«Страшный» эксперимент

47
Просмотров
«Страшный» эксперимент

В ХVIII в. на шведском престоле сидел король Густав III (1746–1792), сын короля Адольфа-Фридриха. Вступив на престол, он отменил аристократическую конституцию и стал править в духе просвещенного абсолютизма. Монарх отменил пытки, преобразовал суды, покровительствовал ученым и художникам, даже основал академию на французский манер.

Однажды королю доложили, что аудиенции просит делегация негоциантов.

Войдя, купцы долго низко кланялись королю, а потом изложили свою просьбу. Они хотели, чтобы король разрешил ввоз в страну чая и кофе и свободную торговлю ими. Это принесет немалые доходы и значительно пополнит казну.

Вы хотите травить страшным ядом моих добрых шведов? – недобро прищурился Густав. – Давно известно: чай и кофе – ужасная отрава! Я не позволю!

Негоцианты возразили:

Весь мир пьет чай и кофе. Даже во Франции!

Это, конечно, для Густава III, как для истинного галломана, являлось сильным аргументом. Однако король не привык менять своих убеждений и отступать от принципов даже при ссылках на Францию и обещаниях хороших доходов.

Монарх никогда не ошибается, – холодно ответил он купцам. – И его невозможно ввести в заблуждение. Нет такого человека, которому удалось бы это сделать, господа негоцианты. Поверьте, мне удастся доказать вам, что заблуждения владеют шведскими негоциантами, а не королем!

Король докажет вам свою правоту на деле. Тогда все сами смогут убедиться, что проклятые зелья, чай и кофе, являются страшным ядом. Шведы всегда пили пиво и отвары из трав. Идите, господа негоцианты, я вас более не задерживаю.

Купцы уныло поклонились и потянулись к выходу из зала, а король уже нетерпеливо дергал шнур звонка, вызывая слугу или кого-то из придворных…



Начальник полиции, вызванный королем, вошел в зал, поклонился и молча застыл у дверей, держа треугольную шляпу под мышкой.

Хочу поручить вам важное дело, – сообщил Густав III. – Необходимо срочно найти в тюрьмах двух молодых и непременно здоровых преступников, которых суд приговорил к смертной казни.

Мне не терпится проверить на них действие некоторых ядов. Но это должно пока остаться втайне, если вы дорожите собственной головой!

Когда найдете преступников, путь их немедля доставят в столицу, а потом я скажу, что следует сделать дальше.

В тот же день карательный аппарат королевства пришел в движение, и по всем тюрьмам, где находились приговоренные к смертной казни, с нарочными разослали циркуляр. Вскоре отобрали несколько человек, которых освидетельствовали врачи. Выбрали, как и приказал король, двоих наиболее молодых и здоровых. Их доставили в столичную тюрьму.

Густав распорядился:

Теперь найдите в тюремном замке две приличных камеры: не сырые, без сквозняков и противных крыс. Поставьте в них нормальные кровати, стол и стулья. Преступникам выдайте нормальную одежду. Мне хочется, чтобы они вели жизнь, похожую на жизнь обывателей, только в заключении и под стражей. Но ежедневно выводите их на прогулки – дважды в день по часу каждая.

Один из осужденных, по вашему выбору, пусть ежедневно получает к завтраку кружку горячего кофе. Я распоряжусь прислать его. Это жуткий яд, и долго бедняга не протянет. Второй будет пить чай! Ежедневно.

Как Ваше Величество узнает, что преступники умерли от чая и кофе?

Об этом тоже пришлось подумать заранее, – самодовольно усмехнулся Густав. – Придется к каждому из них приставить личного врача, который станет производить ежедневные осмотры и о состоянии здоровья своих тюремных пациентов докладывать лично мне!

Слово короля, как и его желания, – закон! Особенно при абсолютной монархии. Послушные воле венценосного экспериментатора тюремные чиновники выполнили все указания Густава III в точности. Они даже постелили около кроватей приговоренных небольшие дешевые тонкие коврики. Преступникам выдали халаты, домашние туфли, уличную одежду и кормили их нормальной пищей, а не похлебкой арестантов. Конечно же, и речи быть не могло о кандалах.

Не понимая, в чем причина такого внезапного благого изменения их судьбы, осужденные поначалу держались настороже, каждую ночь ожидая, что под утро за дверями камеры раздадутся звуки шагов караульных и бедолаг потащат на плаху. Однако день проходил за днем, а их и не думали казнить!

Каждый день одному давали большую кружку ароматного кофе, а другому хорошо заваренный чай. Вскоре преступники привыкли к своему питью и стали получать от него удовольствие. По воскресеньям и праздничным дням им приносили по бутылке дешевого вина, а пиво они могли получать ежедневно. Спали не на соломенном тюфяке, а на хорошей кровати, ели за нормальным столом, что несказанно радовало, как и качество пищи.

Однако самое главное, ежедневно приходили доктора и проводили придирчивый осмотр пациентов. Но никаких признаков болезней не находили, о чем и докладывали королю.

Результат королевского эксперимента оказался совершенно неожиданным. Один за другим умерли оба врача, наблюдавшие за состоянием здоровья тюремных пациентов. Потом погиб и сам Густав III. Его убил на балу-маскараде ненавидевший короля Анкастрем.

А что же осужденные, принимавшие «страшный яд»? Приговоренный монархом ежедневно пить большую кружку кофе дожил до 83 лет! Второй «подопытный», ежедневно употреблявший чай, также скончался естественной смертью в довольно преклонном возрасте. Оба так и не увидели свободы, зато не взошли на эшафот и провели весь срок в поистине «королевских условиях».

После гибели Густава III чай и кофе в Швеции разрешили ввозить, продавать и употреблять.