Последний вираж летчика Сталина

Последний вираж летчика Сталина



Василий Сталин, младший сын «вождя всех народов», был известен в бумагах госбезопасности под кличкой «Флигер» (Летчик).

В 20 лет – капитан, в 24 – генерал-лейтенант, беспрецедентная для Советской армии карьера Василия в одночасье рухнула после кончины его отца в марте 1953 года. Вначале он был уволен из кадров Советской армии без права ношения воинской формы. Затем он был арестован, судим и приговорен к 8 годам лишения свободы, как гласил приговор, «за злоупотребление служебным положением, разбазаривание государственных средств на значительную сумму, за подлоги в корыстных целях и присвоение материальных ценностей».

Рассказывает Алексей Литвин, доктор исторических наук, профессор Казанского университета:

Как ни эффектно выглядит тезис о том, будто система, созданная Иосифом Сталиным, расправилась с его сыном, нет ничего более далекого от истины. Достаточно напомнить, что его освобождали из тюрьмы вне всякой судебной процедуры по крайней мере дважды. Впервые, после первого ареста в 1953 году, это произошло примерно через полгода. Тогда его поместили в тюремный госпиталь, имея в виду дальнейший перевод в правительственный санаторий «Барвиху», а потом на дачу – об этом говорил дочери Сталина Светлане Аллилуевой Никита Хрущев. Госпиталь был тюремным только по названию, там Василий вновь попал в привычное окружение, пил, шумел, угрожал. В итоге угодил не домой, как планировалось, а во Владимирскую тюрьму.

Вторично освобождение пришло почти через пять лет.

Василию представили великолепную квартиру на Фрунзенской набережной в Москве и дачу в Жуковке, возвратили боевые ордена и генеральское звание, пенсию, машину и, что тогда было в СССР немаловажно, восстановили непрерывный партийный стаж. Однако уже в конце апреля близкие узнали, что Василий опять «мотает срок». Лишь весной 1961 года по состоянию здоровья его досрочно освободили из Лефортовской тюрьмы. К тому времени это был очень больной человек, у него был цирроз печени, язва желудка и полное истощение всего организма.

29 апреля 1961 года в сопровождении трех офицеров КГБ Василий Сталин прибыл в Казань. Прямо с вокзала его доставили в офис КГБ Татарии – трехэтажное здание дореволюционной постройки на улице Дзержинского. Василию сообщили, что ему назначена пенсия в 150 рублей в месяц, что жить он будет в однокомнатной полногабаритной квартире по адресу: ул. Гагарина, д. 105, кв. 82. Его предупредили о судебной ответственности за самовольный отъезд из города, определенного ему местом ссылки на 5 лет.

7 октября он беседовал с недавно назначенным председателем КГБ Татарии генералом А. Х. Бичуриным и просил оформить брак с Марией Шеваргиной (в документах иногда Шеварина), а также помочь устроиться на службу – комендантом аэродрома авиационного завода. Председатель предложил ему сменить фамилию на подлинную отца или матери, как поступила его сестра, получить паспорт вместо имеющейся у него на руках справки об освобождении из заключения и начать работать.

27 октября Василий согласился получить паспорт на фамилию Джугашвили с тем, чтобы к 7 ноября, годовщине Октябрьской революции, зарегистрировать свой брак с Шеваргиной и узаконить отношения с ее двумя детьми. В связи с этим он просил предоставить ему в Казани трехкомнатную квартиру и доставить из Москвы машину и вещи.

9 января 1962 года Ленинский райотдел милиции Казани выдал паспорт на имя Джугашвили Василия Иосифовича. Через два дня гражданин Джугашвили зарегистрировал брак с Марией Шеваргиной и удочерил двух ее детей.

Но ведь всего полгода назад Василий писал своей тете Ане Аллилуевой: «Что касается фамилии, то я лучше глотку себе перережу, чем изменю!»

Можно предположить, что Василий изменил свою позицию относительно фамилии под натиском Марии. Уже 15 мая, всего через две недели после своего прибытия в Казань, Василий отправил письмо Хрущеву, в котором он в горьких выражениях жаловался на «беззаконие и бесстыдство». По его словам, вокруг него «создана обстановка именно та, о которой я Вам писал в декабре 1960 г. – заклевать хотят». Несмотря на выраженную в письме надежду, что «все это творится без Вашего согласия» и просьбу о помощи, Хрущев на жалобу не прореагировал.

Увы, приобретенный статус главы семьи уже не мог помочь Василию избавиться от болезненного пристрастия к алкоголю.

14 марта 1962 года семью Джугашвили посетил гость – майор Сергей Кахишвили, преподаватель Ульяновского танкового училища. Он был грузином, что обеспечило ему автоматический доступ к Василию. Кахишвили привез с собой много вина.

Гость уехал, а его вино продолжали распивать. 19 марта сердце Василия не выдержало. Специально созданная медицинская комиссия констатировала причину смерти: «Острая сердечная недостаточность, развивающаяся в результате резко выраженного атеросклероза на фоне алкогольной интоксикации».

Смерть вследствие алкоголизма выглядит менее интригующе и романтично, чем гибель от рук всемогущего КГБ, поэтому неудивительно, что появились свидетельства, будто Василий умер насильственной смертью. Исходят они прежде всего от его детей. Этим свидетельствам трудно верить. Василий был для КГБ скорее источником раздражения, чем опасности.

Похороны по православной традиции состоялись на третий день. При выносе тела, по подсчетам агентов КГБ, присутствовало 250–300 человек, «преимущественно женщин и детей, проживающих в рядом расположенных домах». Гроб с телом покойного был перевезен на старое Арское кладбище.

Ни гражданской панихиды, ни церемонии отдания воинских почестей экс-генералу и сыну генералиссимуса не полагалось. 21 марта 1962 года в три часа пополудни тело Василия Джугашвили было предано земле.