Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия



ПОСТАНОВЛЕНИЕ СНК СССР И ЦК ВКП(б) ОБ АРЕСТАХ, ПРОКУРОРСКОМ НАДЗОРЕ И ВЕДЕНИИ СЛЕДСТВИЯ

17 ноября 1938 г.

СНК СССР и ЦК ВКП(б) отмечают, что за 1937—1938 гг. под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистке СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьезную пищу для иностранных разведок в СССР, и в особенности разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции.

Одновременно органами НКВД проделана большая работа также и по разгрому шпионско-диверсионной агентуры иностранных разведок, переброшенной в СССР в большом количестве из-за кордона под видом так называемых политэмигрантов и перебежчиков из поляков, румын, финнов, немцев, латышей, эстонцев, харбинцев и пр.

Очистка страны от диверсионных, повстанческих и шпионских кадров сыграла свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства.

Однако не следует думать, что на этом деле очистка СССР от шпионов, вредителей, террористов и диверсантов окончена.

Задача теперь заключается в том, чтобы, продолжая и впредь беспощадную борьбу со всеми врагами СССР, организовать эту борьбу при помощи совершенных и надежных методов.

Это тем более необходимо, что массовые операции по разгрому и выкорчевыванию вражеских элементов, проведенные органами НКВД в 1937—1938 гг. при упрощенном ведении следствия и суда, не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и Прокуратуры. Больше того, враги народа и шпионы иностранных разведок, пробравшиеся в органы НКВД, как в центре, так и на местах, продолжая вести свою подрывную работу, старались всячески запутать следственные и агентурные дела, сознательно извращали советские законы, проводили массовые и необоснованные аресты, в то же время спасая от разгрома своих сообщников, и в особенности засевших в органах НКВД.

Главнейшими недостатками за последнее время в работе органов НКВД и Прокуратуры являются следующие:

Во-первых, работники НКВД совершенно забросили агентурно-осведомительную работу, предпочитая действовать более упрощенным способом, путем практики массовых арестов, не заботясь при этом о полноте и высоком качестве расследования

Работники НКВД настолько отвыкли от кропотливой, систематической агентурно-осведомительной работы и так вошли во вкус упрощенного порядка производства дел, что до самого последнего времени возбуждают вопросы о предоставлении им так называемых «лимитов» для производства массовых арестов.

Это привело к тому, что и без того слабая агентурная работа еще более отстала и, что хуже всего, многие наркомвнудельцы потеряли вкус к агентурным мероприятиям, играющим в чекистской работе исключительно важную роль.

Это, наконец, привело к тому, что при отсутствии надлежаще поставленной агентурной работы следствию, как правило, не удалось полностью разоблачить арестованных шпионов и диверсантов иностранных разведок и полностью вскрыть все их преступные связи.

Такая недооценка значения агентурной работы и недопустимо легкомысленное отношение к арестам тем более нетерпимы, что СНК СССР и ЦК ВКП(б) в своих постановлениях от 8 мая 1933 г., 17 июня 1935 г. и, наконец, 3 марта 1937 г. давали категорические указания о необходимости правильно организовать агентурную работу, ограничить аресты и улучшить следствие.

Во-вторых, крупнейшим недостатком работы органов НКВД является глубоко укоренившийся упрощенный порядок расследования, при котором, как правило, следователь ограничивается получением от обвиняемого признания своей вины и совершенно не заботится о подкреплении этого признания необходимыми дополнительными данными (показания свидетелей, акты экспертизы, вещественные доказательства и др.).

Часто арестованный не допрашивается в течение месяца после ареста, иногда и больше. При допросах арестованных, протоколы допроса не всегда ведутся.

Нередко имеют место случаи, когда показания арестованного записываются следователем в виде заметок, а затем, спустя продолжительное время, составляется общий протокол, причем совершенно не выполняется требование ст. 138 УПК о дословной, по возможности, фиксации показаний арестованного.

Очень часто протокол допроса не составляется до тех пор, пока арестованный не признается в совершенных им преступлениях.

Нередки случаи, когда в протокол допроса вовсе не записываются показания обвиняемого, опровергающие те или другие данные обвинения.

Следдела оформляются неряшливо, в дело помешаются черновые, неизвестно кем исправленные и перечеркнутые карандашные записи показаний, помещаются не подписанные допрашиваемым и не заверенные следователем протоколы показаний, включаются неподписанные и неутвержденные обвинительные заключения и т. п.

Органы Прокуратуры со своей стороны не принимают необходимых мер к устранению этих недостатков, сводя, как правило, свое участие в расследовании к простой регистрации и штампованию следственных материалов. Органы Прокуратуры не только не устраняют нарушение революционной законности, но фактически узаконяют эти нарушения.

Такого рода безответственным отношением к следственному производству и грубым нарушением установленных законом процессуальных правил нередко умело пользовались пробравшиеся в органы НКВД и Прокуратуры, как в центре, так и на местах, враги народа. Они сознательно извращали советские законы, совершали подлоги, фальсифицировали следственные документы, привлекая к уголовной ответственности и подвергая аресту по пустяковым основаниям и даже вовсе без всяких оснований, создавали с провокационной целью «дела» против невинных людей, а в то же время принимали все меры к тому, чтобы укрыть и спасти от разгрома своих соучастников по преступной антисоветской деятельности. Такого рода факты имели место как в центральном аппарате НКВД, так и на местах.

Все эти отмеченные в работе органов НКВД и Прокуратуры совершенно нетерпимые недостатки были возможны только потому, что пробравшиеся в органы НКВД и Прокуратуры враги народа всячески пытались оторвать работу органов НКВД и Прокуратуры от партийного контроля и руководства и тем самым облегчить себе и своим сообщникам возможность продолжения своей антисоветской, подрывной деятельности.

В целях решительного устранения изложенных недостатков и надлежащей организации следственной работы органов НКВД и Прокуратуры СНК СССР и ЦК ВКП(б)

ПОСТАНОВЛЯЮТ:

1. Запретить органам НКВД и Прокуратуры производство каких-либо массовых операций по арестам и выселениям. В соответствии со ст. 127 Конституции СССР аресты производить только по постановлению суда с санкции прокурора. Выселение из погранполосы допускается в каждом отдельном случае с разрешения СНК СССР и ЦК ВКП(б) по специальному представлению соответствующего обкома, крайкома или ЦК нацком-партий, согласованному с НКВД СССР.

2. Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских управлениях РК милиции. Впредь все дела в точном соответствии с действующими законами о подсудности передавать на рассмотрение судов или Особого совещания при НКВД СССР.

3. При арестах органам НКВД и Прокуратуры руководствоваться следующим:

а) Согласование на аресты производить в строгом соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 июня 1935 г.

б) При истребовании от прокуроров санкции на арест органы НКВД обязаны представлять мотивированное постановление и все обосновывающие необходимость ареста материалы.

в) Органы Прокуратуры обязаны тщательно и по существу проверять обоснованность постановлений органов НКНД об арестах, требуя в случае необходимости производства дополнительных следственных действий и представления дополнительных следственных материалов.

г) Органы Прокуратуры обязаны не допускать производства арестов без достаточных оснований. Установить, что за каждый неправильный арест наряду с работниками НКВД несет ответственность и давший санкцию на арест прокурор.

4. Обязать органы НКВД при производстве следствия в точности соблюдать УПК в части:

а) Заканчивать расследование в сроки, установленные законом.

б) Производить допросы арестованных не позже 24 часов после ареста. После каждого допроса составлять немедленно протокол в соответствии с требованием ст. 138 УПК с точным указанием времени начала и окончания допроса. Прокурор при ознакомлении с протоколом допроса обязан на протоколе делать надпись об ознакомлении с обозначением часа, дня, месяца и года.

в) Документы, переписку и другие предметы, отбираемые при обыске, опечатывать немедленно на месте обыска согласно ст. 184 УПК, составляя подробную опись всего опечатанного.

5. Обязать органы Прокуратуры в точности соблюдать требования УПК по осуществлению прокурорского надзора за следствием, проводимым органами НКВД.

В соответствии с этим обязать прокуроров систематически проверять выполнение следственными органами всех установленных законом правил ведения следствия и немедленно устранять нарушения эти правил, принимать меры к обеспечению за обвиняемым предоставленных ему по закону процессуальных прав и т. п.

6. В связи с возрастающей ролью прокурорского надзора и возложенной на органы Прокуратуры ответственностью за аресты и проводимое органами НКВД следствие признать необходимым.

а) Установить, что все прокуроры, осуществляющие надзор за следствием, производимым органами НКВД, утверждаются ЦК ВКП(б) по представлению соответствующих обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий и Прокурора Союза ССР.

б) Обязать обкомы, крайкомы и ЦК нацкомпартий в 2-месячный срок проверить и представить на утверждение в ЦК ВКП(б) кандидатуры всех прокуроров, осуществляющих надзор за следствием в органах НКВД.

в) Обязать Прокурора Союза ССР тов. Вышинского1 выделить из состава работников центрального аппарата политически проверенных квалифицированных прокуроров для осуществления надзора за следствием, проводимым центральным аппаратом НКВД СССР, и в 2-месячный срок представить их на утверждение ЦК ВКП (б).

7. Утвердить мероприятия НКВД СССР по упорядочению следственного производства в органах НКВД, изложенные в приказе от 23 ноября 1938 г. В частности, одобрить решения НКВД об организации в оперативных отделах специальных следственных частей.

Придавая особое значение правильной организации следственной работы органов НКВД, обязать НКВД СССР обеспечить назначение следователями в центре и на местах лучших, наиболее проверенных, политически зарекомендовавших себя на работе, квалифицированных членов партии.

Установить, что все следователи органов НКВД в центре и на местах назначаются только по приказу народного комиссара внутренних дел СССР.

8. Обязать НКВД СССР и Прокурора Союза ССР дать своим местным органам указания по точному исполнению настоящего постановления.

СНК СССР и ЦК ВКП(б) обращают внимание всех работников НКВД и Прокуратуры на необходимость решительного устранения отмеченных выше недостатков в работе органов НКВД и Прокуратуры и на исключительное значение организации всей следственной и прокурорской работы по-новому.

СНК и ЦК ВКП(б) предупреждают всех работников НКВД и Прокуратуры, что за малейшее нарушение советских законов и директив партии и правительства каждый работник НКВД и Прокуратуры, невзирая на лица, будет привлекаться к суровой (судебной) ответственности.

Председатель СНК СССР В. Молотов

Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин

ЦА ФСК России

Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г. было принято в тот период, когда масштаб массовых репрессий стал очевидно приводить к разрушению совокупного потенциала страны.

В 1937—1938 гг. была необоснованно репрессирована и осуждена значительная часть наиболее квалифицированных партийных, советских, хозяйственных и военных кадров, в том числе несколько тысяч сотрудников органов ВЧК—ГПУ— ОГПУ — НКВД. Большинство из них обвинялось в шпионаже, терроре, контрреволюционном саботаже, заговорах и других тяжких государственных преступлениях.

Репрессии осуществлялись в основном внесудебным путем через Особое совещание при НКВД и так называемые тройки, в которые входили 1-й секретарь ВКП(б) (обкома, края, республики), начальник соответствующего органа НК.ВД и прокурор.

Кроме того, в органах НКВД периодически проводились частые замены чекистов-профессионалов на призванных по рекомендациям партийных органов людей, совершенно незнакомых с оперативной и следственной работой, но твердо убежденных в правильности линии партии и правительства.

Указанное постановление несколько ограничило размах репрессий и упорядочило ведение следствия.

Во исполнение постановления были изданы приказ НКВД СССР от 26 ноября 1938 г. «О порядке осуществления постановления СНК СССР и ЦК КП(б) от 17 ноября 1938 г.» и соответствующая директива НКВД СССР и Прокуратуры Союза ССР от 26 декабря 1938 г. В декабре 1938 г. были упразднены следственные части в оперативных управлениях и самостоятельных отделах НКВД центра и вместо них создана единая следственная часть НКВД СССР. Аналогичные подразделения были образованы в местных органах НКВД. Отменялись приказы и циркуляры НКВД о деятельности троек и упрощенном производстве следствия.

Назывались и «конкретные виновники» допущенных злоупотреблений и беззаконий. В конце 1938— начале 1939 гг. были арестованы руководители НКВД СССР Н. И. Ежов, М. П. Фриновский, И. М. Леплевский, Н. Г. Николаев-Журид, Н. Н. Федоров, И. И. Шапиро и другие. Почти все бывшие наркомы внутренних дел союзных и автономных республик, большинство начальников УНКВД краев и областей и другие руководящие работники правоохранительных органов были сняты с занимаемых постов и осуждены.

Однако данное постановление не исключило сам принцип поиска и борьбы «с врагами народа», оно ориентировало органы НКВД на дальнейшую «очистку СССР от шпионов, диверсантов и вредителей» «при помощи более надежных и совершенных методов».

Продолжало функционировать Особое совещание при НКВД СССР как внесудебный репрессивный орган, не были отменены постановления ЦИК СССР «О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов» от 1 декабря 1934 г. и «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик» от 14 сентября 1937 г., которыми устанавливался исключительный порядок расследования и судебного рассмотрения дел о вредительстве, террористических актах и контрабанде. До 1941 г. продолжались репрессии участников так называемого «военно-фашистского заговора», обескровившие руководящие кадры Красной Армии и Военно-Морского Флота, что трагически отразилось на первом этапе Великой Отечественной войны. И впоследствии, выполняя указания государственно-политического руководства страны, органы госбезопасности нередко нарушали действующие законы, что серьезно дискредитировало и дезорганизовывало их работу.