Штурм дворца Амина

Штурм дворца Амина

Созданное в 1974 году элитное подразделение «Альфа» целых 17 лет было сверхсекретным подразделением КГБ.

На этот «сверхсекретный» период в истории «Альфы» и выпала одна из самых сложных и по сей день вызывающих много вопросов и живой интерес операций группы – штурм дворца афганского руководителя Хафизулы Амина 27 декабря 1979 года под кодовым названием «Шторм 333». Именное с этой акции и началась 9-летняя афганская война.

Виктор Карпухин, ставший после штурма Героем Советского Союза, через десять лет в чине генерал-майора возглавил «Альфу». Его глазами мы и посмотрим на это историческое событие.

22 декабря 1979 г.

Декабрьское холодное утро. Аэродром «Чкаловский». Вылет бойцов «Альфы» планировался на 7.00 утра, но задерживался.

Сфотографировавшись на память у трапа самолета, мы забрались в салон, – рассказывает Карпухин, – разложили пожитки. Стали ждать. Старший в группе майор Михаил Романов собрал все наши документы: остались только кейсы с оружием. Ни имени, ни фамилии, ни даже легенды…

Наконец самолет взлетел. Летели с двумя посадками: в Актюбинске и в Ташкенте. В это время явился представитель КГБ Узбекистана и сообщил: «Вы летите в Афганистан, где вам предстоит выполнить серьезное боевое задание».

Границу пересекли поздно ночью. Неожиданно в салоне погас свет. Отключились и все бортовые огни. Какое-то время летели в темноте на максимальной высоте. Наш командир тихо сказал: «Давай, ребята, вытаскивай автоматы и приготовиться…» Приземлялись на высокогорном аэродроме Баграм, который наши военные захватили заранее. Садились вслепую на полосу без освещения и опознавательных знаков, без всякого диспетчерского наведения. Переночевали в палаточном городке.

23 декабря 1979 г.

Утром за «гостями» приехали посольские автобусы. Бойцов покормили обедом. Через несколько часов всех снова загрузили в автобусы и повезли в казармы, которые находились в 600 метрах от дворца Амина. Здесь спецназовцы КГБ впервые встретились с армейским спецназом, сотрудниками подразделения «Зенит». Именно «Зениту» предстоит через несколько дней пойти на штурм дворца.

В казармах их встретил начальник Первого главного управления КГБ СССР Ю. И. Дроздов. Часть сотрудников он отправил в Кабул для охраны вилл, где было спрятано будущее афганское правительство.

24 декабря 1979 г.

Карпухин с Дроздовым рассматривают в бинокль резиденцию Амина, которую предстоит брать.

Афганцы место для дворца выбрали по-стратегически мудро. Располагался он на высоком крутом холме. Все подступы к нему заминированы. По бокам дворца – два батальона охраны. Между позициями батальонов и дворцом по три вкопанных танка. Плюс 200 национальных гвардейцев-телохранителей, казармы которых располагались прямо во дворце. Сам дворец тоже был настоящей крепостью. Местность вокруг «крепости» хорошо простреливалась из танков и крупнокалиберных пулеметов. К дворцу можно было подобраться только по одной-единственной дороге, закрученной серпантином, и настолько узкой, что на ней едва умещалась одна машина. Поэтому захватить такое здание всего 50 спецназовцам, пусть даже хорошо подготовленным, казалось почти нереально.

25 декабря 1979 г.

Меня вызвал Дроздов, приказал взять еще несколько ребят из группы и поехать в Кабул привезти будущее правительство Афганистана. Всех благополучно доставили в часть и посадили в подвал типа колодца. Спустили им еду на веревочке и оставили дожидаться своего, вероятно, звездного часа.

26 декабря 1979 г.

Днем прикатили помывочную машину, которую мы тут же окрестили «вшивобойкой». С удовольствием смыли с себя всю грязь и надели чистое белье, привезенное из дома.

Выдали афганскую форму. После полной комплектации прикинули по весу – 46 кг. В таких доспехах и стоять-то тяжело, а не то чтобы прыгать, бегать, вести бой.

27 декабря 1979 г. День штурма

Утром нас собрали и все объяснили: надо захватить дворец и убрать Амина. Сделать это придется потому, что есть достоверные сведения: Амин начал узурпировать власть в стране. Кроме того, Амин связан с ЦРУ и по его указке готовится убрать всю российскую колонию в Афганистане.

Главный же виновник всей заварухи Амин даже и не подозревал, какую ему готовят «подлянку». Он был в эйфории от того, что ему удалось добиться его главной цели последнего времени – уговорить правительство СССР ввести советские войска в Афганистан. Но во время обеда Амин и его гости вдруг почувствовали себя плохо. Многие потеряли сознание, полностью отключился и Амин. Приказ отравить главу Афганистана поступил со стороны Советов и был практически выполнен. Но командир президентской гвардии вовремя вызвал врачей из того же советского посольства, которые вернули Амина буквально с того света, не подозревая, что нарушают чьи-то планы.

На штурм мы пошли семью экипажами БМП.

В первые две минуты боя ранило 13 наших бойцов. Некоторые БМП подбили, и они застряли на дороге. Наконец десантировались у главного входа. Мы оттащили в сторону раненых. Пытались зачистить первый этаж. Наши зенитки, знай себе, палят по дворцу, по своим. Сигнал «отбой» до них не дошел. Буквально каждый метр брали приступом. Гвардейцы Амина сопротивлялись отчаянно. Мы своих в темноте узнавали по паролю «Миша-Яша» и по… мату.

Взяли первый этаж, двинулись на второй. В это время «оживший» Амин метался по второму этажу в адидасовских трусах и майке, держа в высоко поднятых руках, словно гранаты, флаконы капельниц с физраствором. Шел беспрерывный огонь, несколько пуль угодили в Амина. Кто именно убил главу Афганистана, так и осталось неизвестным.

Бой продолжался 43 минуты. Внезапно стрельба прекратилась. Командир «Зенита» доложил по рации руководству, что дворец взят и задача выполнена.

А Родина в благодарность спешно зарыла тела своих погибших героев, не позволив даже на гранитной плите выбить слова о месте гибели, назначила мизерную пенсию по инвалидности и… забыла. Ведь целых 10 лет советские руководители упорно отрицали свою причастность к этой акции. Твердили, что она, мол, была проведена руками сил народно-демократической партии Афганистана.