагава) и принудит к самоубийству ее сына от первою брака. У Нобунага осталось мало времени порадоваться: через два года он был убит другим из его полководцев, который, по собственным словам, отомстил ему ударом меча за смерть матери в 1581 г., которую Нобунага позволил казнить в качестве заложницы одному из своих верных людей, поднявшему мятеж. Иэясу пока не мог тягаться с Хидэёси; но он ждал своего часа.