2012 год катастроф: пророчества жрецов майя

258
Просмотров



Велика была власть и безграничен авторитет жрецов: ведь только они ведали тайны всех наук и самой сокровенной из них — науки о календаре, от которой зависит успех земле­делия. Только они могли предугадать грядущую беду и спасти от нее верным толкованием воли богов. И когда жрецы гово­рили, что человеческая жертва может предотвратить угро­жающую опасность, никто не дерзал усомниться в этом. Я. И. Шур. Когда?

«Здесь под оглушительный грохот барабанов, пронзи­тельный свист музыкальных раковин и жалостливую мело­дию флейт совершался заупокойный обряд по еще живому че­ловеку. А вслед за этим зловещим молебном жертву, обычно красивую девушку или пленного воина, бросали в темную без­дну, омут... Короткий предсмертный вопль, глухой всплеск воды на дне колодца, и чем-то разгневанный бог дождя Чак получил очередной дар — молодую жизнь. Может быть, теперь он умилостивится и зажжет своим факелом огонь на небе — породит молнию и обильный грозовой ливень» Я. И. Шур. Когда?

«Костер никак не разгорался. Люди с факелами в руках, в масках и длинных одеяниях, будто призраки, метались во­круг сваленных в груду странных предметов. Желтые, с виду безобидные языки пламени нехотя лизали их... Но вдруг, слов­но спохватившись, костер зловеще заревел. Казалось, он звал к себе, одновременно о чем-то предостерегая молчаливую, понуро-неподвижную толпу индейцев. Она вздрогнула, при­шла в движение, однако стальное кольцо заковсанных в доспехи солдапи, окружавших костер, остановило внезапно вспыхнув­ший порыв.

При ярком свете костра фигуры монахов, главных устро­ителей этого обычного для тех времен зрелища, стали мрач­нее: на лицах и одежде плясали багровые, желто-красно-черные пятна.

Рядком с костром возвышался свежесрубленный помост. На нем в окружении пестро разодетой свиты — бархат, шелк, кружева — в высоком кресле сидел главный алькальд, намест­ник исщанской короны на землях лишь недавно завоеванного конкистадорами полуострова Юкатан. Здесь же толпились святые; отцы, а впереди, на самом краю помоста, стоял тот, кто зажег этот зловещий огонь в городе Мани — одной из древ­них стюлиц индейцев майя. Это был первый провинциал Юка­тана и Гватемалы Диего де Ланда. Ему исполнилось только 38 лет, а между тем духовная власть францисканского мона­ха распространялась над обширнейшей территорией».

Так начинается увлекательная повесть историка В. А. Кузьмищева «Тайна жрецов майя». В ней страстный исследователь загадок истории центральноамериканских цивилизаций рассказывает, как потомки майя и другие ин­дейские народы полуострова Юкатан боролись с духовной экспансией испанских колонизаторов. Главным объектом по­иска и уничтожения христианских мракобесов в те времена стали древние рукописи, в которых последние жрецы майя описьпвали прошлое и предсказывали будущее своего пора­бощенного народа. Все началось с того, что среди потомков конкистадоров поползли слухи, что силой новообращенные в христианство индейские аборигены полуострова Юка­тан продолжают тайно поклоняться своим древним богам. Еще больше насторожило религиозных фанатиков появле­ние жрецов, настойчиво пророчествующих о конце света. Правда, это был не мрачный христианский Армагеддон, а, скорее, некое предвидение новой вселенской катастрофы, в ходе которой верховный бог Солнца испепелит своими луча­ми всех бездушных поработителей.

Испанской инквизиции практически удалось уничтожить древние тексты пророчеств «языческого конца света», однако она так и не смогла истре­бить веру индейцев в грядущее справедливое возмездие кро­вавым пришельцам. Переубедить их не смогли ни страшные приговоры трибуналов инквизиции, ни пытки, ни костры.

Самое главное — осталось несколько сакральных текстов, детально предсказывающих судьбу человеческой цивилиза­ции на многие столетия вперед.

Эту историю продолжил американский исследова­тель, художник, писатель, историк и искусствовед X. Аргуэлльес (J. Arguelles), написавший книгу «Фактор Майя». Изучая культуру, науки и особенно календарные системы майя V-VII веков нашей эры, ученый сделал несколько лю­бопытных открытий. Он постарался по-новому взглянуть на систему времени древних жрецов майя, считавших, что лю­дей омывает несколько бурных потоков времени. В каждом из этих течений для каждого положения Земли есть особые переходные точки, в которых жители планеты могут перейти из одной струи времени в другую вместе со всей планетой.

Следует отметить, что эта странная философская систе­ма родилась приблизительно в то время, когда в античном мире Средиземноморья эллинские философы учили, что время похоже на спираль, пронизанную спицами подобных событий. Впрочем, отличие европейской и центральноаме­риканской цивилизаций этим далеко не ограничивалось. До­статочно вспомнить, что майя, ацтеки, тольтеки, ольмеки и другие народности не знали шитой одежды, а драпировали себя в плотные длинные полосы грубой ткани, питались су­губо растительной пищей — маисом (кукурузой) и плодами тропической растительности и варили бодрящий напиток — какао. Они не одомашнивали животных, не знали колеса, не оплакивали смерти и, соответственно, совершенно не ценили человеческой жизни.



В антропологическом музее в Мексике хранится знаменитый ацтекский календарный «Камень Солнца» — огромный ба­зальтовый монолит диаметром 3,5 метра и весом 24,5 тонны. Раньше он был цветным. Он отражает представле­ния древних о далеком прошлом. В центре камня изображен Тонатиу-Майя — бог Солнца нынешней эпохи. По сторонам расположены символы четырех предшествующих эпох. Сол­нечный камень на языке символов говорит, что каждая эпоха имела своего бога, что за четыре предыдущие эпохи смени­лось четыре человеческие расы, прежде чем появились со­временные люди. Все предшествующие культуры погибли во время великих катаклизмов, и лишь немногие люди остались в живых и поведали о том, что произошло.

С одной стороны, это была довольно примитивная ци­вилизация с очень странной философий и идеологией, для которой бессмысленное уничтожение десятков тысяч пленных во имя своих призрачных кровавых богов было обычным делом.

С другой стороны, археологические находки вместе с по­казаниями испанских конкистадоров и монахов свидетель­ствуют, что эти народы умели строить удивительные города с комплексами пирамид, храмов и обсерваторий, сплошь ис­пещренных странными иероглифическими знаками.

Скульптуры, кружевная каменная резьба, амулеты и юве­лирные изделия из золота, серебра и драгоценных камней восхищают непревзойденным мастерством исполнения и вкусом, особенно на фоне многочисленных гигантских ри­туальных колодцев, доверху заполненных костями челове­ческих жертвоприношений. Да и знаменитые ступенчатые пирамиды майя вполне сравнимы с египетскими, причем значительно превосходят их по количеству. До сих пор не разгадана и главная тайна этих народов и государств — по­чему эти удивительной красоты и изысканности города были вдруг совершенно неожиданно покинуты на рубеже 830 года нашей эры.

Археологи не нашли никаких признаков вражеского на­шествия, эпидемий и стихийных бедствий, поэтому неко­торые специалисты по древнеамериканским цивилизаци­ям склонны здесь видеть единственную весомую причину. Рассеять всех городских жителей и окрестных крестьян по окружающим джунглям могло только какое-то страшное жреческое пророчество. Все другие опасности при фанатичном культе божественного предопределения и полного пренебрежения к собственной жизни вряд ли могли иметь подобное значение.

В последующие столетия религиозные мистерии только усиливались, и жреческая каста сыграла роковую роль при завоевании Кортесом (Cortes) империи инков и ацтеков. Ар­мии индейцев в тысячи раз превышали отряды конкистадо­ров, но над ними витало древнее пророчество, забиравшее все духовные силы и заставляющее разбегаться с поля боя при малейших «неблагоприятных признаках», таких как появле­ние священной птицы или набежавшие на Солнце тучи.

Что это было за ужасное пророчество, отбиравшее все жизненные силы таких безрассудно отважных индейских воинов? Испанские и португальские завоеватели долго не могли понять, что заставляет разбегаться многотысячные армии хорошо вооруженных индейцев (вопреки устоявше­муся мнению, пращи и стрелы последних не уступали допо­топным мушкетам европейцев, на зарядку которых требова­лось несколько минут, а попасть в движущегося человека из них можно было только с десятка метров). Разгадка пришла, только когда в плен к завоевателям стали попадать предста­вители жреческого сословия. От них Кортес и его соратники с изумлением узнали, что много лет назад тогдашний верхов­ный жрец неожиданно описал посетившее его видение. Со­брав перед собой совет-синклит священнослужителей, главный жрец сказал: «Когда мы умрем (а, вернее, мы не умрем, поскольку будем жить и вновь родимся, продолжим жить, вновь пробудимся, и это даст нам счастье), то увидим мы не­бесное воинство в сверкающих одеждах и странного обли­ка, летящее и идущее неясным путем. И разрушит оно наши храмы, и рассеет по свету самых верных сынов богов — нас с вами, и так опустится безвременье на все племена, подвласт­ные нам, и народы...»

Судя по количеству жреческих династий, из поколения в поколение передававших это зловещее пророчество, нача­ло необычной эстафеты слухов вполне может быть в 830 году нашей эры. Здесь же возникает и парадоксальная разгадка исхода древних майя. Важное место в философской системе индейцев занимает предопределенность событий, которую можно нарушить только не менее весомым воздействием на судьбу, чем божественное вмешательство. Следуя этой ори­гинальной философии, пророчество должно было изменить или, по крайней мере, отсрочить такое массовое бегство жи­телей городов в джунгли.

Следует отметить, что авторитет жреческой касты майя основывался далеко не на слепой вере в их «маги­ческие» чудеса: жрецы великолепно владели математикой, причем основанной на 20-ричной системе, а не на десятич­ной, как: у нас сейчас. Они использовали математику не только при строительстве храмов и пирамид, но и для создания сложнейших вариантов календаря (известно как минимум 17 различных календарей майя).

Писатель и ученый Я. И. Шур в своей книге «Когда?» опи­сывает календарную систему древних жителей полуострова Юкатан так:

«А вот у индейцев майя число 13 почиталось священным. На небе они насчитывали 13 сфер-слоев, и царили там 13 выс­ших богов, и вся страна делилась на 13 округов, и в Зодиаке, вероятно, было 13 созвездий, и неделя состояла из 13 дней.

У майя была самая длинная неделя на свете, а месяц так мал, что короче не придумаешь — всего только 20 дней. Это — «пальцевый» месяц: ведь у майя было 20-ричное счисление — по числу пальцев на руках и ногах...

У майя дни недели названий не имели и обозначались по­рядковыми числительными — от 1 до 13. А в месяце каждый день имел и свое название, и порядковое число — от 0 до 19, первый день считался нулевым...

Начало каждого месяца приходилось на разные числа 13-дневной недели, но пройдет 13 месяцев, и весь круг нач­нется сызнова, а 13 месяцев по 20 дней составляет 260 дней. По этому «священному кругу» жрецы размечали свои гадания, пророчества, религиозные обряды и церемонии, связанные с различными событиями.

Помимо этого цикла, был еще один круг — хааб, или кален­дарный год. Он, как и у нас, состоял из 365 дней, а у майя — из 18 месяцев и еще пяти дней «без имени». Из-за этих безы­менных дней каждый год начинался с другого дня месяца, чем предыдущий год, но это продолжалось не очень долго. За че­тыре года накоплялось 20 безыменных дней — полный месяц, и нарушенный порядок восстанавливался.

Кроме такого четырехлетнего, был у майя еще 52-летний круг, состоявший из 13 четырехлеток. Кроме того, они вели счет дней, уводивший в неоглядную даль тысячелетий и даже миллионолетий...»

Подобно многим другим древним народам, майя считали, что Вселенная развивается по неким великим циклам. Если следовать этому учению, то с момента возникновения рода люд­ского (а это сама по себе забавная сказка) прошло уже четыре подобных «солнечных цикла». Их краткая история такова.

Первый цикл длился 4008 лет, и весь Мир был разрушен «сотрясением чрева земли», а затем проглочен циклопиче­скими «солнечными ягуарами».

Второй цикл длился 4010 лет, и Мир был «сдут в небесные дали» чудовищным ветром, где его окончательно уничтожил яростный «солнечный ураган».

Третий цикл длился 4081 год, и Мир был уничтожен ог­ненным дождем, пролившимся из гигантских кратеров «сол­нечных вулканов».

Четвертый цикл длился 5026 лет, и Мир утонул в кипящих вод­ных пучинах океана, пролившегося с обратной стороны Солнца.

Получается, что сейчас мы находимся на исходе пятого цикла, который неминуемо должен закончиться страшной вселенской катастрофой. Предсказание канонического жре­ческого кодекса здесь довольно туманно, и его можно понять как то, что «движение Земли и Солнца» разрушит этот Мир в пыль, которая сгорит в лучах светила.

Анализируя сказания о четырехкратной гибели нашего Мира, некоторые исследователи пытаются найти аналогии с природными катастрофами, изменившими лик нашей плане­ты. Здесь очень помогают графические схемы, составленные на компьютере, но даже такие графики не дают полной уверенности в реальности описываемых жрецами событий. Когда и что можно ожидать от конца вселенского «текущего солнечного цикла»?

С помощью мощных компьютеров ученые попытались пересчитать запутанные календари майя в соответствии с со­временной системой летосчисления и извлекли из загадоч­ных криптограмм шокирующую информацию: оказывается, пятый «солнечный цикл» на планете Земля, согласно хроно­логии майя, начался 12 августа 3114 года до нашей эры и дол­жен завершиться ровно 23 декабря 2012 года нашей эры!

«На длинной полосе бумаги, сделанной из луба фикуса и сложенной складками наподобие веера или ме.хов у гармошки, волосяной кисточкой на 74 страницах нанесены таинствен­ные знаки и непонятные рисунки. Другая рукопись, хранящаяся в Мадриде, состоит из двух фрагментов — всего 112 стра­ниц — и также сложена складками, однако у тнее нет начала, это сразу видно, и конца. В еще худшем состоянии рукопись, найденная в архивах парижской библиотеки. Это даже не рукопись, а фрагмент из 24 страниц, к тому же сильно повреж­денный. И все. Все, что уцелело от костров испанской инквизи­ции» (В. А. Кузьмищев. Тайна жрецов майя).

При этом нигде в сохранившихся текстах майя нет указа­ний на то, откуда жрецы взяли именно такую длительность циклов и какие причины побудили их создать такие сложные системы отсчета времени. Профессиональные астрономы, слыша подобные прогнозы, только пожимают плечами, ведь никаких необычных событий во время зимнего солнцестоя­ния 2012 года вроде бы не ожидается.

«Дешифровка цифровых знаков майя не составила большого труда для ученых. Причиной тому поразительная простота и до­веденная до совершенства логичность системы их счета. Можно лишь без конца изумляться великой мудрости народа, сумевшего практически в одиночку подняться на недоступные вершины аб­страктного математического мышления, одновременно приспо­собив его к своим конкретно-практическим земным нуждам. Чван­ливая Европа еще считала по пальцам, когда математики древних майя ввели понятие нуля и оперировали бесконечно большими ве­личинами» (В. А. Кузьмищев. Тайна жрецов майя).

Одним словом, пророчество майя не имеет видимых при­чин, если только где-то в недрах Земли или Солнца не скры­вается некий загадочный механизм с «курковым эффектом» — в науке так называются процессы, напоминающие выстрел из ружья, когда легкое движение курка вызывает последователь­ность событий, заканчивающихся бурным выделением энергии. Еще одним примером может служить сход лавины в горах от громкого возгласа. На самом деле, придумать подобное геофи­зическое явление несложно, но гораздо труднее привязать его исполнение к конкретной дате. Здесь наука не знает прецеден­тов. В рациональном интеллектуальном климате наступившего тысячелетия нет места необоснованным пророчествам о конце света. Однако всегда остается ничтожно малый шанс, что ав­торы этого пророчества вовсе не суеверные дикари. Вдруг они знали что-то такое, чего не знаем мы? Что, если их предсказание о дате, когда кончится пятый солнечный цикл, окажется точ­ным? Может быть, где-то в земных глубинах уже зреет ужасная геологическая катастрофа, предсказанная мудрецами майя.

Многое в пророчествах жрецов майя непонятно, как в эклектическом Парфеноне, построенном, скажем, из кор­пусов ржавых автомобилей. Общие контуры календарных циклов поражают воображение, однако детали их создания вызывают множество вопросов. Это пророчества уже как ми­нимум третьего уровня, и от них не стоит отмахиваться хотя бы в историко-этнографическом смысле.