Зверинецкие пещеры

Как сообщает справочник по Киеву от 1914 года, Зверинецкие пещеры «находятся в той части города, которая с незапамятных времен носит название Зверинца. Они заключены в горе, к востоку от которой, в недалеком расстоянии, расположен Выдубицкий монастырь, к юго-востоку, в таком же близком расстоянии, находится Свято-Троицкий монастырь, вся западная сторона, по своим холмам и долинам, покрыта скромными домами Зверинецких обывателей; на северо-западе, на далекой горе возвышается Киево-Печерская лавра...»

Остается уточнить, что речь идет о Змиевой горе, где, по преданиям, обитал знаменитый киевский Змий, укрощенный Кожемякой...

В 988 году в Зверинецких пещерах был основан монастырь Святого Михаила. Однако просуществовал он не более 30 лет, будучи разрушен половцами или татарами. На стенах пещер сохранились надписи, относящиеся к XI веку.

Первым серьезным исследователем Зверинецких пещер был, пожалуй, археолог И.М. Каманин. В книге «Зверинецкие пещеры в Киеве. Их древность и святость», вышедшей в 1914 году, он пишет, что результаты археологических исследований этих пещер представляют огромный научный интерес, так как они возникли примерно на 60 лет раньше Киево-Печерских, и, в отличие от последних, сохранились практически в первоначальном виде.

Каманин приходит к выводу, «что Зверинецкие пещеры, как и Лаврские, были устроены по общему образцу Афонских и Крымских».

«Затворнических ниш-келий в Зверинецких пещерах всего семь, — сообщает он, — все они одинаковой формы и все расположены на той же пещерной улице, где находится алтарь. Затворнические келии имеют внутри форму большой русской варистой печи; длина ея равна росту человека; в устье ея иногда свободно, а иногда и с трудом, может пролезть человек; посредине пола ниши прорыт ровик во всю длину ея, глубиной по колена человека; по сторонам ниши, параллельно ровику, устроены две лежанки.

Влезши в такую нишу-келию, подвижник имел возможность свободно сидеть на лежанке, опустив ноги в ровик; стоя на дне ровика, подвижник мог подыматься даже но весь рост. На противоположной лежанке могли помещаться иконы, лампады, священные книги, сосуды для поды и просфоры. При жизни подвижника ровик мог служить ему ложем для сна, а по смерти — могилой. И действительно, в ровике таких ниш мы находим погребения, а в нише игумена Климента обнаружены, кроме того, икона Божией Матери, панагия и черепки от разбитого сосуда, что в совокупности свидетельствует о пребывании в нише игумена с целью, конечно, подвижничества. Близость таких ниш к алтарю давала возможность подвижникам слышать богослужение...»

Со временем киевляне, казалось, забыли об этом месте. Правда, по мнению исследователей, в XVII—XIX веках подземельем тайно пользовались различные изгои общества — разбойники, беглые крепостные, дезертиры, а также бродячие актеры.

Где-то в начале 80-х годов позапрошлого столетия пещеры были «открыты» вновь, причем при очень странных и мистических обстоятельствах.

Как-то поутру киевлянка Феодосия Матвеенкова услышала за окном своего дома какой-то гул, а затем увидела в небе радугу, висевшую над провалом в земле.

В полдень сосед Матвеенковой, художник Дмитрий Зайченко, вдвоем с товарищем исследовали подземелье и обнаружили там множество человеческих останков и истлевшей одежды, а также предметов монастырской утвари. Кроме того, в пещере лежали кожаные и деревянные маски, очевидно, принадлежавшие прежде лицедеям, нашедшим здесь пристанище.

После того как весть о находках распространилась по Киеву, пошли слухи, что в пещере таятся сокровища. Поговаривали, что первооткрывательница подземелья Феодосия Матвеенкова несколько раз спускалась в провал и возвращались назад с мешками, наполненными чем-то тяжелым. Соседям женщина охотно рассказывала про истлевшие гробы с покойниками и про загадочную запертую дверь, обитую железом и до половины засыпанную землей. Но стоило кому-то начать выспрашивать о подземном кладе, как Матвеенкова немедленно переводила разговор на другую тему. Или изрекала и вовсе небылицы: мол, являются ей каждую ночь во сне покойники из подземелья в костюмах лицедеев и просят поискать в пещере получше: там, мол, золото и драгоценные камни хранятся. Феодосия уверяла, что ночные кошмары так ее измучили, что пришлось отслужить панихиду по тем мертвецам, только после этого они перестали ее навещать.

В Зверинецкие пещеры ходило много народу. Ребятишки выносили оттуда кости и черепа и играли с ними. В 90-х годах в подземельях сгинуло без вести трое местных хлопчиков, и после этого родители стали строго-настрого запрещать своим чадам подходить близко к этому месту.

В 1911 году вход в подземелье, обнаруженный Матвеенковой, завалило оползнем. Но открылись два новых входа. «Паломничества» в пещеры продолжались. В 1912 году по указанию властей было проведено официальное исследование и расчистка пещер. Почти никаких интересных предметов обнаружить не удалось. Предположили, что все это было иынесено оттуда ранее стихийными «кладоискателями».

В смутные революционные времена в Зверинецких подземельях находили приют разномастные босяки, дезертиры, беспризорники... От них и пошли слухи о золоте, которое якобы спрятал там в 1918 году гетман Скоропадский накануне своего бегства из Киева. Находились желающие поискать сокровища, но успеха в этом предприятии никто не достиг.

Одним из самых опытных специалистов по подземельям слыл в то время Игнатий Стеллецкий, тоже родом из Киева. Окончив в 1912 году Киевскую Духовную академию, Стеллецкий защитил диплом археолога и переехал с Украины в Москву, где возглавил Комиссию по изучению подземной старины. Со всей империи туда поступали сведения о пещерных монастырях, подземных ходах и провалах. Будучи преподавателем Московского археологического института, Стеллецкий часто выезжал в экспедиции.

Известно, что после революции большевики поручили Стеллецкому руководить раскопками Зверинецких пещер. Но, если что-то особо ценное и было найдено, то огласке это не предали.

В начале 1919 года пошла снова молва о Феодосии Матвеенковой, которой в ту пору перевалило за 80. У старухи откуда ни возьмись завелись денежки. Возможно, потому что она промышляла самогоном, но люди решили, что это благодаря подземному кладу. В один прекрасный вечер к ней явилась банда налетчиков и принялась угрожать, требуя отдать богатство или указать путь к нему.

В конце концов старушка согласилась отправиться с ними в пешеру, но предупредила, что у входа туда надо непременно положить венок из ромашек, чтобы мертвецы выпустили посетителей назад, иначе «затанцуют до смерти».

Как гласит легенда, старая ведьма не обманула й действительно привела бандитов в пещеру. И вот тут началась самая настоящая чертовщина: откуда-то зазвучали музыка и голоса. Казалось, что невидимые музыканты приближаются... Вдруг разом погасли все фонари и свечи, что грабители прихватили с собой. Внезапно прямо под ногами у них зажглась свеча, и они с изумлением увидели лежащую на полу Феодосию со свечкой в руках. Она была мертва. Разбойников охватил такой страх, что они бросились бежать из пещеры, не чуя под собой ног. Лишь на рассвете удалось им выбраться наверх. Они никому не рассказывали про загадочную смерть «колдуньи», однако люди шептались. Пытались отыскать Матвеенкову, но даже трупа ее в пещерах не нашли.

Местные жители избегают Зверинецких лабиринтов. Рассказывают, что там исчезли тысячи людей, и призраки их блуждают по подземным ходам с криками и стонами. И когда эхо это прорывается на поверхность, это верная примета, что скоро грядет «большая беда»... Хотя мифам особенно доверять не стоит.

Добавить комментарий