Похищение Чиано

Похищение Чиано

1943 год оказался для Третьего рейха крайне неудачным – в январе началось восстание в Варшавском гетто, в начале февраля под Сталинградом капитулировали остатки разбитой армии Паулюса, 15 февраля Красная армия освободила Ростов и Луганск, и буквально вслед за этим в Мюнхене, считавшемся «колыбелью нацизма», немецкие студенты устроили многочисленную антигитлеровскую демонстрацию!

Потом произошли два неудачных покушения на Гитлера, а 10 июля англо-американские войска высадились на Сицилии. Генералы предупреждали Гитлера, что этого стоит ждать после поражения корпуса Роммеля в Африке, но фюрер только отмахивался – его целиком поглощал Курский выступ на Восточном фронте. 12 июля началась Курская битва – самое грандиозное сражение за всю Вторую мировую войну. И это сражение Германия проиграла!

25 июля в Италии крайне обострилась политическая обстановка и кабинет Муссолини пал. Премьер-министром Италии был назначен генерал Пьетро Бадольо, которого активно поддерживал, вроде бы, давно переставший интересоваться политикой король. Все явно шло к тому, что Италия вскоре позорно капитулирует перед американцами и встанет на сторону заклятых врагов рейха.

Бывший итальянский диктатор фактически стал заложником и узником нового кабинета, по возможности старавшегося проводить гибкую политику. Но его зять, – муж старшей дочери Муссолини Эдды, – бывший министр иностранных дел граф Галеаццо Чиано, оказался под домашним арестом, как и его жена с детьми. По своим каналам Эдда сумела передать личное письмо фюреру с мольбами спасти и освободить ее: ведь Гитлер когда-то обещал ей свое покровительство и защиту.

Письмо дошло до адресата в середине августа 1943 года. Ознакомившись с ним, фюрер пригласил рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.

Надо помочь несчастной женщине, – сказал Гитлер. – Тем более, возможно, скоро придет черед помогать и ее отцу.

Возвратившись к себе, рейхсфюрер СС немедля вызвал шефа VI Управления РСХА Вальтера Шелленберга.

Кого вы намерены послать в Рим? – прямо спросил Гиммлер.

Вильгельма Хеттля, – ответил Шелленберг.

Дайте ему группу, и пусть отправляется немедля.

Вильгельм Хеттль, он же Вальтер Хаген, он же доктор Остерман, он же Вилли Хольтен, в то время двадцатисемилетний штурмбаннфюрер СС занимал в VI Управлении РСХА должность заместителя руководителя группы и был одним из участников секретной операции «Бернгард» с фальшивыми фунтами стерлингов. Он выполнял скользкие задания Эрнеста Кальтенбруннера – главы службы безопасности РСХА – и своего непосредственного шефа Вальтера Шелленберга по связи и контактам с англо-американской разведкой.

22 августа 1943 года, вместе с небольшой группой опытных немецких разведчиков, Хеттль прибыл инкогнито в Рим. Всего за сутки прилетевшие с ним профессионалы точно установили, где содержали Эдду Чиано-Муссолини и оценили возможности скрытного проведения операции. На следующий день, 23 августа, о результатах доложили рейхсфюреру СС. Гиммлер сообщил фюреру о готовности сотрудников РСХА начать операцию.

Приступайте, – кивнул Гитлер.

Как поступить в отношении ее мужа, графа Чиано? – осторожно уточнил Гиммлер.

Ладно, – после долгого молчания, махнул рукой фюрер, – пусть прихватят и его.

Группа разведчиков во главе с Хеттлем отправилась в Мюнхен. Оттуда они вылетели в Рим на личном самолете командующего группировкой немецких войск в Италии генерал-фельдмаршала Кессельринга.

В Риме Хеттль развернул тайную, но очень активную деятельность – он разработал дерзкий и в то же время простой план по освобождению семьи Чиано и вывозу их из Италии в Германию, дело могло оказаться опасным, но эсэсовец твердо рассчитывал на успех. Особоуполномоченный рейхсфюрера СС Гиммлера в Италии доктор Дольман познакомил его с «конфидентом» – доверенным лицом графини, – который дал ценную информацию и согласился стать связным между дочерью Муссолини и немецкой разведгруппой.

Одновременно Хеттль подобрал несколько помощников для выполнения задания из числа сотрудников немецких спецслужб, свободно владевших итальянским языком и хорошо знавших Вечный город, обстановку в нем и в Италии вообще. Ряд источников называет одним из них некоего Гребеля. Скорее всего, унтерштурмфюрер СС Арно Гребель – непосредственный подчиненный Хеттля, хорошо владевший итальянским языком и давно работавший в стране руководителем группы немецких агентов, активно занимавшихся сбытом фальшивых денег. Двух других сотрудников из местных работников РСХА штурмбаннфюрер подобрал из числа немецких представителей при Интерполе в Риме; учитывалась схожая с итальянцами внешность и знание языка. Группа была собрана и готова действовать. Немцы получили сведения, что экс-министру не запрещалось выходить из особняка, где он содержался под домашним арестом, а Эдде Чиано разрешали в определенное время совершать прогулки с детьми. Но в сопровождении агента тайной полиции.

Дом, где содержались Эдда и ее дети, охранялся отрядом карабинеров и находился под постоянным наблюдением сотрудников тайной итальянской полиции. Это сильно осложняло ситуацию, но Хеттль хотел найти вариант похищения без использования оружия – хорошо подготовленные немецкие диверсанты легко могли справиться с охраной, но никогда не исключены случайности, а гибель кого-нибудь из членов семьи Чиано-Муссолини в Берлине не простят.

Прибывшие в Рим немецкие разведчики в душе откровенно «презирали итальянцев и не хотели из-за них рисковать жизнью. Требовалось найти неожиданный ход, чтобы совершить похищение молниеносно, создав условия, при которых охрана не сумеет воспользоваться оружием и перестрелки не случится. Но как этого достичь? И тогда немцы не мудрствуя решили просто откровенно подкупить стражу. Тем более в распоряжении эсэсовцев имелись фантастические для Италии суммы в фальшивых английских фунтах стерлингов.

По разработанному плану, когда Эдда Чиано-Муссолини выйдет с детьми на прогулку, ее муж, – граф Чиано, – должен нарушить режим и тоже неожиданно выйти из дома. В это время мимо будет проезжать автомобиль, который быстро подберет его. Главное, чтобы граф был предельно точен. Одновременно другая машина должна подъехать к Эдде с детьми и увезти их из-под носа агентов итальянской полиции.

Через немецкую агентуру Хеттлю удалось выйти на командира отряда карабинеров, осуществлявшего охрану высокопоставленных узников. Государство разваливалось, каждый думал о себе, и бравый итальянский офицер потребовал за каждый ствол в руках его людей заплатить по тысяче фунтов стерлингов – тогда автоматы, карабины и пистолеты не будут стрелять! Нужно столько же заплатить тем, кто останется в резерве в караульном помещении, чтобы они случайно не испортили обедни. Немцы согласились.

Увозить освобожденных на немецких машинах сочли нецелесообразным, дабы не давать повода для слухов и лишнего следа местной полиции, наверняка с нетерпением ожидавшей прихода американцев. Поэтому по сходной цене приобрели в частном гараже подержанные «паккард» и «шевроле». 26 августа 1943 года состоялась очередная встреча Хеттля с доверенным лицом семьи графа Чиано. Сверили часы, уточнили последние детали, и тут итальянец передал эсэсовцу небольшой кожаный мешочек.

Граф просил переправить его в Германию самым надежным путем, – сказал «конфидент». – Эта вещь имеет для господина министра особо важное значение.

Хеттль взял кожаный мешочек и чуть не выронил его, подивившись неимоверной тяжести, которая легла на его ладонь. Расставшись с доверенным лицом итальянцев, эсэсовец в своем убежище как следует рассмотрел посылку – это оказался похожий на старинный кошель мешочек из тонкой, но очень прочной и плотной, хорошо выделанной кожи. Горловину затягивал хитросплетенный шнурок, концы которого скрепляла сургучная печать с фамильным старинным гербом графов Чиано.

Что тут? – Хеттль передал мешочек Арно Гребелю.

Мы сделаем это в пять минут, штурмбаннфюрер. У нас есть специалисты по восстановлению любых печатей.

И он смело вскрыл мешок. Увидев высыпавшиеся крупные, удивительно чистой воды бриллианты, эсэсовцы не поразились: они ожидали чего-то в этом роде. Затейливую печать восстановили в точности.

На следующий день машина ждала в условленное время, и как только Галеаццо Чиано появился в дверях особняка, «паккард» рванул, на секунду притормозил, чтобы экс-министр успел сесть, и тут же умчался. Все прошло быстро и как нельзя лучше. Так же произошло и с Эддой и ее детьми: они сели в подъехавший «шевроле» и укатили, а охрана старательно делала вид, что ничего не замечает.

Машины помчались на аэродром, где ожидал готовый к вылету «Юнкерс-52». Но на контрольно-пропускном пункте случилась заминка, когда солдаты услышали из машины детский голос. Однако благодаря уверенному поведению и самообладанию немцев все обошлось, хотя возникла реальная опасность, что по машинам откроют огонь из автоматов.

На аэродроме автомобиль подогнали так, что он почти полностью вошел в грузовой трюм «Юнкерса» и никто из обслуживающего персонала не мог видеть, кого сажают в самолет. Вскоре аэроплан поднялся в воздух. Немедленно граф Чиано взял висевшую через плечо у его дочери детскую сумочку и начал перекладывать из нее в свой портфель бриллианты в платиновой оправе. Драгоценностей оказалось очень много и в карманах его костюма. Всех пленников, освобожденных в Риме, доставили в Берлин благополучно.

Спустя две недели диверсионная спецгруппа под командованием Отто Скорцени освободила арестованного Бенито Муссолини. Вскоре он возглавил марионеточное правительство на севере Италии, оккупированной немецкими войсками. Чиано получил приглашение прибыть к тестю.

Находясь в Германии, граф старался подороже продать свои дневники, которые очень интересовали разведки многих стран: в них содержались записи начиная с 1937 года.

Чиано выехал к тестю, но по прибытии он оказался в тюрьме, в которую превратили бывший кармелитский монастырь. 2 ноября 1943 года, в день прибытия, граф был арестован, а 10 января 1944 года вместе с другими «заговорщиками» предстал перед трибуналом по обвинению в предательстве Дуче и был приговорен к смертной казни. Осужденных усадили на стулья, привязали к ним и расстреляли в спину. Чиано был сначала только ранен, и его добил выстрелом в упор распоряжавшийся расстрелом командир взвода.

Где же драгоценности бывшего министра иностранных дел Италии графа Чиано? Где его описанный в мемуарах штурмбаннфюрером Хеттлем кожаный мешок с бриллиантами, алмазы в платине и, самое главное, сенсационные дневники?

Бенито Муссолини не нуждался в сокровищах зятя – ему была нужна его жизнь, как оправдание собственных неудач: все должны видеть и знать – это не Дуче виноват, а предатели во главе с графом Чиано, бывшим министром иностранных дел. Именно они привели страну на грань катастрофы и справедливое возмездие настигло злодеев! Через некоторое время и сам Дуче был казнен партизанами вместе со своей любовницей.

Эдда Муссолини дожила до преклонных лет, но никогда ничего не говорила ни о секретных дневниковых записях мужа, ни о бесчисленных бриллиантах, которые вряд ли являлись семейными реликвиями рода Чиано – Италия всегда славилась неуемным взяточничеством и коррупцией.

Так где же секретные записки графа и его сокровища?