Профессор Энгельке

Профессор Энгельке

Осенью 1944 года рейхсмаршалу авиации Герману Герингу доложили, что некий профессор Иоганнес Энгельке разработал принципиально новый способ противовоздушной обороны с применением изобретенных им специальных снарядов.

Наверняка, к ним потребуется и специальная пушка или зенитка, – обреченно вздохнул рейхсмаршал. – Хорошо, оставьте материалы, я ознакомлюсь с ними.

Адъютант положил на край стола Геринга папку. «Толстый Герман» быстро пролистал испещренные формулами, и непонятными графиками странички ученого труда. Не обладая достаточной подготовкой, понять в нем что-либо оказалось непросто и рейхсмаршал захлопнул корочки обложки: орудия и прочая математика не по его части. Вот если бы профессор предложил новый тип самолета!

Не желая брать на себя ответственности, Геринг приказал передать материалы, подготовленные профессором Энгельке, в РСХА – там после покушения на фюрера сосредоточивалось практически все: разведка, контрразведка, работы над «чудо-оружием» и новые научные проекты. Вдруг окажется, что профессор был гением, а рейхсмаршал погубил идею создания вооружения, способного спасти Германию? Зачем брать на себя ответственность – пусть это сделают подчиненные Гиммлера.

В Главном управлении имперской безопасности на месте погибшего в Праге начальника СД Рейнхарда Гейдриха теперь сидел мрачный гигант Эрнест Кальтенбруннер – огромный, атлетический сложенный австриец с глухим голосом и словно вырубленным топором грубым лицом. Он много курил и питал большое пристрастие к алкоголю, что, в общем-то, являлось не редкостью среди партийных функционеров НСДАП. Именно Кальтенбруннеру предстояло окончательно решить вопрос о проекте профессора Энгельке. Исполнительные сотрудники, получив из Министерства авиации от Геринга материалы по новым способам противовоздушной обороны, подготовили для шефа короткую справку. Прочтя ее, Кальтенбруннер задумался. Он прекрасно знал, что рейхсфюрер СС его недолюбливал за чрезмерное увлечение спиртным, но зато высоко ценил другие качества. Стоило ли скоропалительным решением усугублять недовольство рейхсфюрера?

Отправьте это на отзыв к военным, – поразмыслив, распорядился Кальтенбруннер. – Пусть они срочно дадут заключение по данному проекту.

Вермахт не стал тянуть и дал заключение, что предлагаемые профессором Энгельке новации в области противовоздушной обороны возможны, однако для их реализации потребуются довольно значительные технические и технологические разработки, а также полевые испытания.

Отдайте Каммлеру, – прочитав ответ, распорядился Кальтенбруннер и тут же забыл о проекте.

Группенфюрер СС Ганс Каммлер считался в РСХА одним из крупных технических специалистов, обладающих способностями организатора и генератора идей. Предполагалось, что, кроме собственных, Каммлер по достоинству сумеет оценить и чужие идеи. В частности, группенфюрер получил признание как главный изобретатель и разработчик обладающих и большой пропускной способностью «крематориев» для концентрационных лагерей смерти. Именно он придумал и технически усовершенствовал газовые камеры, а позднее создал передвижные душегубки на колесах: «газонваген».

Группенфюрер СС Ганс Каммлер получил материалы проекта и приказал доставить профессора Иоганнеса Энгельке для личного знакомства. В принципе, группенфюреру было не до профессора – по поручению рейхсфюрера СС Гиммлера он возглавлял производство «оружия возмездия», ракет «Фау», разработанных секретным конструкторским бюро. После того как английская авиация разбомбила секретный объект и полигон в Пенемюнде, все пришлось перевести в Тюригнию, и теперь более десяти тысяч узников концлагерей трудились на суперсекретном производстве. Фюрер постоянно требовал, чтобы «Фау» поражали Лондон.

Ваш проект получает гриф секретности, – мельком взглянув на оробевшего профессора, заявил группенфюрер Каммлер. – Чтобы враги рейха ничего не пронюхали о вас, станете именоваться «доктор Ганс Эрхард»: так будет написано во всех официальных документах. Я жду быстрых и эффективных результатов! Покажите, на что способны.

Профессор Иоганнес Энгельке стал доктором Гансом Эрхардом. Не теряя драгоценного времени он приступил к работе. В основе разработанного проекта лежало известное явление взрывов угольной пыли в шахтах – в определенных случаях создается нужное соотношение очень мелкой угольной пыли и находящегося в обычном атмосферном воздухе кислорода, и тогда достаточно малейшей искры, чтобы прогремел взрыв гигантской мощности, способный вызвать даже смещение пластов породы в подземных выработках. «Доктор Эрхард» решил попытаться перенести это явление в атмосферу из замкнутого пространства шахты. По его убеждению, выстреливая специальные снаряды или распыляя угольную пыль, можно создать заградительные облака. Потом облако поджигается специальным снарядом. Взрыв происходит, когда рядом с облаком угольной пыли или уже в нем находятся самолеты противника. Естественно, они гибнут, не долетев до намеченной цели. Теоретически все выглядело просто.

Экспериментально «доктор Эрхард» сумел доказать свою правоту – он построил камеру, в которой произвел показательный взрыв смеси мелкой угольной пыли и кислорода. Фактически, он сделал бомбу, взрыв которой оставил у генералов вермахта и присутствовавших на экспериментальном показе эсэсманов из РСХА, самые благоприятные впечатления. Поражающая способность оказалась велика, и все опытные образцы техники, помещенные рядом с экспериментальной камерой-бомбой, были серьезно повреждены или полностью разрушены.

Но там, – один из генералов авиации показал пальцем в небо, – нет такой камеры и ветер может разнести угольную пыль, изменив концентрацию. В результате взрыва не произойдет в нужный момент.

Самолеты противника могут обойти скопления пыли, заметив ее на большом расстоянии, – поддержал его другой.

Он либо гениален, поэтому мы чего-то не понимаем, либо психически не здоров, – шепнул один из ученых экспертов другому.

Скорее второе, – отозвался тот.

В ответ на замечания оппонентов «доктор Эрхард» заявил, что технически возможно создать широкий воздушный фронт угольной завесы, подобный искусственным облакам, а для взрыва этой смеси вполне достаточно выстрела всего одной зенитки. Зато эффект превзойдет все ожидания – обойти облачный фронт не просто! Скепсис здесь совершенно неуместен, поскольку еще не разработаны технические аспекты доставки угольной пыли в атмосферу и нет способного поджечь ее снаряда-детонатора.

Группенфюрер Ганс Каммлер признал экспериментальную демонстрацию удачной и доложил об этом Эрнесту Кальтенбруннеру, а тот, в свою очередь, ознакомил с проектом противовоздушной обороны, разработанным «доктором Эрхардом», рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Глава «черного ордена» отнесся к сверхоригинальной, если не сказать, бредовой идее профессора, достаточно благосклонно и предложил начать техническую проработку проекта.

Параллельно разрабатывался снаряд-ракета, для поджигания детонирующей смеси в атмосфере, и создавались средства доставки угольной пыли в верхние слои атмосферы, на высоты, которые обычно используются бомбардировщиками противника – «потолки» любых самолетов союзников немцам были прекрасно известны. Пытались выстреливать специальными снарядами из зенитных орудий, но этот способ оказался малоэффективным. Тогда попробовали распылять угольную пыль с самолетов, однако концентрация ее все время менялась под воздействием атмосферных процессов.

Ряд специалистов-химиков и метеорологов, привлеченных к работе над проектом «доктора Эрхарда», предложили использовать различные добавки к угольной пыли, не снижавшие ее способности к детонации, но позволявшие удерживать пуль в атмосфере в виде облака во взвешенном состоянии. Этого, по некоторым не до конца проверенным сведениям, немцам удалось достичь весной 1945 года, когда фронты трещали по швам. Понятно, что в этих условиях всем стало не до проекта со взрывами в атмосфере, хотя «доктор Эрхард» и его команда продолжали, по некоторым данным, весьма плодотворно работать вплоть до капитуляции Германии. Удалось ли им добиться впечатляющих результатов в реализации проекта?

Когда профессор Энгельке оказался в американской зоне оккупации, то представился сотрудникам разведки США как «доктор Эрхард» и предложил им свой проект, но… американцы им совершенно не заинтересовались, хотя жадно искали и вывозили буквально все, что имело хоть какое-то отношение к новейшим немецким оборонным технологиям и проектам. Все усилия профессора оказались напрасны, и тогда он заявил, что им разработан новый способ получения тяжелой воды для атомных исследований.

Невольно возникает вопрос: откуда «доктор Эрхард», он же Иоганнес Энгельке, мог знать о строго засекреченном атомном проекте, если сам в нем не участвовал? Тайны атомной бомбы сохранялись в Третьем рейхе очень тщательно, и случайные люди, прикоснувшиеся к ним, расплачивались за это жизнью. Однако профессор Энгельке уцелел?! Следовательно, он действительно был причастен к нацистскому атомному проекту и, вполне возможно, занимался в нем как раз тяжелой водой?

Американцы немедленно клюнули, и некоторое время профессор сотрудничал с ними, надеясь, что его увезут в Штаты. Однако янки тянули, и тогда между ними и Энгельке пробежала черная кошка. «Доктор Эрхард» оказался далеко не простой птичкой и сумел упорхнуть из-под бдительного надзора спецслужб США. Спустя некоторое время он объявился в Швейцарии, где… начал говорить о «проекте XX»! Но ведь им занимался в секретной лаборатории Бухенвальда загадочный Блау! Кем же был таинственный «доктор Эрхард» – вдруг, это вообще не один и тот же человек, а под расхожим псевдонимом скрывалось несколько лиц? И одним из них оказался профессор Иоганнес Энгельке, а вот кто остальные? Тайна!

Возможно, Энгельке и пытался заинтересовать янки своим проектом воздушной обороны, но потом он исчез со сцены, – по каким причинам, судить трудно, но в первые послевоенные месяцы в оккупированной и разделенной на зоны Германии их могло найтись сколько угодно, вплоть до убийства профессора бывшими эсэсманами. Потом расхожим псевдонимом «доктор Эрхард» мог воспользоваться кто-то из атомщиков, а позднее, возможно, и сам загадочный Блау, занимавшийся проблемами антигравитации?

Возможно, Иоганнес Энгельке был всего лишь подставной и отвлекающей фигурой в этих непростых играх. Он или кто-то иной, игравший его роль? – побывал в нескольких странах Европы и везде предлагал заключение контрактов на военные разработки и проекты. Характерно, что среди них даже не упоминались ни проекты с угольной пылью, ни тяжелая вода, ни «проект XX». Вскоре Энгельке, или лже-Энгельке? – вновь оказывается в Германии и там попадает в руки полиции за мошеннические авантюры. Его признают умалишенным и психиатры отправляют профессора отбывать наказание и принудительно лечиться. Далее его всякие следы полностью теряются.

Странно, что сумасшедший смог запросто задурить голову рейхсмаршалу Герингу, главе РСХА Эрнесту Кальтенбруннеру, рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру, группенфюреру Гансу Каммлеру и еще многим генералам и военным экспертам. Что-то тут не вяжется: скорее всего, кому-то очень понадобилось поскорее окончательно поставить точку на имени Энгельке.

Но кому и зачем, так и осталось неразгаданной тайной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *