Ходынская трагедия

303
Просмотров
Ходынская трагедия



На долю несчастного императора Николая II выпало множество испытаний, которые начались с момента его коронации и закончились его отречением, концом монархии в России и расстрелом его самого и всей его семьи.

Мягкий и набожный человек, Николай полностью попал под влияние своего окружения. И в первую очередь, мистически настроенной жены – Алисы Гессен‑Дармштадтской (при переходе в православие она получила имя Александра Федоровна), которую Николай очень любил. Бракосочетание состоялось через неделю после смерти отца Николая – Александра III, запланированную церемонию нельзя было отменить. Свадьба по настроению не справивших еще траур присутствующих больше походила на похороны. Однако впереди были пышные празднования по случаю коронации Николая.

Коронация была назначена на май 1896 г. Она, по традиции, должна была состояться в древней столице – Москве, где новый царь должен был принять помазание. Задолго до назначенного дня в Москву стали собираться гости: греческая королева, английский принц, итальянский принц, герцоги, князья, наследники европейских престолов, послы. Прибыли посланники восточных патриархов, Ватикана и англиканской церкви. В программе были запланированы балы, банкеты, народные гулянья. Город был украшен и иллюминирован.



Священное коронование состоялось 14 мая в Успенском соборе – главном храме страны. Долгая церемония утомила скромного по природе императора. В какой‑то момент он даже споткнулся и потерял сознание. Но впереди было еще множество мероприятий.

Одно из них должно было состояться «для народа» 18 (30) мая на Ходынском поле, расположенном на северо‑западе Москвы. На пустыре, ранее использовавшемся в качестве учебного плаца, были сооружены временные балаганы, театры, 10 павильонов, 150 буфетов и 20 питейных заведений. Рядом с полем находился овраг, поле было изрыто траншеями – городские власти не позаботились о том, чтобы выровнять пространство. Было объявлено, что собравшимся раздадут царские подарки. В качестве таковых были заготовлены 400 тысяч кульков, в каждом из которых была сайка, кусок колбасы, пряник и эмалированная кружка с царским вензелем. После раздачи предполагались театрализованные представления и высочайший выход царя и его свиты к народу.

По городу ходили слухи о гостинцах, порой самые противоречивые и в значительной степени преувеличенные. Но даже те, кто имел более достоверную информацию, мечтали получить на память о коронационных торжествах (мол, когда еще следующие будут) «вечную» кружку – эмалированная посуда была тогда в диковинку. Уже вечером 17 мая на поле стал собираться народ: все боялись, что если подойти позже – подарка может и не достаться. К утру вокруг павильонов толпилось около полумиллиона человек. Между 5 и 6 часами утра пронесся слух, что кому‑то уже начали выдавать подарки.

Мотивы, двигающие толпой, зачастую необъяснимы. Никто так и не мог потом сказать, почему же народ вдруг всколыхнулся и бросился в одну сторону, «как будто сзади по ним открыли огонь». Полиция в составе 1800 человек не смогла навести порядок. «Задние ряды напирали на передние, кто падал, того топтали, потеряв способность ощущать, что ходят по живым еще телам, как по камням или бревнам».

Давка продолжалась в течение 10–15 минут. Только по официальным данным, на Ходынском поле погибло 1389 человек, 1300 получили тяжелые увечья. О трагедии донесли императору. Он и его родные были потрясены. Николай порывался прекратить все торжества, но родственники убедили царя, что отмена вызовет еще больший скандал. Вся программа торжеств осталась в силе. Уже вечером император присутствовал на приеме у французского посла. Для России было важно продемонстрировать свое намерение поддерживать союзные отношения с Францией. Затем последовали другие мероприятия, закончившиеся военным парадом на том же Ходынском поле. «Праздник на трупах» произвел плохое впечатление на общественность. Уже тогда к Николаю прочно приклеилось прозвище Кровавый.

Впрочем, информацию о катастрофе не пытались скрыть. Сообщение о ней тут же было помещено в газеты. Николай и Александра ездили по больницам и баракам, участвовали в панихиде. Семьям погибших и пострадавших была выделена материальная помощь. Все расходы на похороны – каждого в отдельном гробу, а не в братской могиле – были возложены на государственную казну. По высочайшему распоряжению для осиротевших детей был учрежден особый приют. Правительство провело расследование, по результатам которого ответственность была возложена на московскую полицию и генерал‑губернатора, дядю царя великого князя Сергея Александровича. Обер‑полицмейстер и ряд чиновников были смещены. В том же году Сергей Александрович был назначен командующим войсками Московского округа.