«ДЕГЕШ»

«ДЕГЕШ»

Вопреки распространенному мнению, концентрационные лагеря не являлись изобретением немецких национал-социалистов. Первыми такой тип лагерей активно использовали британские войска во время Англо-бурской войны для содержания пленных и гражданских лиц. В период Первой мировой в концентрационных лагерях все воюющие страны содержали военнопленных. Но тогда лагеря еще не получили широкого распространения и зловещей славы «лагерей смерти».

Первыми концлагеря как места заключения стали широко использовать советские власти для содержания инакомыслящих и политических противников режима. После революции 1917 года в России очень скоро стало катастрофически не хватать тюрем и в места заключения начали превращать бывшие отдаленные монастыри, вроде Соловецкого, и строить руками заключенных лагеря на местах будущих «великих строек». Позднее они превратились в печально знаменитую систему ГУЛАГа.

Не менее активно использовали концентрационные лагеря польские власти – в период правления Пинсудского они содержали за проволокой красноармейцев, попавших в плен в ходе советско-польской кампании 1920 года. Причем польская лагерная система одной из первых в мире, задолго до прихода нацистов к власти в Германии, уже была направлена на физическое уничтожение находившихся за колючей проволокой военнопленных.

По примеру российского соседа, Польша стала активно использовать концлагеря и для содержания политических противников власти, в частности, из «восточных кресов», как называли области Западной Украины и Белоруссии. Особо страшным считался лагерь в Березе-Картузской. Западные соседи Польши – немцы, – с большим интересом присматривались к опыту изоляции и содержания уголовников и идейных противников в концлагерях, и как только нацисты взяли власть, они сразу же построили в 1933 году три главных концлагеря Германии: Дахау – неподалеку от Мюнхена, Бухенвальд – около Веймара, и Заксенхаузен – рядом с имперской столицей Берлином.

Еще до того, как стать рейхсканцлером, Гитлер откровенно говорил, что придает большое значение концентрационным лагерям и совершенно не намеревается превращать их в исправительные учреждения. Наоборот, по его мнению и глубокому убеждению, эти лагеря должны стать местом и орудием террора, который фюрер считал самым эффективным инструментом воздействия на подданных.

В 1934 году Германия заключила с Польшей «Договор о пропаганде», который, по сути, являлся договором о сотрудничестве и ненападении: как выяснилось позднее, это оказалось излюбленной тактикой Гитлера – заключать договора и вести переговоры с теми, на кого он вскоре намеревался напасть. Но тогда Герман Геринг стал часто ездить на охоту в Беловежскую Пущу, а рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер специально посещал Польшу для изучения организации работы местных концлагерей и способов их строительства и обустройства. Его интересовали режим, системы охраны, рацион заключенных, применяемые меры наказания и, главное – «утилизация отходов»: каким наиболее выгодным способом можно массово уничтожать узников? Позднее Гиммлер признавал, что «польский опыт» представлял определенный интерес и его широко использовали в Германии. После начала Второй мировой войны поляки получили возможность испытать, как немцы творчески переработали и обогатили полученный у них опыт.

Сначала нацисты отправляли в концентрационные лагеря преимущественно коммунистов и евреев. Однако вскоре им пришлось объявить, что лагеря созданы для «искоренения политических противников и обращения антисоциальных элементов общества в его полезных членов». Под эту марку, без суда и следствия, в концлагеря стали отправлять любых неугодных национал-социалистам людей: пацифистов, уголовников, религиозных деятелей, проштрафившихся нацистских чиновников и так далее. Вскоре мест в основных трех лагерях уже не хватало, и стали возникать так называемые «дикие лагеря», устроенные видными нацистами. Геринг приказал их ликвидировать, и, пользуясь «обменом опыта» с поляками, построили новые лагеря в Германии, Австрии и Богемии. В их числе были печально знаменитые Равенсбрюк и Маутхаузен.

Достаточно быстро перед палачами из концлагерей и их руководством встали несколько проблем. Первая заключалась в том, куда девать трупы погибших заключенных, – проводить массовые захоронения означало неизбежно привести к экологическим катастрофам: тогда еще не использовали слово «экология», но пагубность определенных действий для окружающей среды, в которой они сами живут, нацисты прекрасно осознавали. Оставлять трупы без погребения тоже никак нельзя. Пытались рыть глубокие рвы и засыпать тела известью, но это не давало нужного эффекта. Тогда решили выйти из положения путем создания в каждом лагере комплекса печей крематориев. Пепел использовался как сельскохозяйственные удобрения.

Второй проблемой для нацистов стал сам способ уничтожения узников. Расстрелы стоили денег – расходовались боеприпасы, которые требовались для ведения боевых действий. Война еще не началась, но немцы смотрели вперед. К тому же индивидуальные расстрелы-казни считались малоэффективными, а постоянные массовые расстрелы могли вызвать в лагерях нежелательные волнения. Смерть от голода, переохлаждения и непосильного труда, по мнению эсэсовского руководства, наступала слишком медленно и уносила не так много жизней узников, как им хотелось. А впереди у нацистов стояла грандиозная задача «очищения Европы от неполноценных рас». Даже мизерные расходы на баланду и эрзац-хлеб, помноженные на сотни тысяч ртов содержавшихся в лагерях людей, вырастали в огромные суммы. Рейхсфюрер СС Гиммлер требовал их немедленно сократить и освободить места для новых партий заключенных.

Нужно найти быстрый и эффективный способ решения проблемы, иначе она сама нас похоронит, – постоянно напоминал он подчиненным.

В ведении «черного ордена» находилось немало псевдонаучных и действительно научных учреждений, на его «насущные нужды» работали ведущие германские концерны, и вскоре на «ИГ Фарбениндустри» разработали «Циклон-Б» – сильнодействующее отравляющее вещество на основе синильной кислоты. Оно представляло собой кристаллы нежно-голубого цвета, который имел гидроген цианида.

Для применения «Циклона-Б» сконструировали специальную газовую камеру: в ее вентиляционное отверстие снаружи засыпался гидроген цианида, после чего вентиляция герметически закрывалась. Газ поступал в камеру через микроскопические отверстия, и для уничтожения достаточно большой группы осужденных требовалось пять или десять минут. Такое средство вполне устраивало нацистское руководство. Вскоре монопольное право на производство гидрогена цианида приобрела фирма «ДЕГЕШ», имевшая штаб-квартиру во Франкфурте-на-Майне. Она поставляла тонны отравы для использования в «лагерях смерти». «ДЕГЕШ» – «Дойче гезелльшафт фюр шедлингбекемпфунг» официально производила безобидные дезинфекционные средства, предназначенные для борьбы с сельскохозяйственными вредителями. Производство «Циклона-Б» являлось засекреченным, и долгие годы истинную роль этой фирмы нацистам удавалось сохранять в тайне. На самом деле, фирма «ДЕГЕШ» являлась дочерним филиалом концерна «ДЕГУССА», находившегося под особым покровительством Адольфа Гитлера и рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Через ряд подставных лиц участвуя в деятельности этого концерна и, следовательно, фирмы «ДЕГЕШ», производившей отравляющий газ для уничтожения узников концлагерей, Гитлер и ряд его приближенных получали немалую прибыль – СС предоставило концерну и его дочерней фирме монополию и платила за приобретение «Циклона-Б» звонкой монетой.

Однако не только это послужило причиной, что фирма «ДЕГЕШ» получила важные привилегии, которые давались далеко не каждому производству в Третьем рейхе. Концерн «ДЕГУССА», с которым «ДЕГЕШ» была неразрывно связана пуповиной, являлся тайным «головным предприятием» по разработке и производству… атомного оружия рейха.

Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер и его ближайший помощник, начальник СД Рейнхард Гейдрих решили сделать хитрый ход и надежно спрятать один секрет в другом – уже тогда считалось, что тайна атомного проекта надежно защищена и система сохранения государственных секретов в этой области отработана, поэтому влить в нее еще один секрет, связанный с производством отравляющего вещества для концентрационных лагерей, не представляло труда и не требовало излишних затрат. «ДЕГУССА», ее дочерняя фирма «ДЕГЕШ» полностью контролировались СС и СД.

Проектом создания атомной бомбы нацисты занимались достаточно долго, пока Гитлер окончательно не остыл к нему и не переключил свое внимание на другие направления создания систем вооружений. Вопреки распространенному мнению о полном прекращении работ по «атомному проекту», немцы занимались им вплоть до 1945 года, когда Германия капитулировала. Другой вопрос – насколько интенсивно в последние годы велись исследования и эксперименты, а также сколько государственных средств отпускалось на проект?

Для работ на секретных производствах концерна «ДЕГУССА» в принудительном порядке привлекались заключенные концлагерей, а после начала Второй мировой войны военнопленные. В 1942 году имперский министр хозяйства Вальтер Функ специальным секретным приказом обосновал необходимость изымать во всех оккупированных немцами странах и направлять в концерн «ДЕГУССА» любое сырье, пригодное для производства урана. Эсэсовцы отлично знали, что работа с такими радиоактивными материалами очень опасна, и использовали на них заключенных-смертников. Затем они уничтожались в газовых камерах, «Циклоп-Б» для которых поставляла фирма «ДЕГЕШ». Получался столь любимый нацистами «замкнутый цикл».

Производство отравляющего газа и концентрационные лагеря, вместе с секретным производством фирмы «ДЕГЕШ», оказались напрямую связаны с разработкой и осуществлением нацистами проекта создания атомного оружия. Все это держалось в строжайшей тайне, и даже когда спецслужбы союзников раскрыли секрет фирмы «ДЕГЕШ», то до основного суперсекрета, связанного с атомной бомбой, докопаться им удалось далеко не сразу.