2012 год катастроф: жрецы, оракулы, пифии и авгуры

331
Просмотров



Все доброе и злое, что случается с людьми и прочими тво­рениями, происходит благодаря семи планетам и двенадцати созвездиям. И те двенадцать созвездий, как сказано в Авесте, состоят двенадцатью пророками на стороне света — Ормузда, а те семь планет — семью вождями, на стороне тьмы — Ахримана. И семь планет побеждают все творения и создания и обрекают их на смерть и всякое зло, так что двенадцать со­звездий и семь планет создают мир и управляют им. Зороастрийский мистический эпос «Суждения духа мудрости»

Сотис великая, душа Иштар, заблистай на небе самой корот­кой ночью, и пусть могучий Хапи выйдет из истоков своих в по­следние дни людей первого месяца тота...

Храмовая надпись

В далекие времена, когда таинственные создатели Стоунхенджа приступили к вырубке первой плиты в каменоломнях Презелийских гор, далеко на юге уже существовало развитое Египетское царство с обширной жреческой кастой. Египетские жрецы были главными идеологами и хранителями традиций и культуры. Существует множество легенд о том, что древне­египетские жрецы владели древними сакральными знаниями в области астрономии, физики, химии, математики, медицины и других наук. Известно, что древнеегипетские жрецы, в основ­ном, занимались обслуживанием культа местных и общих еги­петских богов, причем важнейшее место в их мистериях зани­мали предсказания ближайших и далеких событий будущего. Кроме того, жрецы придумали эффектные обряды, в ходе кото­рых на тысячелетия вперед расписывали заупокойные путеше­ствия душ — Ка, покинувших свои гробницы некрополей.

Считалось, что жрецы могли серьезно влиять на посмерт­ное существование Ка тайными мистическими заклинания­ми и ритуальной магией. Жрецы умели мумифицировать тела умерших и клали возле них магические амулеты — ушеб- ти, которые оберегали Ка в их путешествиях по загробно­му миру.

Один из таких мистических талисманов, зажатый в руке мумии из богатого погребения в акрополе, названном «Долина царей», позволил сделать поразительные открытия, до сих пор горячо обсуждаемые египтологами. Мистические ритуалы жрецов пронизывали буквально все стороны жизни древнего Египетского царства. Особенным спросом пользо­вались молитвы и заговоры, связанные с чрезвычайно раз­витой у древних египтян медициной. Использование любого лекарства в Древнем Египте сопровождалось чередой закли­наний и молитв обширному пантеону богов. Существовала целая наука применения амулетов, снадобий, магических изображений и заговоров, предохраняющих от различных заболеваний, в том числе укусов змей, хищников и насекомых.

Привлекший внимание ученых ушебти оказался свое­образным лекарством от множества заболеваний, которые мо­гут поразить Ка в ее странствиях по загробному миру. В нем была еще одна любопытная деталь: в амулете дополнительно содержался способ магического управления погодой и астро­номическими явлениями, включая солнечные затмения. С по­мощью такой подсказки астрономы быстро вычислили, для какого события предназначалась данная «астральная аптечка». Календарь египтян археологи изучили досконально, поэтому ответ получили со всей возможной определенностью.

Дата встречи Ка мумии высокопоставленного царе­дворца с гневом Ра, оказывается, попадает как раз на первые 10 лет нашего тысячелетия. Египтологи вспомнили историю фараона-еретика Эхнатона и его прекрасной жены Неферти­ти. Следует отметить, что, несмотря на то что Амарнийский период (названный так по современному имени местности среднего Египта Тель-эль-Амарна, в которой Эхнатон по­строил город Хуатен — свою новую столицу) продолжался всего около 30 лет, загаданные им загадки дадут пищу для размышлений еще не одному египтологу. Эхнатон начал на­стоящую революцию. Он сконцентрировал всю власть, поли­тическую и религиозную, в своих руках и стал строить новые храмы под открытым небом, чтобы принимать священные лучи солнца, и новую столицу — Хуатен, спроектированную, по-видимому, по образу излучения, исходящего от склепа, который по приказу Эхнатона был построен за ее пределами. После этого он покинул Фивы — традиционную столицу пра­вящей династии, чтобы окончательно поселиться в Хуатене вместе с новым классом правителей.

Эхнатон установил больше чем монотеизм и создал боже­ственную триаду — бог Атон, он сам и его жена, царица Нефер­тити. Только фараон и его супруга владели ключами от ново­го культа. Народ должен был поклоняться им и только через них мог достичь Атона. Царская чета изображалась в обрам­лении блистательных шествий, пришедших на смену великим богам традиционного египетского пантеона. Богам, которые стали запрещенными и изображения которых, вплоть до незначительных, преследовались с негодованием иконоборцев.

Чтобы понять, что означал для египтян запрет поклоняться их божествам, необходимо вспомнить, что боги были существа­ми, являвшимися неотъемлемой частью повседневной жизни Древнего Египта, наполняя неким высшим смыслом не только обыденную реальность, но и науку с искусством.

Одним из главных элементов религиозного учения о еди­ном солнечном божестве Амоне-Ра было его цикли­ческое рождение-смерть. Эти циклы были разными для бо­жественной души и огненного тела, совпадая только один раз в несколько столетий. Момент совпадения солнечных ритмов и считался ужасным днем божественного гнева, сметающим огнем все живое с лица Земли. Египетские археологи и астро­номы из Каирского университета легко выяснили, что бли­жайшая дата всесокрушающего гнева Амона-Ра приходится на... летнее солнцестояние 2012 года!

Однако и это еще не все: вспомним самые главные достопримечательности древнего, да и современного Египта — пирамиды. Первым из египетских царей, воздвигнувшим себе пирамиду, был фараон Джосер. Это самая древняя и необычная ступенчатая пирамида. Это было действительно чудо строительного искусства архитектора фараона Имхотепа, создавшего первое в мире каменное сооружение таких значительных размеров — высотой около 60 метров.

Самая большая и знаменитая пирамида была построена фараоном Хеопсом, жившим в XXVIII веке до нашей эры. Эта огромная пирамида стоит почти пять тысяч лет. Ее высота до­стигает 147 метров, а каждая из сторон в длину — 233 метра.

Чтобы обойти пирамиду, нужно пройти около километра. До конца XIX века пирамида Хеопса была самым высоким соору­жением на земле. Ее грандиозные размеры поражают. Ученые подсчитали, что пирамида Хеопса была сложена из почти двух с половиной миллионов огромных двухтонных глыб извест­няка. Эти «строительные кубики» древних египетских зодчих были так тщательно отшлифованы и пригнаны друг к другу, что между ними невозможно вставить тонкое лезвие ножа.

Точность работы каменотесов и шлифовальщиков просто восхищает, ведь они пользовались простейшими каменными инструментами. Еще больше удивляет, как древние египтяне добывали в каменоломнях эти строительные блоки. По расчер­ченным линиям рабочие выдалбливали в камне глубокие бо­розды. Эта была очень тяжелая и кропотливая работа. Сделав углубления, рабочие забивали в них клинья из сухого дерева и поливали их водой. Мокрое дерево начинало разбухать, трещи­на увеличивалась, и глыба откалывалась от скалы. Отколотый камень вытаскивали из шахт каменоломен с помощью толстых канатов, сплетенных из папируса — растения, напоминающе­го камыш и во множестве растущего по берегам главной реки Египта Нила. Затем известняковые глыбы обрабатывались с помощью разных инструментов из дерева, камня и меди.

К пирамиде строительные блоки сотни рабочих тащили на специальных деревянных салазках. Одна только дорога, по которой камни доставляли из каменоломен к месту, где воз­двигалась пирамида, строилась около 10 лет. Сама эта дорога, широкая, выложенная по бокам шлифованным камнем, укра­шенным изображениями, была удивительным сооружением.

После каменотесов лицевую сторону облицовочного камня обрабатывали шлифовальщики — с помощью шлифо­вального камня, воды и песка. В результате длительной шли­фовки поверхность плиты становилась гладкой и блестящей, и камни считались готовыми для постройки.



На известняковой скале, расчищенной от песка, гравия и камня, строители возводили основу пирамиды, укладывая бло­ки гигантскими ступенями. Чтобы втащить наверх каменные глыбы, строилась наклонная насыпь. По ней строители тянули на канатах тяжелые камни и с помощью деревянного рычага уста­навливали их на место. Когда кладка пирамиды была закончена, подъездная насыпь разравнивалась, а ступени между плитами закладывались облицовочными блоками. Затем их полировали. Блоки ослепительно сияли под лучами южного солнца на фоне безоблачного египетского неба Постройка пирамиды Хеопса длилась около 20 лет, и каждые три месяца менялись десятки тысяч рабочих, ведь никаких машин для поднятия двухтонных известняковых глыб не было, использовались лишь простейшие механизмы, приводимые в действие живой силой.

Готовая пирамида представляет собой сплошную камен­ную кладку с несколькими секретными каналами и камерами. Вход в пирамиду находится на высоте 14 метров в ее северной грани.

Внутри пирамиды есть несколько камер, в одной из кото­рых стоял саркофаг из красного полированного гранита. В толще пирамиды проложено несколько узких и длинных ходов, ведущих в другие камеры, назначение которых до сих пор является загадкой. Ученые также открыли несколько вентиляционных шахт, прони­зывающих толщу каменной кладки и идущих из камеры самого Хеопса Внешняя облицовка пирамиды давно осыпалась, но при расчистке ее нижней части, занесенной песком, открылись целые облицовочные плиты, причем их кладка выполнена так тщатель­но, что сразу невозможно было определить места их соединения.

«Ждать совпадения 1 тота и первого восхода Сотис приходилось очень долго. Зато начало такого редчайшего, Сотического года отмечалось величайшим торжеством, как праздник всех праздников — Праздник вечности.

Все в мире неизменно возвращается к истокам своим, поуча­ли жрецы.; в честь этого и установлен богами Праздник вечно­сти. Народ должен был верить, что незыблемо, на веки вечные, утверждена всесильная власть фараонов и верных их слуг — жрецов, прорицателей грядущего» (Я. И. Шур. Когда?).

Второе по величине после пирамиды Хеопса является усыпальншца фараона Хефрена. Она на восемь метров ниже и лучше сохранилась, а на верхушке даже осталась полирован­ная облицовка. Остальные пирамиды значительно меньше, и многие из них сильно разрушились.

Вблизи от пирамиды Хефрена поднимается из песка пусты­ни гигантский монумент, высеченный из цельной скалы. Это знаменитый Сфинкс — мифическое существо, представляющее собой лежащего льва с человеческой головой. Его лицо потрескалось, нос и подбородок отбиты — так мусульманские фа­натики, завоевавшие Египет, боролись со злыми духами древних египетских богов. Кого изображает это циклопическое изваяние, входящее вместе с пирамидами в список чудес Египта? На голове статуи высечен убор фараона, и ученые-египтологи считают, что это образ фараона Хефрена, связанный с его пирамидой.

Чтобы желающие могли почтить память умершего фа­раона, не оскорбляя его величия, на некотором расстоя­нии от пирамиды воздвигался заупокойный храм — нечто вроде приемной залы умершего царя. Массивные прямо­угольные столбы из полированного гранита поддерживали потолок. Гранитные стены и пол здания были тщательно отполированы.

Свет падал из небольших отверстий, пробитых в верх­ней части стен, и создавал полумрак, в котором особен­но величественными казались темные статуи фараона- владыки, принимающего почтительных гостей. От этого торжественного зала к пирамиде вел длинный крытый ко­ридор. Его стены и пол также были сделаны из полирован­ного гранита. По этому коридору в пирамиду везли мумию фараона в саркофаге из ценного камня. Саркофаг с телом царя помещали в склеп с полированными гранитными сте­нами и потолком внутри пирамиды.

Родственники фараона и жрецы заботились, чтобы умершему не грозила опасность в загробном мире, он мог свободно передвигаться внутри своей гробницы и боги приняли его как равного, поэтому часто стены помещений внутри пирамид испещрены молитвами и заклинаниями. Особенно тщательному заклятию подвергались двери, ко­торые вели из одного помещения в другое или из коридо­ра в гробницу. На стенах, прилегающих к дверям, поме­щались изображения стражей дверей — павианов, волков и львов — и заклятия против злых демонов, угрожающих умершему фараону. В особых помещениях хранились драгоценности и различные предметы, принадлежавшие фараону — древние египтяне верили, что умерший про­должает жить после смерти и нуждается во всех вещах, которые были необходимы ему при жизни. Великолепная гробница царя служила ему домом, как при жизни им был роскошный дворец.

Простые смертные не смели даже приближаться к свя­щенным пирамидам. Однако богатства, наполнявшие кла­довые царской усыпальницы, были большим соблазном для грабителей.

Строители пирамид предусмотрели и это. Вход в склеп закрывался изнутри тяжелым замковым кам­нем. По окончании погребальных церемоний из-под камня выбивались подпоры, и вход в центральный покой пирами­ды, где стоял гранитный саркофаг с телом фараона, закры­вался навсегда. Такой же огромный камень, спущенный вниз по наклонному ходу в склеп, закрывал вход в коридор. Когда были замурованы все входы и выходы, колодец, по которо­му спускались люди, засыпался. Царская могила становилась недоступной и для людей, и демонов. Фараон мог мирно по­коиться под 100-метровой громадой пирамиды, нависшей над сводчатым склепом.

Однако предосторожности оказались напрасными. Царские гробницы ограбили еще в древности, и до наших дней сохранились только пустые залы и сложные перехо­ды внутри пирамид. О неслыханной ценности сокровищ царских могил можно было только догадываться, пока в 1922—1923 годах не была открыта знаменитая гробница царя XVIII династии Тутанхамона, умершего в XIV веке до нашей эры, более 32 столетий назад. По счастливой слу­чайности она не была разграблена, и вся утварь, которая сопровождала царя в его загробную жизнь, предстала пе­ред глазами ученых.

Несколько комнат окружали центральное помеще­ние, где стоял саркофаг молодого царя, умершего в 18 лет. В кладовые было множество вещей. Здесь находились четыре царских колесницы, окованные золотом, велико­лепные ложа с головами зверей и золотой трон, на спин­ке которого драгоценными камнями было выложено изображение умершего фараона и его жены. В красивых сосудах из прозрачного алебастра хранились душистые мази. В деревянных футлярах нашли жареных гусей и око­рока — пищу молодого царя в его загробной жизни. Комна­ты заполняли многочисленные сундуки с одеждой, обувью, драгоценностями и сосудами.

У входа стояли статуи самого фараона, охраняющие две­ри, которые вели в центральное помещение. Вскрыв дверь, ученые увидели сплошную золотую стену, украшенную плит­ками бирюзового цвета. Это был огромный ящик-саркофаг, занимавший почти всю комнату. С одной е?го стороны были дверцы, запечатанные печатью с именем Тутанхамона и за­крытые на бронзовый засов. Три тысячи лет прошло с тех пор, как печать фараона была наложена на эти дверцы, и вот они снова заскрипели, но уже под рукой археолога. Первый футляр был снят. Под ним оказался второй, столь же богато украшенный.

Простенки между первым и втгорым саркофага­ми были также заполнены вещами. Здесь лежали два золотых опахала из страусовых перьев, алебастровый сосуды и множе­ство других ценных вещей.

Третий гроб был сделан из дорогого резного позолочен­ного дуба. Когда сняли и его, под ним оказался саркофаг из розового гранита необычайной красоты. Открыв его, ученые увидели золоченое ложе, на котором стоял саркофаг, покры­тый листами золота и драгоценными камня ми.

Последний футляр, в котором лежала мумия фараона Тутанхамона, завернутая в 16 полотняный пелен, был сде­лан из чистого золота. На лице была золотая маска — пор­трет молодого фараона. На мумии нашли множество зо­лотых украшений — ожерелий и браслетозв. На ноги были надеты золотые кованые сандалии, пальцы рук и ног — заключены в золотые футляры.

Сокровища, найденные в гробнице молодого царя, были бесценны. Однако еще большее значение для науки имели многочисленные папи­русы, описывающие подвиги и деяния фафаона. Там были и пророчества жрецов, предостерегающие фараона от гнева Амона-Ра и предрекающие гибель страны! Кемь от «огнен­ного покрывала, наброшенного Амоном-Ра на исходе веков на тучные нивы, горы и моря». Все понятно, кроме одно­го — что такое «на исходе веков»?

Примерно за три тысячелетия до нагшей эры произо­шло редчайшее астрономическое событие, оказавшее боль­шое влияние на последующую историю древних египетских царств: ярчайшая звезда египетского небга Сириус взошла в первую ночь летнего солнцестояние, которое, в свою очередь, совпало с началом разлива Нила. Циклы течения этой великой африканской реки определяли весь ритм жизни египтян, поэтому жрецы решили, что совпадение небесного события с земным являет собой чудесное предзнаменование близкого воскресения бога Осириса и всей природы.

Именно Осирис — творец ежегодного возрождения природы — по верованиям египтян открыл источник Нила и указал путь Солнца, научил земледелию и дал законы. Однако его коварный брат Сет — бог разбойников и сти­хийных бедствий — обманом заманил солнечного Осириса в драгоценный сундук, запечатал крышку и выбросил в Нил. Исида, супруга Осириса, рыдая, бросилась на поиски своего возлюбленного «Господина всего». От ее слез, упав­ших в Нил, начался разлив, и сундук с телом Осириса вы­несло на берег. С помощью всемогущего Амона-Ра Исида оживила Осириса, и с его воскрешением началось возрож­дение природы.

До наших дней вместе с мумиями царедворцев и самих фараонов дошли древние папирусы с расчетами времени «истечения дней», своеобразного «египетского апокалип­сиса», когда опять в точности совпадет момент восхожде­ния Сотис-Сириуса, точки летнего равноденствия, и раз­лива могучего Хапи-Нила. Так, многолетние наблюдения за небесными светилами и математические расчеты, заносимые в «папирусные летописи», дали начало египетско­му календарю. Начало сельскохозяйственного года в нем соответствовало летнему солнцестоянию. Это был один из первых точных солнечных календарей, заблаговременно предсказывающий благодатные разливы Нила, дни празд­ников, религиозных мистерий и жертвоприношений. Расчеты солнечного календаря хранились в строжайшей тайне, а авторитет «тайной храмовой науки» поднялся на недося­гаемую высоту, ведь всеведение жрецов казалось поистине божественным. Каждым новым успешным предсказанием астрономических событий священнослужители доказыва­ли, что умеют предвидеть грядущее сквозь туманную за­весу будущих времен.

«Он твердый год установил и предписал

Его на месяцы делить,

Двенадцать месяцев назначил он в году,

Им три звезды придал,

Чтобы они сезонов смену представляли.

Луне он повелел светить,

Чтоб ночь слепую освещать

И, будучи ночным светилом,

Грядущее нам предвещать»

(религиозный древневавилонский гимн в честь «Божественного господина» Мардука «Энума элиш»).

В храмовых папирусах есть и прямые указания на расчеты даты «истечения последних дней всех времен». Перевести их на современный астрономический язык достаточно сложно, но, как уже было сказано, в начале нашего столетия группе астрономов и историков из Каирского университета это уда­лось. Используя мощные компьютеры, студенты и аспиран­ты смогли сопоставить астрономические и гидрометеороло­гические наблюдения, получив очередной парадоксальный результат: дата «конца дней нашего Мира» попадает на дни летнего солнцестояния 2012 года.

Перенесемся на второй полюс изначальной цивилиза­ции — в Междуречье, плодородную долину между реками Тигр и Евфрат, в культуре стран которого подобно Древне­му Египту большую роль играло жреческое сословие. Так, во времена Шумерского царства значительная доля власти при­надлежала жрецам, которые были обособленным сословием, происходившим из знатных фамилий. Звание жреца было наследственным, кандидат в жрецы должен был быть здоров и не иметь физических недостатков.

Верховная светская и духовная власть чаще всего были тесно связаны, а верховный правитель был одновременно первосвященником господствующей религии. Уже в Ва­вилонии жрецы были одними из самых ученых и образо­ванных людей своего времени. Служили жрецы и жрицы, в основном, при храмах, которые имели форму ступенчатых башен-зиккуратов.

Жрецы знали астрономию, земледелие, математику, медицину, искусство заклинаний и заговоров, времяисчисление, метрологию, религию, мифологию и пр. До сих пор археологи находят множество глиняных табли­чек, испещренных особым письмом — клинописью.

В различных музеях мира можно найти произведения халдеев, записанные на клинописных табличках, включая астрономические расчеты и лечебные наставления и рецепты. Халдейские астрономы знали, что солнечный год составляет 365 и ¼ суток, и умели предсказывать солнечные затмения. Судьбы народов и государств вычислялись ими но положению небесных светил, указывающих перспективы войны и мира, урожая и неурожая, судьбы правителей и простых людей, дож­ди и наводнения, голод, болезни и эпидемии. Древнегреческие и древнеримские историки объясняли мудрость вавилонских жрецов попавшими к ним рукописями, содержавшими тайны легендарной працивилизации, сметенной цунами с островной гряды в Индийском океане 20 тысяч лет назад.

Отзвуки этой глобальной катастрофы нашли отражение в мифах о Вселенском потопе, которые вынесли иудеи из своего вавилонского пленения в VI веке до нашей эры. Эти сказки и легенды составили основу Ветхого завета, а позднее вошли в каббалу — древнееврейское мистическое верование. При этом и халдейские жрецы, и древние талмудисты рас­сматривали ход человеческой истории как спираль, где про­екции «катастрофических точек» проявляются на всех по­следующих витках. Так и главная катастрофическая метка, «перескакивая» через тысячелетия, совершенно неожиданно указала на наше время — начало третьего тысячелетия, если точнее, то на 2010—2015 годы по каббалистическому исчис­лению.

В античном мире предсказания и предвидения являлись важнейшей частью любого важного события, будь то свадьба, похороны или поездка в соседний полис (древнегреческий город-государство). Храмы прорицателей под общим назва­нием «оракул», что относилось и к самой процедуре пред­сказания, можно было найти на каждом шагу — практически при любом святилище были свои предсказатели. Сам процесс «вещания истины о будущем и прошлом» всегда сопровождался таинственными обрядами, нередко включающими употребление наркотических веществ, кровавые жертвопри­ношения и специальные полуголодные диеты, помогающие войти в экстаз.

Иногда техника погружения в глубокий пси­хический транс включала любопытные процедуры, связан­ные с использованием специальных блестящих кристаллов, бронзовых зеркал и качающихся на нитках блестящих камен­ных и металлических шариков.

Согласно античным описаниям, при дельфийском свя­тилище оракула состояло несколько прорицатель­ниц — пифий. Эти предсказательницы грядущего высказы­вали свои прогнозы только несколько раз в год, по особым храмовым праздникам.

«Кто не слыхал о горе Олимп, «штаб-квартире» многочис­ленных богов Древней Греции? Они заведовали временами года и погодой, ниспосылали урожай или недород, командовали гро­зами, бурями, землетрясениями — всеми стихиями. Были свои боги и в подводных глубинах, и на небесных светилах; чуть ли не в каждом деревце и ручейке обитал дух.

Боги радовались своим успехам и скорбели о неудачах, лю­били и страдали, ненавидели и завидовали, спорили и враж­довали друг с другом; в раздорах они не гнушались веролом­ства, в спорах и склоках не брезговали мелкими плутнями» (Я. И. Шур. Когда?).

Пифии тщательно готовились к обряду прорицания дли­тельным постом, затем происходил ритуал омовения в Ка­стальском источнике, пифий закутывали в драгоценные по­крывала и возводили на особый помост над расселиною с серными гейзерами. Там, впадая в экстаз от одурманивающих паров, они начинали пророчествовать. Известно множество удачных и неудачных пророчеств дельфийских пифий, но нас интересует один случай, когда на вопрос афинского архи­стратига Дионисидора, когда же наступит конец этого Мира, пифия, в волнении соскочив с помоста, вскричала: «Когда ве­ликая Сотис египетская заблистает на небе в самую краткую ночь, а Нил выйдет из истоков его...». После чего жрица ора­кула упала в бесчувствии и скончалась.

Последними античными прорицателями следует считать, наверное, римских жрецов-предсказателей — авгуров. Эти га­датели должны были официально оберегать народ, героев и полководцев от неудачных дел, предсказывая будущее по по­лету птиц, их поведению или внутренностям, различным по­годным явлениям и с помощью особых заклинаний. В Риме существовала целая организация авгуров, профессионально занимающихся гаданием. Впрочем, образованные римляне, такие как Марк Туллий Цицерон (Marcus Tullius Cicero), не верили авгурам, считая их мошенниками. Именно этот зна­менитый философ, оратор и политик ввел выражение «улыб­ка авгура», означающее, что прорицатель заведомо смеется над тем, кому предсказывает судьбу. Тем не менее Цицерон верил в одно странное пророчество, возможно, пришедшее из Египта: «Пройдет 21 столетие (21 — священное число авгу­ров), и остатки павшего Рима испепелят солнечные стрелы Юпитера». Если вспомнить, что годы жизни Цицерона — 106-43 годы до нашей эры, становится ясно, что и это про­рочество попадает на наше близкое будущее.

Слова выдающегося фантаста, ученого и историка науки А. Азимова, что Римская империя строила все свое суще­ствование, паразитируя военным, экономическим и интел­лектуальным образом на теле античности, блестяще харак­теризует и ситуацию с «профессиональным цехом авгуров». Все достижения римлян в научной области, искусстве, да и социальном устройстве так или иначе копировали мир элли­нов. Однако и древние греки были далеко не оригинальны в «системах создания текущих и долговременных пророчеств». Тут все сводится к единому источнику — тайной храмовой науке египетских жрецов. Могли ли существовать многоты­сячелетние прогнозы неких критических событий в истории племен, народов и государств и на чем они могли бы основы­ваться в «физическом плане»?

Первое, что предлагают ученые, — обратить внимание на астрономические познания древних египтян, может быть, и на пресловутую «тайну пирамид». Она вполне может быть связана с «перспективной космогонией» древнейших звездо­четов, ведь предполагают же, что само расположение этих ве­личественных памятников тщетности земной славы опреде­ленным образом копирует звездное небо. Рождаются совсем необычные гипотезы, связанные с храмовыми лабиринта­ми, из которых «судьбоносные точки будущего визируются по звездным и солнечным циклам».

Из полумрака египетских храмов и ночной прохлады ва­вилонских обсерваторий-зигуратов мы выходим только на первый уровень предсказаний, делая акцент на достаточно высокую точность астрономических наблюдений.