Тайна «Аиста»

Тайна «Аиста»

В начале трагического 1941 года произошло необъяснимое событие, о причинах которого можно только гадать: никаких трофейных документов на этот счет не сохранилось. По предложению командующего авиацией Германа Геринга и с личного согласия Адольфа Гитлера нацистская Германия подарила Советскому Союзу образцы некоторых суперсовременных по тем временам самолетов.

Опытные летчики люфтваффе перегнали в Москву разновидности модификаций истребителей «мессершмитт», «хейнкель», бомбардировщиков «юнкерс» и «дорнье», самолет-разведчик «фоке-вульф» и учебный самолет «бюккер». Немецкие самолеты тут же попали в разряд секретных диковинок, и их упрятали подальше от досужих глаз в Научно-исследовательский институт Вооруженных сил в Москве. Чекисты из разведки возбужденно и радостно потирали руки и думали, как же так лихо лопухнулись немцы – наверное, они искренне намерены соблюдать заключенный с Советской Россией пакт о ненападении, поэтому и делают королевские подарки?

Среди прочих самолетов был подаренный Советскому Союзу лично Германом Герингом небольшой трехместный связной самолет немецкого авиаконструктора Физлера «Шторх», что в переводе на русский язык означает «Аист». Этому самолету предстояло сыграть свою роль в уже начавшейся Второй мировой войне, но пока об этом никто даже не догадывался и не мог предположить, какие тайны будут связаны с этими маленькими, верткими, легкими машинами.

«Шторх» и другие самолеты высоко оценили все наши ведущие авиаконструкторы, приглашенные ознакомиться с передовой немецкой техникой: Петляков, Туполев, Антонов, Илюшин и другие отметили высокий технологический уровень и конструктивные новинки военной авиационной техники гитлеровской Германии. Однако все конструкторы выражали твердую уверенность, что товарищ Сталин абсолютно прав и фашисты просто не посмеют напасть на могучий СССР. Веское подтверждение провидческого гения вождя – подарки немцев в виде самых современных военных самолетов!

Скорее всего, акт дарения накануне войны – просто наглый и довольно ловкий, самоуверенный ход немецких спецслужб. Своего рода общественная дезинформация, запущенная в СССР за несколько месяцев до вероломного нападения: в знак «вечной дружбы» подарить самолеты. Пусть удивляются чуду немецкой технической мысли и трепещут, представляя, как эта мощь может обрушиться на них. Воля к сопротивлению подавляется, настороженность усыпляется – кто же поверит, что перед тем, как напасть, дадут во всех подробностях изучить свое самое современное оружие? Но опасности никакой нет: за оставшееся время невозможно развернуть и наладить производство таких самолетов, поэтому встретить неожиданное нападение Германии русским все равно придется только с тем, что у них уже есть. Война продлится не более двух-трех месяцев, а после этого никакие подарки уже не будут иметь значения: Москва падет, Петербург подлежит уничтожению, а население превращению в рабов.

Гитлер серьезно просчитался, а немецкие самолеты за годы войны, да и после нее, скурпулезно изучили до последнего винтика и, кстати сказать, немало новаций немецкого конструктора Физлера перекочевало в известную модель самолета АН-2 советского конструктора Антонова. По крайней мере, так утверждают некоторые специалисты.

Однако нужно вернуться к годам Второй мировой войны.

В июле 1943 года союзные англо-американские войска начали военные действия на Сицилии. Ходят упорные слухи, что высадку десанта и взятие Палермо через посредство американской разведки, обеспечивали заокеанская и сицилийская мафия. Итальянские части не выдержали удара имевших огромное количество техники американцев и англичан. Война моментально перекинулась на континент, начались бои в самой Италии, и она в считанные дни капитулировала.

3 сентября 1943 года на остров Сицилия прибыл, давно отошедший от политики и задвинутый всесильным диктатором Муссолини куда-то в темный угол истории итальянский король Виктор-Эммануил III. Два десятилетия он ждал момента, когда придет его час и он сможет примерно наказать проклятого выскочку-коротышку, возомнившего себя преемником древних императоров гордого Рима. И вот час настал.

Виктор-Эммануил III на острове Сицилия подписал капитуляцию Италии. Тут определенную роль сыграло не столько военное искусство и мощь армий американцев и англичан, как обещанные ими деньги и возможности послевоенного сотрудничества и развития. Кроме того, ни итальянский монарх, ни его правительство совершенно искренне не желали, чтобы их прекрасная родина, имевшая множество уникальных памятников мирового значения, превратилась в дымящиеся руины – американцы жестоко бомбили все подряд, сметая взрывами с лица земли любые строения, памятники, военные объекты, даже целые города. Италия еще не знала, что такое ужасы войны на собственной территории, и не горела желанием вкусить все фронтовые прелести.

Через несколько дней состоялось заседание Большого фашистского совета, проголосовавшего против Муссолини. Король Виктор-Эммануил III отдал приказ об аресте Бенито Амилькаре Андреа Муссолини и содержании его под стражей. Исполнение приказа возлагалось на военные власти Италии.

Ваше Величество, – сказал монарху один из генералов, – арестовать Дуче только половина проблемы, даже, скорее десятая часть ее. Сам он ничего особенного не представляет, зато Гитлер считает его своим другом.

У Гитлера есть друзья? – усмехнулся Виктор-Эммануил. – Скорее, ему нужно, чтобы мы вновь по уши увязли в страшной военной авантюре. Полагаете, немцы способны предпринять решительные контрмеры?

Вне сомнения.

Мы не можем выдать Муссолини союзникам, – король слегка прикусил губу от досады: экая незадача! Делать это действительно нельзя, потом может обойтись себе дороже. – Предпримите все необходимые меры секретности, генерал!

Как и предполагалось, арест Муссолини прошел без осложнений. Все оказалось буднично и предельно прозаично. Затем итальянские военные предприняли хитрую уловку – бывшего фашистского диктатора посадили в машину «скорой помощи» и тайно вывезли из Рима в расположенное на острове местечко Понца. Предполагалось, что для всех следы Муссолини должны потеряться. Но не для немецкой агентуры, проникшей даже в Ватикан, – вся Италия была буквально наводнена немецкими шпионами. Они донесли в Берлин о происходящем и указали местонахождение Дуче.

Адольф Гитлер был в ярости: он обзывал итальянцев бранными словами. Потом тихо сказал рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру:

Муссолини нужно освободить! Поручите это Скорцени.

Неизвестно, какими путями и по каким каналам, но итальянской разведке стало известно о намерениях немцев. Информация продавалась и покупалась: так всегда делалось в специфическом и кажущимся непосвященным абсурдным мире спецслужб, где предательство иногда становилось высшей доблестью, а неколебимая верность почитается дикой глупостью. Кроме того, итальянцев мог конфиденциально предупредить адмирал Канарис.

Итальянцы срочно предприняли превентивные меры. В обстановке строгой секретности к лежавшим неподалеку от Аппенинского полуострова Понцианским островам подошел итальянский крейсер, и высокопоставленного пленника перевели на военный корабль. Немедленно крейсер снялся с якоря и, пересекая Тирренское море, направился к острову Сардиния: на его северо-восточной оконечности располагалась итальянская военно-морская база Ла-Маддалена. Теперь она стала местом содержания под стражей бывшего диктатора. Однако и военная база казалась итальянцам не слишком надежным местом. Высказывались опасения, что немцы подойдут к Сардинии на нескольких боевых кораблях и высадят морской десант или сбросят парашютистов, как на Крите. Рисковать жизнью из-за Муссолини никто не хотел, но и отдать его немцам означало создать себе множество непредвиденных неприятностей.

После того как пришло новое сообщение, что немецкие спецслужбы не оставляют идеи освобождения Дуче, было принято решение вновь переправить его в более надежное место. Ряд исследователей отмечают, что в переводе бывшего диктатора немалую роль сыграло командование военно-морских сил Италии, заинтересованное в том, чтобы полностью снять с себя ответственность и не подвергаться никакому риску, с ходом войны все становилось ясно и каждый мечтал уцелеть, а для этого любые способы хороши.

«Надежным местом» для содержания под стражей Бенито Муссолини признали местечко в почти недоступном горном районе Северных Аппенин, где располагался чудом выстроенный среди нагромождений скал отель «Альберго-Рифуджо». Надо думать, что когда гидроплан с Муссолини на борту стартовал с территории военной базы Сардинии, там все вздохнули с облегчением и набожно перекрестились.

Бывший диктатор оказался высоко в горах, среди практически дикой местности, если таковую вообще можно представить в самом центре Европы, На одинокой горной вершине возвышался отель для альпинистов «Альберго-Рифуджо». Дороги, ведущей наверх, не существовало – ее заменял канатный подъемник с кабиной. Высокопоставленного пленника охраняли двести пятьдесят солдат во главе с итальянским генералом Гвели. Горная гостиница в Гран-Сало считалась местными специалистами совершенно недоступной. Как полагали итальянцы, фюрер не прикажет бомбить отель, чтобы уничтожить Дуче – зачем ему труп итальянского диктатора? А достать его каким-либо другим способом представлялось невозможным.

Немецкие спецслужбы и их агентура, действовавшая в Италии, организовали радиоперехваты всех сообщений, поступавших в Рим из разных точек страны и с ее военных баз, чтобы определить местонахождение Муссолини: немцы потеряли его из вида. Нацистская агентура сбивалась с ног, фальшивые фунты стерлингов лились рекой для подкупа должностных лиц, пока, наконец, в руки немецкой агентуры, – «совершенно случайно», во что верится с большим трудом, – не попала шифротелеграмма генерала Гвели. Немцы моментально расшифровали ее, и стало известно, где бывшие союзники спрятали ставшего ненужным и опасным Дуче. Немедленно об отеле «Альберго-Рифуджо» поставили в известность Отто Скорцени.

Опытный террорист и диверсант немедленно запросил все данные о Гран-Сало и, ознакомившись с ними, несколько приуныл – задача, поставленная перед ним фюрером, казалась совершенно неразрешимой! Скорцени тщательно разрабатывал и один за другим отвергал не менее полутора десятков возможных вариантов. Наконец, он решил объединить в одно целое диверсантов из отряда по специальным операциям, альпинистов и десантно-посадочные войска. По смелому замыслу главного диверсанта рейха, его люди грузятся в планеры, самолеты поднимают их на высоту, а оттуда безмоторные летательные аппараты планируют к горе, на которой расположен отель, где содержится под стражей Муссолини. Шума моторов не будет, и заранее поднять тревогу итальянцы не успеют.

Там негде сесть, – возразили летчики. – Нет ни одной ровной площадки: камни, деревья и неровные склоны. Это самоубийство! И как потом уходить с Дуче?

Сначала нужно его освободить, – огрызнулся Скорцени. – Садиться придется не думая о планерах: пусть ломаются, черт их побери! Лишь бы живы остались диверсанты в них. Конечно, кто-то погибнет или получит травму, но остальные сумеют захватить отель, не дав охране открыть огонь. Приземляемся на рассвете!

Вы должны доставить Муссолини в Германию, – напомнил рейхсфюрер СС.

У нас есть «Шторх»! Малый разбег, три человека в кабине: пилот, Дуче и я, – твердо ответил Скорцени. – Полосу для «Шторха» подготовим сами, а десантники пусть уходят в горы и пробираются к нашим боевым порядкам в Италии. Каждый их моих людей имеет приличную альпинистскую подготовку.

У везучего Отто Скорцени все получилось! Ранним утром 12 сентября 1943 года на каменистую площадку около отеля в горах с неба вдруг посыпались планеры – они падали, ломали крылья, раскалывались, как орехи, и из них выскакивали вооруженные люди. Одним из первых выскочил специально прихваченный Скорцени полковник итальянской армии Солетти, который отдал приказ: «Не стрелять»!

Не открывать огонь, не стрелять! – орал он, чем привел итальянских солдат охраны в полное замешательство.

Воспользовавшись этим, Скорцени и его диверсанты ворвались в здание отеля и первым делом уничтожили радиостанцию, чтобы полностью прервать связь охраны с долиной, где стояли итальянские армейские части. Схватка с итальянцами была небольшой, и потери с обеих сторон оказались невелики.

Немцы немедленно приступили к расчистке взлетно-посадочной полосы для «Шторха». В работе активно участвовал даже сам Дуче. Самолет вызвали по радио, он быстро прилетел и сел вполне удачно. Муссолини и Скорцени забрались в кабину и… взлететь не удалось: рослый Скорцени и упитанный Дуче перегрузили машину. Тогда приняли решение рискнуть взлететь над пропастью – «Шторх» разгонялся сколько можно, пока не сорвался с обрыва.

Эта затея чуть не закончилась крахом: только чудом падение прекратилось и мотор самолета, несколько раз чихнув, ровно загудел. Видно, судьба уготовила всем, кто находился в кабине, новые испытания и разный конец. Скорцени доставил Дуче в Рим, где Муссолини ожидал другой самолет, доставивший его в ставку фюрера…

Интересно, что во многих документах отмечается необычайно оживленная активность полетов самолетов типа «Шторх» над Берлином и в районе его пригородов в конце апреля – начале мая 1945 года. Самолетики садились чуть ли не на улицах и чудом взлетали. Это отмечали многие очевидцы. Специалисты полагают, что на «Аистах» могли вывести что угодно и кого угодно.

Но кого и что, осталось неразгаданной тайной…