Первомай

Это, скорее, не великое, а просто веселое и радостное...

Сколько себя помню, Первого мая — международный праздник трудящихся. Летом 1889 года Первый конгресс Интернационала в Париже принял решение ежегодно отмечать 1 Мая как международной день пролетарской солидарности. Коротко о предыстории вопроса.

За три года до этого 1 Мая 1886 года в Чикаго, который славился на весь мир своими скотобойнями, началась всеобщая забастовка — дело в капиталистическом мире тех лет вполне привычное. Рабочие не требовали ничего оригинального, настаивали лишь на улучшении условий труда и 8-часовом рабочем дне. Скотопромышленники заартачились. Вызвали полицию.

Несколько лет назад я жил в Чикаго 4 месяца и все старался докопаться до сути конфликта. В конце концов я понял, что никакой политикой там и не пахло, а все дело вылилось в элементарную драку между рабочими и полицией. Когда рабочие собрались 1 мая 1886 года на митинг, их атаковала полиция и войска. С учетом нравов тех лет я это могу допустить, но не могу поверить, чтобы "по безоружной толпе был открыт огонь, многие рабочие были убиты и ранены". Эту фразу я взял из совершенно бешеного по своей злобе "Календарного справочника 1952".



Было это или нет — не знаю. Никаких документальных доказательств тому в музеях Чикаго я не нашел. Да и шут с ним, с Чикаго! Моя заметка ни малейшим образом не претендует на анализ истории революционной борьбы рабочего класса как в Чикаго, так и во всем мире. Я просто хочу рассказать, что еще задолго до мордобоя в Чикаго 1 Мая мы русские этот праздник уже праздновали.

Истоки Первомая восходят к временам Петра Великого. Правда, тогда приход весны отмечался в Немецкой слободе и лишь с годами переместился в Сокольническую заставу.

Это опять американские враки, будто их состоятельные люди первыми сообразили перебираться из пыли городского центра на тихие окраины. Ничего подобного. В Москве этот процесс начался в конце XVIII — начале XIX века, когда в США еще путали города и фермы. Одним из полюбившихся москвичам мест оказались Сокольники. Парк, аллеи, сады, театр, музыка, чистая (представить невозможно!) Яуза, трактиры, ларьки, лавки, цыганские хоры. И вот ко дню 1 Мая тянутся туда телеги и фуры с коврами и самоварами, припасами и музыкой. Все на виду. Тут чай пьют, рядом водку. И вот что замечательно: ни драк, ни скандалов. Люди знатные и богатые ставят свои шатры и палатки, тут же знаменитые ресторации "Яр" и "Лабади". Час от часу толпа густеет и богатеет. Часам к 15—17 начинается "каретное гуляние" — знатные люди в экипажах неспешно себя показывают и других разглядывают.

Ландо, кареты, фаэтоны, дрожки — число экипажей, свидетельствует историк, "простиралось до нескольких тысяч".

Сумерки не останавливают гулянья. Огни, песни, хороводы...

1 Мая в Сокольниках отмечали десятки тысяч людей. Мы научились с яростью обличать и критиковать прошлое. Но ведь и много ранее нас, до всяческих революций, было тепло, царили среди людей радость, веселье и пляс. Только, пожалуйста, никаких распоряжений господина Лужкова! Это все должно прийти к нам без шума, естественно, свободно. Праздники без приказа — это и есть свобода.

И еще: бывает, что 1 Мая совпадает со Светлым Воскресением Христовым.

Удивительно, но очень многие опрошенные москвичи воспринимают праздник Христовый в печальных тонах. Каждый третий собирался отправиться 1 мая на кладбище — прийти к родным и близким. А каждый тридцатый готов пойти на митинг под красными знаменами.

У них своя вера. Каждый шестой москвич безразличен и к христианскому и к коммунистическому праздникам и останется дома.