«С преданностью предпочел гибель свою и отряда…»: Иосиф Монтрезор

Дворянский род Монтрезоров — французского происхождения. В XVIII веке граф Клод Бурдейль де Монтрезор выехал в Польшу, а его потомки переселились в Россию, где были вписаны во II и VI части родословных книг Киевской и Курской губерний. Иосиф Антонович Монтрезор родился в 1767 году в семье русского майора, служившего в канцелярии А. В. Суворова и близко дружившего с адъютантом генералиссимуса С. Х. Ставраки.

После гибели друга бездетный Ставраки усыновил маленького Иосифа и двух его братьев и определил их в Корпус чужестранных единоверцев. Из него И. А. Монтрезор был выпущен в чине прапорщика и сразу же проявил себя инициативным и храбрым офицером. За участие в штурме Анапы (1791) он был награжден орденом Святого Владимира IV степени, участвовал в составе Каспийского военного корпуса в походе против войск Махмед-хана (1796–1797).

В 1801-м 34-летний Монтрезор был назначен генералом П. Д. Цициановым командиром военной дистанции в пограничном селе Каракилиса (с 1993 г. — город Ванадзор, Армения), расположенном в только что присоединившейся к России Восточной Армении. Гарнизон был невелик — две роты Тифлисского мушкетерского полка. В 1802 г. И. А. Монтрезор участвовал со своим гарнизоном в Карском сражении против соединенной армии ахалцихского паши и нахичеванского хана, а два года спустя отличился во время штурма крепости Ганжа и был произведен в майоры.

14 августа 1804 г. по приказу генерала Цицианова майор Монтрезор возглавил небольшой отряд, который вышел из осажденной русскими Эривани навстречу транспорту с продовольствием и боеприпасами, следовавшему из Тифлиса под командованием майора Стахиева. От того, дойдет караван до Эривани или нет, зависела дальнейшая судьба осады.

В состав отряда вошли четверо офицеров — кроме Монтрезора, поручик Владислав Ладыгин, прапорщики Анисим Церец и Михаил Верещаго, — 108 мушкетеров Тифлисского полка, 11 добровольцев-армян и один бомбардир при легком орудии — единороге. В ночь на 15 августа русские воины выступили в далекий путь. Но уже наутро отряд подвергся атаке персидской кавалерии возле ущелья реки Апаран. Дорога до Караклиса заняла не трое суток, как предполагалось, а шестеро — то и дело вражеская конница налетала на ощетинившееся штыками русское каре. Но сближаться на расстояние прицельного выстрела персы не решались, залповый огонь и постоянный тревожный бой барабана заставляли держаться их на почтительном расстоянии. Трудностей прибавляла изнуряющая августовская жара.

21 августа, миновав горный перевал и спустившись в долину реки Памбак, отряд Монтрезора попал в засаду. Путь им перекрыло 6-тысячное войско персидского полководца Мансура и мятежного грузинского царевича Александра. Превосходство в силах у противника — 48-кратное… Александр отправил к русским гонца, предлагая сдаться и обещая офицерам выгодную службу в Персии. Скоро последовал ответ: лучше смерть в бою, чем позорная сдача. Не поверивший этому царевич повторил ультиматум, но ответ был тот же.

Все в отряде Монтрезора понимали, что бой будет последним. Но когда майор призвал к себе армян добровольцев и велел им уходить, сославшись на то, что они не присягали императору России, старший ответил: «Да, царю мы не присягали, но он далеко, поэтому мы присягаем тебе и остаемся».

Опытный офицер, майор И. А. Монтрезор умело расположил свой маленький отряд в узкой долине. Поэтому огромные силы врага не смогли уничтожить его сразу. Яростный бой кипел весь день, то и дело переходя в рукопашную схватку. Уже в начале сражения командир получил тяжелую рану, но продолжал мужественно руководить боем и лично вел огонь из единственной отрядной пушки.

Весь день над полем сражения неумолчно бил полковой барабан. Когда он смолк, майор приказал разузнать, что случилось. Барабанщик Иван Пилипенко доложил, что барабан пробит пулей. Тогда Монтрезор приказал Пилипенко и одному из армянских добровольцев, по имени Аваг, покинуть поле битвы и во что бы то ни стало добраться до основных русских сил, чтобы рассказать о судьбе отряда. Когда ожесточение боя достигло крайности, а в живых осталось не более сорока бойцов, майор крикнул:

— Братцы, я больше не ваш командир, спасибо за службу и смелость! Кто хочет, пускай покинет меня и спасется!

В ответ русские солдаты еще тесней сплотили кольцо вокруг своего командира и с хриплым «ура» рванулись в последнюю штыковую атаку…

На следующий день тела храбрецов были похоронены в большой общей могиле. Первыми ее посетили 14 сентября 1804 г. русские офицеры, следовавшие из Эривани. По приказу генерала Цицианова над могилой был воздвигнут памятник с эпитафией: «Путник, остановись и с уважением сними шляпу. Не проходи безразлично мимо мраморного светлого захоронения, которое протоколирует имя одного героя, дела которого обеспечат бессмертие его памяти». Сам Цицианов в докладной императору Александру I от 2 сентября 1804 года писал: «С болью в сердце сообщаю о потере этого храброго командира, который, будучи раненым в начале боя, с преданностью предпочел гибель свою и отряда, чем сдать орудие врагу». Император распорядился всем войскам, проходящим мимо памятника отряду Монтрезора, идти церемониальным маршем и возлагать к памятнику цветы.

Монумент на могиле героев простоял до 8 октября 1827 г., когда был разрушен землетрясением. Десять лет спустя его сменил новый памятник, в форме пирамиды. 21 августа 1904 г. у его подножия было торжественно отмечено 100-летие со дня подвига отряда Монтрезора. А еще 14 лет спустя памятник был снесен… Восстановили его только в 1978 г. в честь 150-летия вхождения Восточной Армении в состав России по инициативе местного сельского жителя Артагюха Оганесяна. А спустя почти 205 лет на могиле героев был установлен покрытый сусальным золотом православный крест, проект которого за два дня до смерти благословил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Сейчас памятник бессмертному отряду майора Монтрезора находится в Памбакском ущелье, на восьмом километре дороги Ванадзор — Спитак.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *