Голодомор в Украине

152
Просмотров



Хотя большевистская аграрная программа и предусматривала создание на базе экспроприированных помещичьих земель больших государственных хозяйств под управлением Советов депутатов от сельских работников, большевикам пришлось сделать некоторое отступление от этого принципа. Крестьяне, в том числе мелкие, были заинтересованы в индивидуальном хозяйстве. Они, естественно, были рады, что землю отобрали у помещиков, но после этого хотели получить собственный надел. Во время Гражданской войны руководство страны прибегало к принудительному изъятию хлеба, но при переходе к новой экономической политике снова пошло на уступки мелким частным собственникам, в данном случае – крестьянам, которые подняли против новой власти ряд крупных восстаний.

Вместо колхозов с полным отчуждением работника от земли партийное руководство выдвинуло идею кооперации мелких товаропроизводителей. Эту точку зрения Ленин обосновал в одной из своих поздних работ – «О кооперации». Однако к концу 1920‑х годов коммунисты столкнулись с той проблемой, что крестьяне вовсе не были заинтересованы в задачах, которые ставились перед страной (осуществление диктатуры пролетариата, индустриализация и т. д.).

Тем более они не были заинтересованы в том, что средства на развитие и поддержание промышленности предполагалось брать именно с села. Низкие закупочные цены на сельхозпродукцию вынуждали аграриев придерживать хлеб, а отнять его, кроме как принудительно, руководство государства не хотело и не могло. В результате в аграрной политике произошел коренной перелом. В ходе поездки в Сибирь Сталин высказал мысль об организации крупных коллективных хозяйств, подчиненных государству. Вскоре эта идея была реализована партией параллельно с политикой раскулачивания тех крестьянских семейств, которые не спешили, а то и открыто сопротивлялись вступлению в колхозы.



С особыми проблемами при проведении коллективизации советское руководство столкнулось в Украине. Общинные традиции здесь были слабее, чем в России, а урожаи – больше. Украинцы могли рассчитывать на собственные силы, выращивая и продавая хлеб. Результаты коллективизации их не устраивали: рынок сокращался, деньги теряли покупательную способность, заработки в коллективных хозяйствах были нищенские. Несмотря на это, к концу 1932 г. в Украине (в значительной мере насильственно) было коллективизировано почти 70% крестьянских хозяйств с охватом более 80% посевных площадей. Главным проявлением кризиса, который охватил колхозный строй, была полная незаинтересованность крестьян в развитии коллективного хозяйства, их прямое нежелание работать. Эти явления поддерживались самим аппаратом, разработавшим систему работы в колхозах. В колхозах на период сельзхозкампании создавались временные бригады. Непостоянный состав таких бригад, незакрепленность рабочей скотины, инвентаря, земельных участков влекли за собой обезличение и уравниловку. Во время уборочной кампании и обмолота имел место совершеннейший беспорядок. Бригады распадались, на работу ходил, кто хотел, работа организована не была, значительная часть хлеба попросту разворовывалась. Крестьян совершенно не беспокоила судьба колхозного зерна, поскольку оно все равно должно было поступить в закрома государства. Более того, учитывая, что работа ведется с помощью отобранного у них же инвентаря и скотины, они считали себя вправе забрать хлеб еще до его оприходования. В ответ последовало знаменитое постановление от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий и колхозов, согласно которому даже мелкая кража каралась высшей мерой.

Непродуктивный труд подневольных колхозников и кражи привели к тому, что уже в начале 1932 г. над крестьянами Украины нависла реальная угроза голода. Посевная кампания затянулась до конца июня, и все же было недосеяно более 2 млн га, часть посевов погибла еще до уборки. Сдать необходимое количество зерна Украина не могла. К 1 ноября от республики поступило лишь 136 млн пудов хлеба, вяло проходили заготовки и в других регионах страны, централизованные ресурсы быстро таяли, хлеба не хватало и городу. В ноябре 1932 г. союзное руководство направило в хлебные регионы чрезвычайные комиссии, которые должны были любой ценой добиться увеличения поставок. В Украине такую комиссию возглавил В. Молотов.

Деятельность комиссии Молотова началась постановлениями ЦК КП(б)У от 18 ноября и СНК УССР от 20 ноября 1932 г. «О мерах по усилению хлебозаготовок». Постановлениями предусматривалось, что в артелях, где во время уборки допускалось авансирование колхозников более установленной нормы (15 % от фактического обмолота), должно было организовываться возвращение незаконно розданного хлеба. Вводилась и практика натуральных штрафов (мясом, картошкой и другими продовольственными товарами – на случай отсутствия у крестьян запасов зерна) должников по хлебозаготовкам. Ключевым среди репрессивных мероприятий было разрешение райисполкомам пересчитывать в хлебозаготовку все созданные в колхозах натуральные фонды – семенной, продовольственный и фуражный. Села, которые имели особенно большую задолженность по заготовкам, заносились в черный список, который означал фактическую блокаду: крестьяне лишались права на выезд, и если в селе не было продовольственных запасов, люди гибли голодной смертью. Лишь 15 декабря 1932 г. было разрешено продавать в селах некоторые промтовары – да и то за исключением особенно задолжавших населенных пунктов. На станциях бригады ГПУ отбирали багаж у пассажиров, везущих продовольствие из России.

Хотя Молотов и вывез из республики почти все, что можно было вывезти, он также не справился с планами по заготовкам. С марта 1933 г. смертность от голода в Украине стала массовой, пустели целые села, участились случаи людоедства. Тем не менее заготовки продолжались. Были установлены награды за доносы на соседей, которые прятали зерно. Даже ревностно выполнявшим указания центра местным руководителям пришлось обратиться в Москву с заявлениями о том, что ситуация критическая, народ гибнет десятками и сотнями тысяч, дальнейшее проведение политики репрессий может привести к нежелательным последствиям. В конце февраля Украине были выделены ссуды в размере 20 миллионов пудов зерна для посевной.

О том, что происходит, знала уже вся Украина, беженцы, несмотря на кордоны, пробирались в города, крестьянские матери подбрасывали детей в больницы и просто оставляли на городских улицах. Лавина голодных смертей нарастала до начала лета. В результате Голодомора в Украине в 1933 г. погибло до 3,5 миллиона человек, всего же полные демографические потери с учетом снижения рождаемости в 1932–1934 гг. достигли 5 миллионов человек. Катастрофа 1933 г. травмировала украинскую нацию, оставив на ее теле глубокие социальные, психологические и демографические шрамы, не меньшие, чем фактическое уничтожение в те же годы цвета украинской национальной интеллигенции, виднейших представителей культуры.