Тайна U-534

Тайна U-534

В конце апреля 1945 года, когда исход войны давно стал предельно ясен, капитан немецкой субмарины U-534 Герберт Ноллау получил по радио шифрованный приказ срочно прибыть в Киль – главную базу военно-морского флота гитлеровской Германии.

Ноллау был опытным моряком и дисциплинированным офицером, воспитанным в духе лучших традиций немецкого подводного флота, которые старательно прививал своим подчиненным адмирал Дениц, прозванный подводниками «папаша Карл». Субмарина U-534 показала себя хорошим боевым кораблем, и капитан хотел сохранить ее, поэтому делал большие переходы преимущественно по ночам – над Атлантикой, где находилась подводная лодка, господствовала дальняя авиация англичан и американцев, старательно выискивавших немецкие корабли. Времена, когда люфтваффе навязывало противнику свою волю, давно и безвозвратно миновали.

До Киля субмарине удалось дойти вполне благополучно, и Ноллау уже вздохнул с облегчением – честно говоря, болтаться в море при такой обстановке не слишком приятно. С другой стороны, стоять у пирса в Германии, уже более чем наполовину оккупированной войсками стран антигитлеровской коалиции, – тоже не самый лучший вариант. Особенно, если учитывать жуткие бомбежки американцев, старавшихся смести бомбами с лица земли все, что лежало далеко внизу под крыльями их «летающих крепостей».

Как позднее рассказывали исследователям уцелевшие и оставшиеся на Западе участники и очевидцы тех давних таинственных событий, поздно ночью к пирсу подкатили две закрытые темные автомашины. Один из матросов подлодки определил, что на машинах стояли номера абвера. Как известно, после отставки адмирала Канариса и трагических событий 20 июля 1944 года абвер полностью оказался в подчинении Главного управления имперской безопасности. Поэтому можно полагать, что приехали эсэсовцы.

Старший из прибывших офицеров носил погоны оберста – полковника, – на обычной полевой форме вермахта, однако на его пальце помощник Ноллау, с которым капитан прошел три года войны, заметил черненое серебряное кольцо с «мертвой головой». Такие кольца являлись наградой рейхсфюрера СС отличившимся членам «черного ордена» и получить ее в СС считалось высокой честью.

Прибывшие поднялись на борт, и оберет протянул капитану Ноллау запечатанный конверт:

Вам приказ гросс-адмирала Деница.

Ноллау взял пакет, вскрыл его и вынул листок с текстом приказа. Пробежав при свете фонарика глазами по строкам, он обернулся к первому помощнику:

Нам предписано взять на борт секретный груз.

Груз особой важности! – многозначительно подчеркнул оберет.

Когда будем приступать? – поинтересовался первый помощник. – На рассвете?

Немедленно! – отрезал оберет.

Машины подогнали ближе к пирсу, и матросы начали сгружать с них одинаковые по размеру, герметически закрытые алюминиевые ящики. Груз оказался достаточно габаритным, и его размещение в отсеках субмарины потребовало усилий. Помощник насчитал при погрузке около дюжины таких ящиков, но за давностью лет не может ручаться, все ли он заметил и упомнил? Характерно, что одинаковые ящики имели различный вес: некоторые казались довольно легкими, а с другими с большим трудом управлялись по несколько дюжих матросов.

Осторожнее, ребята! – прикрикнул на них капитан Ноллау. – Наверняка там боеприпасы!

Да, а то еще взлетим на воздух прямо на базе, – поддержал капитана первый помощник.

Услышав это, к морякам подошел сопровождавший полковника второй абверовец в чине майора.

Можете сказать своим людям, чтобы не беспокоились, – понизив голос, сообщил он. – Груз не взрывоопасен, но весьма ценен для рейха. Пусть соблюдают осторожность при погрузке, но не боятся оказаться раньше времени на небесах.

Он посмотрел на часы: кончались сутки 4 мая 1945 года и вскоре должен начаться новый день.

В течение часа управимся, – ответил Ноллау. Абверовец кивнул и отошел в сторону. Убедившись, что теперь он не может их услышать, помощник капитана высказал предположение, что в алюминиевых ящиках, которые матросы протискивают внутрь корпуса субмарины, наверняка запрятано золото и другие ценности. Возможно, кроме золота и бриллиантов, там еще и архивные секретные бумаги?

Ноллау согласился с предположением помощника и попросил его проследить, как разместили груз в отсеках субмарины: нет сомнений, что после окончания погрузки громоздких алюминиевых ящиков поступит другой приказ – немедленно выйти в море! Иначе отчего майор все время нетерпеливо посматривает на часы? Но излишняя торопливость тут губительна.

Помощник отправился на лодку, а оберет знаком подозвал к себе капитана Ноллау и дал ему конверт с другим приказом.

Ознакомьтесь и приступите к выполнению по завершении погрузки.

Капитан субмарины вскрыл новый конверт, прочел приказ и остолбенел: ему предписывалось срочно списать на берег весь свой экипаж и принять на борт новый, который ему предоставят оберет и майор из абвера. Из всего старого экипажа на борту должен остаться только он один – капитан Ноллау.

Потом вскроете другой конверт, – оберет достал из портфеля третий пакет из плотной, провощенной желтоватой бумаги. – Но уже в море. Дальнейшие инструкции будете получать по радио.

Вскоре вернулся помощник. Ноллау сообщил ему о новом приказе, полученном от неизвестных абверовцев или эсэсовцев, – черт их там разберет! – и предложил как-то исхитриться и вскрыть конверт с маршрутом следования субмарины еще до выхода в море. Все-таки у Ноллау были родные, и он хотел, чтобы оставшийся на берегу первый помощник в случае чего сообщил им, куда направилась лодка под командованием Герберта с неизвестным экипажем. Конечно, спецслужбам нацистов, видимо, очень нужно срочно доставить в безопасное место свои ценности и секретные бумаги, но и подводники тоже люди. Тем более война чуть ли не со дня на день закончится и очень многое из того, что делается сейчас в обстановке суперсекретности, таинственности и крайней спешки, потеряет тогда всякий смысл и значение.

Приказ о списании на берег объявили личному составу, и экипаж лодки, казалось, этому даже обрадовался. Моряки быстро собрали пожитки и один за другим сбежали по сходням на пирс.

Оберет дал знак, и из второй крытой машины начали выпрыгивать люди, одетые в одинаковые безликие темные рабочие морские комбинезоны. Сначала они показались Ноллау чем-то странными и он даже подумал, что это все сплошь негры, но потом понял: лица его новых подчиненных скрывали черные маски. Все это породило беспокойство в душе и вызвало чувство неясной тревоги.

Их около сорока человек, герр оберет, – обратился капитан Ноллау к абверовскому полковнику. – Моя субмарина не нуждается в столь многочисленном экипаже. И вообще, есть ли среди них моряки, в том числе опытные подводники? Нужны штурман, первый помощник, акустики, торпедные машинисты, мотористы, рулевые…

Экипаж полностью укомплектован, – подняв руку, прервал его оберст. – Остальные люди – ваши пассажиры. Выполняйте приказ!

Как вспоминал позднее первый помощник, Герберт Ноллау понял, что абверовцы не уедут, пока он не выйдет в море с новой командой неизвестных людей. Кто они? Удастся ли это ему узнать, да и вообще стоило ли даже пытаться это сделать: любознательность легко могла привести к серьезному риску для жизни. Он и так безумно рисковал, выходя в море в неизвестном направлении с совершенно неизвестной командой. Есть ли гарантии, что среди людей в масках не скрывается и «дублер» самого Ноллау?

Новый экипаж уже поднялся на борт субмарины, когда Ноллау заявил оберсту, что ему нужно с бывшим первым помощником еще раз проверить перед выходом в море размещение груза новых членов команды и пассажиров: все-таки, они как никто знали свою подлодку.

Ноллау и его помощник действительно отлично знали свою лодку. Нырнув в ее чрево и для видимости заглянув в несколько отсеков, они быстро нашли укромный уголок и Герберт чуть подрагивавшими от нервного возбуждения пальцами вскрыл конверт, в котором находился очередной приказ, подписанный гросс-адмиралом Деницем.

К немалому изумлению капитана Ноллау и его первого помощника вскрытый пакет содержал приказ U-534 следовать… к берегам советского Заполярья, в море Лаптевых, с промежуточным заходом на секретные базы, расположенные во фьордах Норвегии. Подводники ожидали приказа следовать курсом куда-нибудь в Латинскую Америку, хотя бы в тот же Уругвай или Аргентину, а тут Заполярье?!

Конечным пунктом маршрута предполагалась секретная база на Новой Земле. Там предписывалось выгрузить все ящики и замуровать их в указанном для обустройства тайника месте. Затем заправиться топливом и тем же маршрутом вернуться в Киль. Что делать с пассажирами в масках, укажет новый первый помощник капитана. При успешном выполнении специального секретного задания капитана Герберта Ноллау и его экипаж ожидали высокие награды рейха и повышения в званиях – этому в немецких вооруженных силах придавалось очень большое значение.

Помощник обещал сохранить все в полной тайне и сошел на пирс. Субмарина U-534 в ночь на 5 мая 1945 года вышла в море из Киля. Но дойти ей удалось только до датского острова Анхольт. Там, уже в светлое время суток, подлодку обнаружили патрулировавшие над проливом Каттегат британские бомбардировщики. Они вызвали подкрепление, и англичане яростно атаковали немецкую субмарину, забрасывая ее бомбами. На этот раз Герберту Ноллау и его новой суперсекретной команде не повезло. U-534 погибла, не выполнив секретного приказа гросс-адмирала Деница.

Спустя сорок четыре года лодку обнаружил на дне пролива специалист по розыску затонувших судов Oгe Енсен. Подводная видеосъемка показала, что на дне, довольно глубоко зарывшись в ил – со временем все затонувшие суда как бы засасываются дном морской пучины, – лежит почти восьмидесятиметровая немецкая субмарина U-534.

Вскоре нашлись свидетели и очевидцы ее таинственного выхода в последний поход из Киля в ночь на 5 мая 1945 года. По мнению западных исследователей, точно выяснить, какой именно груз находился на субмарине, можно только подняв ее на поверхность. Однако такие работы очень трудоемки и дорогостоящи – на тот период они уже оценивались в несколько миллионов долларов только на первоначальном этапе. К тому же лодка вполне могла разломиться на несколько частей.

В начале 90-х годов XX века несколько международных компаний, занимающихся подъемом затонувших судов, выразили свою заинтересованность в работах по подъему на поверхность таинственной немецкой U-534. С того момента все публикации и телерепортажи на эту тему прекратились, словно по волшебству. Никаких сведений о судьбе лежавшей на дне U-534 более не поступало вообще.

Почему «лежавшей»? Потому что нет никакой уверенности, что субмарина там находится до сих пор. Ее могли тайно поднять или уничтожить подводным взрывом. В любом случае ее тайна остается не разгаданной, она только породила еще ряд новых тайн.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *