Чесменский бой

801
Просмотров
Чесменский бой



К началу 60‑х годов XVIII в. русская и украинская колонизация продвинулась далеко на юг, но Россия по‑прежнему не имела выхода к южным морям. Крымскоеханство время от времени осуществляло набеги. Турция не только считала себя хозяйкой на Черном море, но, подстрекаемая Францией, выжидала удобного момента для возобновления наступления на Украину и Кавказ. Благоприятная обстановка для этого, по мнению турецкого правительства, создалась в 1768 г., когда силы России были отвлечены Колиивщиной. Нападение Турции, действительно, стало для России неожиданным, военные действия русской армии в 1768–1769 гг. были не очень удачными. Перелом наступил в 1770 г., в связи с действиями Румянцева на Нижнем Дунае и необычайно успешной операцией русского флота, закончившейся памятной русским морякам битвой при Чесме.

Еще в начале войны в головах Алексея и Григория Орловых родился дерзкий план – перебросить Балтийский флот в Средиземное море, открыв фронт с юга. Удачу операции связывали с надеждами на восстание православных греков против османского ига.

Непосредственное осуществление операции было поручено А. Орлову. Первую эскадру в составе 15 кораблей вел опытный адмирал Григорий Спиридов. В ее задачу входило поднять восстание в Греции, оттянуть сюда турецкие силы с дунайского театра. В то же время надо было нейтрализовать турецкий флот, блокировать пролив Дарданеллы и тем самым отрезать Турцию от баз снабжения в ее средиземноморских колониях.



В феврале 1770 г. эскадра Спиридова была с восторгом встречена греками. На полуострове Пелопоннес вспыхнуло антитурецкое восстание. Греческие корабли поднимали русский флаг. Значительная часть полуострова с крепостью Наварин была захвачена повстанцами. Сюда прибыл А. Орлов. Турки подтянули в Пелопоннес свои силы и одержали над греками ряд побед. Русские вынуждены были принять решение 23 мая взорвать Наварин и выйти в море, чтобы дать сражение турецкому флоту.

В это время в район греческого архипелага прибыла вторая эскадра под командованием контр‑адмирала Эльфинстона в составе 8 кораблей. Контр‑адмирал блокировал в заливе Наполи‑де‑Романья значительный турецкий флот, а 20 мая соединился с силами Спиридова. Через 4 дня турецкая эскадра стала уходить из порта. 27 мая турецкие корабли скрылись из виду. Вскоре греческие разведчики донесли, что турки уходят на север; возникла опасность входа турецкого флота в Дарданеллы. Русское командование приняло решение не пустить его туда, разбив в водах архипелага.

23 июня турки были обнаружены в Хиосском проливе. Чтобы отрезать им путь на север, русские начали обход острова Хиос и к вечеру заняли северный выход из пролива. Силы турок значительно превосходили силы русских. На рейде в проливе у турок было 16 линейных кораблей, 4 фрегата, десятки мелких вооруженных судов при 1430 орудиях и 15 тысячах команды. Под флагом Орлова было лишь 9 линейных кораблей, 1 бомбардирский, 7 фрегатов и 4 вспомогательных судна. У них было 730 орудий и 6500 человек команды. Но решено было атаковать врага.

На рассвете 24 июня 1770 г. русские корабли тремя колоннами двинулись на неприятеля. В 11.30 корабли авангарда вступили в артиллерийскую перестрелку с турками. Быстро был подожжен флагманский корабль капитан‑паши «Реал‑Мустафа» – удачный залп сделал флагманский корабль «Евстафий». Однако при попытке взять противника на абордаж «Евстафий» и сам загорелся и взорвался, Спиридов еле успел спастись. Турки несли все больший урон от огня противника и поспешили в расположенную рядом бухту Чесма.

Вечером русский флот построился дугой, которая перекрывала выход из бухты. Корабли были потрепаны, но потери в живой силе были невелики. Тем временем капитан‑паша не принял предложения прорываться из бухты и решил положиться на спешно возводимые при входе в бухту батареи.

На совещании же у Орлова было решено сжечь турецкий флот с помощью брандеров (кораблей, нагруженных взрывчатым веществом). Для их сооружения были использованы греческие торговые суда. Командующим операцией был назначен Грейг, флаг которого был поднят на корабле «Ростислав».

В ночь с 25 на 26 июня, ровно в полночь, несколько кораблей русских подошли к входу и открыли огонь по береговым батареям. В начале второго ночи зажигательным снарядом был вызван пожар на одном из турецких кораблей. Искры и головни летели и на другие корабли противника. В это время был дан сигнал, и брандеры понеслись на неприятеля. Первый из них был захвачен, другой отнесен на мель, затем подожжен и направлен на один из кораблей турок. Полностью выполнил свою задачу лишь третий брандер лейтенанта Ильина. Его катер сблизился с 84‑пушечным турецким кораблем и был подожжен. Огонь перекинулся на соседние суда противника. Вся русская эскадра открыла беглый огонь, мешая туркам тушить пожар. Турецкий флот прекратил всякое сопротивление, один за другим корабли взлетали на воздух, взрывы прекратились лишь к 10 утра.

В Чесменском бою турки потеряли 15 линейных кораблей, 6 фрегатов, 40 мелких судов. Были убиты или утонули 13 тысяч моряков. Потери русских были незначительны. В честь победы при Чесме была отлита медаль для награждения команд. На ее лицевой стороне был изображен горящий турецкий флот, а над ним надпись – «Был».

Турция была блокирована и отрезана от баз на юге. В июне – июле 1770 г. турки потерпели сокрушительные поражения и на суше при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле.