Пожар на танкере «Виктория»

Рассказывает В. Ерофеев, Самара:

Пожар на танкере «Виктория» у города Октябрьска, который вспыхнул в ночь с 29 на 30 августа 2003 года, удалось ликвидировать лишь утром 1 сентября.

По оценкам специалистов, столь масштабной катастрофы на речном судне в Самарской губернии не было ни разу за всю историю областной пожарной службы. Вдобавок ко всему экологи считают, что из-за разлившихся по реке сотен тонн сырой нефти инцидент с танкером оказал губительное влияние на окружающую среду всего региона Средней и Нижней Волги.

Пожар № 3

Предварительное расследование инцидента сразу же показало, что взрыв нефтяных паров на танкере с их последующим возгоранием произошел как минимум за час до зарегистрированного сообщения в пожарную службу. Все это время команда судна безуспешно пыталась справиться со стихией собственными силами. Но «Виктория» была оснащена безнадежно устаревшими средствами пожаротушения, поэтому пламя быстро перешло в наступление и стало захватывать одну за другой огромные нефтяные емкости. И лишь к тому моменту, когда на судне горело уже четыре танка из восьми, огонь наконец-то заметили на берегу и сообщили о происшествии в пожарную службу.

Самая первая запись в журнале службы пожарной связи по этому поводу следующая: «В 00 часов 56 минут 30 августа в ПЧ-106 ОГПС-37 г. Октябрьска от диспетчера железной дороги Тургеневой поступило сообщение о загорании на танкере «Виктория» водоизмещением 2858 тонн, на борту которого находятся 8 танков общим объемом 2000 тонн, заполненных легкой нефтью, стоящем у нефтеналивного причала частной нефтебазы «Ортини МКС Транс ЛТД».

Уже через несколько минут на место происшествия прибыли первые пожарные подразделения из Октябрьска, а чуть позже — из Сызрани. В момент выезда пожару автоматически присвоили второй номер сложности, а к моменту приезда первой группы спасателей по всему областному Управлению государственной противопожарной службы было объявлено о начале борьбы с пожаром № 3 — высокой опасности.

СПРАВКА. Танкер «Виктория» был построен в 1977 году и к настоящему времени, по оценкам специалистов, он еще не выработал свой предельный ресурс. Владельцем судна является махачкалинская фирма Anship, которую несколько лет назад учредила кипрская офшорная компания Limassol. Для транспортировки нефти танкер арендовала одна из московских фирм, само сырье принадлежало Тюменской нефтяной компании.

Кстати, о танкере «Виктория» и о его экипаже отовсюду получены только положительные отзывы. По словам контролирующих органов, судно считалось образцовым.

Огненный фронт

Первыми в бой с огненной стихией вступили 12 пожарных подразделений из ОГПС-37 Октябрьска и ОГПС-7 Сызрани. Они сразу же провели две пенные атаки на пламя: первую — через четверть часа после прибытия, вторую — в 2 часа 50 минут. Тем не менее этой пенной лавине так и не удалось подавить огонь, вырывающийся из недр гибнущей «Виктории». Более того, к этому моменту площадь горения увеличилась до 200 квадратных метров. Возникла реальная угроза вскипания оставшейся в танках нефти и ее выброса наружу. Что и произошло в 3 часа 11 минут. После этого штаб пожаротушения дал команду личному составу отойти от пламени на безопасное расстояние.

На палубе осталась только группа бойцов в специальных теплоотражательных костюмах. Именно благодаря их героическим усилиям в 3 часа 18 минут была завершена установка водяного охлаждения на четырех носовых танках с нефтью, которые тем самым оказались полностью отсечены от очага пожара. С этого момента пожарные вели борьбу только лишь с пламенем, охватившим палубную надстройку, корму судна и машинное отделение. Мощными струями воды они также охлаждали огромные нефтяные емкости, стоящие на причале. — Если бы не героизм и быстрые действия пожарных из 37-го и 7-го отрядов ГПС Октябрьска и Сызрани, то последствия аварии на танкере «Виктория» могли бы быть поистине ужасающими, — говорит начальник областного Управления государственной противопожарной службы Михаил Орлов. — Судите сами.

В четырех носовых танках, до которых пламя еще не успело добраться, находилось более тысячи тонн нефти. В случае возгорания здесь мог бы произойти сильнейший взрыв с выбросом горящей нефти на многие сотни метров вокруг. Тогда огонь накрыл бы и весь причал с нефтяными емкостями по пять тысяч кубометров каждая, и прилегающие жилые кварталы Октябрьска. Не стоит и говорить, к каким катастрофическим последствиям привел бы этот огненный смерч...

Дальнейшие события показали, что пожарные вовремя отсекли от огня носовые нефтяные танки «Виктории» и установили на них охлаждение. В 3 часа 35 минут ночи из- за высокой температуры кормовой участок корпуса судна лопнул сразу в нескольких местах. Вода хлынула внутрь танкера, а потоки нефти пошли в акваторию Волги. Вдобавок ко всему корма «Виктории» стала быстро оседать, и уже через несколько минут танкер прочно сел в грунт, что полностью исключило возможность его отбуксировки в безопасное место.

Тем временем на место происшествия продолжали подходить все новые и новые части для пожаротушения, в том числе и колонны со спецтехникой и грузом пенообразователя из Самары, Тольятти и Новокуйбышевска. В 3 часа 39 минут из Сызрани прибыл пожарный поезд с большим запасом пенообразователя, а в 4 часа 18 минут к горящему танкеру подошел еще и сызранский пожарный катер из ОГПС-7. Ближе к утру к нему присоединился и катер «Геннадий Яровой» из Самары. Водометные лафетные установки обоих катеров тут же ударили по пылающей палубной надстройке и почти полностью ее потушили. Именно в эти минуты пожарным в теплоотражательных костюмах удалось проникнуть внутрь заполненного пеной машинного отделения. Внутри помещения они обнаружили обгоревший труп человека. Тело вынесли наружу, и члены команды опознали в погибшем 25-летнего матроса Сергея Прочу- ка, который в ту роковую ночь, когда на танкере начался пожар, нес вахту около судовой машины...

Приближался холодный августовский рассвет. Огонь на терпящем бедствие танкере «Виктория» вовсе не собирался сдаваться на милость человека. Уже через несколько минут после того как огнеборцы обследовали машинное отделение и нашли погибшего матроса, внезапно вспыхнули цистерны с запасом дизельного топлива.

Именно в этот момент в машинном отделении произошел очередной взрыв воздушно-газовой смеси, что едва не привело к новым человеческим жертвам. Мощность ударной волны оказалась такова, что находящихся на палубе командира отделения ПЧ-85 26-летнего Алексея Корсеева и пожарного той же части 20-летнего Алексея Рожкова с силой выкинуло за борт судна. При падении оба ударились о металлические конструкции танкера и потеряли сознание. Лишь благодаря тому, что рядом находился пожарный катер, пострадавших практически сразу вытащили из воды и отправили в городскую больницу Октябрьска. Здесь обоим поставили диагноз «сотрясение головного мозга». Впрочем, они быстро пошли на поправку и через несколько дней были выписаны.

30 августа в 16 часов на место происшествия прибыл начальник Главного управления ГО и ЧС Самарской области генерал-майор Зайцев. Он связался с Приволжско- Уральским региональным центром МЧС РФ, и в результате уже в 16 часов 27 минут из Саратова в Октябрьск вышел пожарный катер, а в 16 часов 37 минут из Ульяновска сюда же отправились два пенных хода с семью тоннами пенообразователя. Тем же вечером эти подразделения добрались до места пожара. Их помощь в значительной степени способствовала победе над огненным зверем.

Вечером 30 августа из Ульяновска в Октябрьск вышел специализированный танкер, переоборудованный для сбора разлившейся нефти с поверхности воды. Впрочем, еще в середине того же дня диспетчер «Волготанкера» к месту пожара из Самары направил судно с грузом боновых заграждений и сорбентом, собирающим нефть в небольшие комочки, безопасные для окружающей среды.

Вскоре акватория Волги в районе бедствия была оцеплена тройной линией плавучей защиты. Тем не менее тонны несгоревшей черной массы успели уйти довольно далеко вниз по течению, из-за чего на Волге образовалось огромное маслянистое пятно шириной около 80 метров и длиной более километра. Кроме того, правый берег реки почти сплошь покрылся нефтяным загрязнением шириной до 10—15 метров.

Сбором разлившейся по Волге нефти занимался спецтанкер из Ульяновска, а также судно-нефтесборщик из Самары. Позднее сюда прибыли автомашины со скинерными установками из Новокуйбышевска, Сызрани и Отрадного. Немного позже к ним присоединились двенадцать автомашин с соответствующим оборудованием для сбора и утилизации нефтяных разливов из ОАО «Оренбургаефть».

Вот как прокомментировал работу по ликвидации экологических последствий аварии вице-губернатор Самарской области Виктор Казаков:

— По предварительным оценкам, дальше Сызрани вниз по течению нефтяные пятна не прошли. Часть их прибило к берегу. Сразу после подавления пожара вся береговая полоса загрязнения была разбита на участки, на которых расставили специальные ловушки для сбора нефти, а более двух тонн специального сорбента рассыпали по воде. К работе по уборке загрязнений подключились и военнослужащие Приволжско-Уральского военного округа. Толщина нефтяной пленки на берегу не превышает 1 —2 миллиметров, поэтому ее уберут достаточно быстро. Так что жители области могут быть спокойны.

Печальные последствия

В общей сложности только 31 августа было проведено семь пенных атак разной мощности. благодаря чему огненную стихию в конце концов удалось загнать глубоко внутрь покореженных стальных емкостей. В некоторые моменты руководителям пожаротушения казалось, что огонь уже почти побежден. Но после очередного наступления пены стихия вновь набирала силу — и тогда на падубу обреченного судна и берег обрушивался новый огненный дождь. Однако распространение пожара по Волге все время ограничивалось водометными установками со специальных катеров, а после того как в 22 часа 52 минуты к тушению подключился новейший пеногенерагор «Пурга», пламя в береговой зоне было полностью подавлено.

Вечером 31 августа открытого горения на полузатопленном танкере «Виктория» больше не наблюдалось. В это время проходило лишь контролируемое выжигание отдельных островков нефти в акватории реки, а также велось постоянное охлаждение покореженных конструкций судна. Ночь с 31 августа на 1 сентября прошла спокойно, на судне велся поиск возможных оставшихся очагов огня. Но лишь в 6 часов 45 минут утра 1 сентября объявили о полной ликвидации пожара.

Последствия происшествия оказались очень печальными. Как уже говорилось, при самом первом взрыве нефтяных паров на «Виктории» погиб один человек, а при ликвидации аварии было ранено еще двое. Кстати, более серьезных жертв удалось избежать лишь чудом. Для сравнения: в 1986 году при тушении аналогичного пожара на речном нефтеналивном судне в Горьком в результате взрыва погибло 13 пожарных.

Сам танкер «Виктория», по оценкам специалистов, восстановлению не подлежит, и после откачки нефти, оставшейся в носовых танках, он будет разрезан на металлолом. Из 2000 тонн сырой нефти, находившейся на его борту в начале аварии, около половины сгорело или вылилось в акваторию Волги.

Материальный ущерб от катастрофы, по предварительным оценкам, составляет не менее 5 миллионов долларов, а экологический урон, нанесенный нефтяным загрязнением Волги и сильным задымлением атмосферы Октябрьска, еще предстоит подсчитать.