Брусиловский прорыв



А. Брусилов был назначен на пост главнокомандующего армиями Юго‑Западного фронта (ЮЗФ) 16 (29) марта 1916 г. Генерал был одним из наиболее заслуженных военачальников в русской армии. За плечами у него был 46‑летний опыт военной службы (в том числе участие в Русско‑турецкой войне 1877–1878 гг., подготовка командного состава русской кавалерии, руководство крупными соединениями).

С начала Первой мировой войны Брусилов командовал войсками 8‑й армии. На посту командующего в ходе сражений начального периода войны, в Галицийской битве (1914 г.), в кампании 1915 г. раскрылись талант и лучшие качества Брусилова‑полководца: оригинальность мышления, смелость суждений, самостоятельность и ответственность в руководстве крупным оперативным объединением, активность и инициатива.

К началу 1916 г. армии уже понесли колоссальные потери, но ни одна из сторон не добилась сколько‑нибудь серьезных успехов в преодолении позиционного тупика. Армии создали сплошной фронт глубокоэшелонированной обороны. Стратегический план ведения боевых действий русской армией был обсужден 1–2 (14–15) апреля 1916 г. в Ставке в Могилеве. Исходя из согласованных с союзниками задач, было решено войскам Западного (командующий – А. Эверт) и Северного (А. Куропаткин) фронтов подготовиться к середине мая и вести наступательные операции. Главный удар (в направлении Вильно) должен был наносить Западный фронт. ЮЗФ отводилась вспомогательная роль, поскольку он был ослаблен неудачами 1915 г. Все резервы были отданы Западному и Северному фронтам.

Брусилов на совещании убеждал коллег в необходимости наступления против австрийцев и на юго‑западе. Ему удалось добиться разрешения наступать, но с частными задачами и рассчитывая только на собственные силы. ЮЗФ располагал четырьмя армиями: 7‑й, 8‑й, 9‑й и 11‑й. Русские войска превосходили противника в живой силе и легкой артиллерии в 1,3 раза, в тяжелой уступали в 3,2 раза.

Отказавшись от традиционного прорыва на узком участке фронта, главнокомандующий ЮЗФ выдвинул новую идею – прорыв позиций противника благодаря нанесению одновременных дробящих ударов всеми армиями фронта. При этом на главном направлении следовало сосредоточить как можно большее количество сил. Такая форма прорыва лишала противника возможности определить место нанесения главного удара; он не мог свободно маневрировать своими резервами. Наступающая сторона получала возможность применить принцип внезапности и сковывать силы врага на всем фронте и на все время операции. На острие главного удара должна была действовать 8‑я армия, ближе всего стоявшая к Западному фронту и способная оказать ему наиболее действенную помощь. Другие армии должны были оттянуть на себя значительную часть сил неприятеля.

Подготовка операции происходила в строжайшей тайне. Весь район расположения войск был изучен с помощью пехотной и авиационной разведки. С аэропланов были сфотографированы все неприятельские укрепленные позиции. Каждая армия выбрала себе для удара участок, куда скрытно подтягивались войска, причем располагались они в ближайшем тылу. Начались спешные окопные работы, проводившиеся только по ночам. В некоторых местах русские окопы приблизились к австрийским на расстояние 200–300 шагов. Незаметно подвозилась на заранее намеченные позиции артиллерия. Пехота в тылу тренировалась в преодолении проволочных заграждений и других препятствий. Особое внимание уделялось непрерывной связи пехоты с артиллерией.

Сам Брусилов, его начальник штаба генерал Клембовский и офицеры штаба почти постоянно находились на позициях, контролируя ход работ. Того же Брусилов требовал и от командующих армиями.

9 мая на позициях побывала царская семья. У Брусилова состоялся любопытный разговор с императрицей Александрой Федоровной. Вызвав генерала к себе в вагон, императрица, которую, вероятно, небезосновательно подозревали в связях с Германией, пыталась выведать у Брусилова дату начала наступления, но тот отвечал уклончиво, сказав, что информация настолько секретная, что он и сам ее не помнит.

Тем временем австрийцы атаковали итальянцев в районе Трентино. Итальянское командование обратилось в русскую Ставку с просьбами о помощи. Поэтому начало наступления войск ЮЗФ переносилось на более ранний срок – 22 мая (4 июня). Наступление войск Западного фронта должно было начаться неделей позже. Это огорчило Брусилова, связывавшего успех операции с совместными действиями фронтов.

Артиллерийская подготовка продолжалась почти сутки, после чего соединения перешли в атаку. Первыми пошли вперед войска 9‑й армии. Они заняли передовую укрепленную полосу противника и захватили в плен более 11 тысяч человек. Отлично было организовано взаимодействие артиллерии с пехотой.

23 мая перешла в наступление 8‑я армия. К исходу дня она прорвала первую полосу австрийской обороны и начала преследовать врага, отходившего на Луцк. 25 мая он был взят. На левом крыле фронта 7‑я армия также прорвала оборону противника. Уже первые результаты превзошли все ожидания. За три дня войска ЮЗФ прорвали оборону противника в полосе 8–10 км и продвинулись в глубину на 25–35 км.

Дальше 8‑я армия должна была наступать на Ковель, 11‑я армия – на Золочев, 7‑я – на Станислав (ныне Ивано‑Франковск), 9‑я – на Коломыю. Наступление на Ковель должно было способствовать объединению усилий Юго‑Западного и Западного фронтов. Однако, ссылаясь на дождливую погоду и незаконченность сосредоточения, Эверт отсрочил наступление. Это использовал противник, «ковельская дыра стала заполняться свежими германскими войсками».

Брусилову пришлось перейти к обороне захваченных рубежей. К 12 июня на ЮЗФ наступило затишье. Но вскоре Ставка, убедившись в тщетности своих надежд на наступление Западного фронта, наконец решила перенести главные усилия на ЮЗФ. Брусилов приказал начать общее наступление 21 июня (3 июля). Через несколько дней войска вышли к реке Стоход. Общее наступление ЮЗФ возобновилось 15 июля. Удалось добиться лишь частичных успехов. Противник сумел сосредоточить крупные резервы и оказывал ожесточенное сопротивление. Рассчитывать достичь ощутимых стратегических результатов силами одного фронта не приходилось. К середине сентября фронт стабилизировался. Наступательная операция войск ЮЗФ, продолжавшаяся более 100 дней, завершилась.

В результате операции австро‑германцы потеряли до 1,5 миллионов человек убитыми, ранеными и пленными. Потери русских войск составили 500 тысяч человек. Войска ЮЗФ продвинулись в глубину от 80 до 150 км. Было захвачено 25 тысяч км2 территории, в том числе вся Буковина и часть Восточной Галиции. Брусиловский прорыв оказал решающее влияние на изменение позиции Румынии, которая в августе вступила в войну на стороне Антанты. Впрочем, это лишь сковало действия русских на ЮЗФ. Уже скоро румынские войска потребовали срочной помощи союзников.