Тайны Первой Мировой. Тайны русского «парового катка» на Берлин

Тайны Первой Мировой. Тайны русского «парового катка» на Берлин

К концу октября 1914 года германское командование осознало, что война приняла затяжной характер. Считая, что русская армия слабее английской и французской, оно постепенно начало перебрасывать силы на Восточный фронт, надеясь нанести России один сокрушительный удар и вывести ее из войны.

Русские же войска продолжали выполнять прежние планы, пытаясь захватить Восточную Пруссию и, преодолев Карпаты, вторгнуться на Венгерскую равнину, чтобы вывести Австро-Венгрию из войны. К тому времени и в русских, и в австрийских войсках преобладали офицеры-резервисты и мобилизованные уже входе войны солдаты. Значительное число кадровых солдат сохранилось лишь в германской армии.

Осенью 1914 года с переменным успехом продолжались сражения в Польше, где в итоге немцам удалось незначительно потеснить русские войска в приграничной полосе на левобережье Вислы до рубежа рек Равки, Бзуры и Ниды. В октябре 1914 года австро-венгерские армии предприняли наступление с целью отвоевания Галиции. Им удалось деблокировать крепость Перемышль и выйти к реке Сан от устья до Ярослава. Южнее Перемышля австро-венгерские войска были остановлены. На Сане 3-я армия Радко Дмитриева захватила несколько плацдармов и сковала силы противника. Русское командование рассчитывало осуществить глубокое вторжение на территорию Германии с перспективой похода на Берлин, а немецкое — уничтожить группировку противника к западу от Вислы. Однако обе стороны так и не смогли осуществить здесь свои планы. Война на Востоке, как и на Западе, приобрела затяжной позиционный характер.

Двухнедельные позиционные бои закончились отступлением австро-венгерских армий. Германская 9-я армия, наступавшая к Висле, была отбита от Варшавы и Ивангорода. Это была одна из немногих побед русского оружия над германскими войсками, хотя русские потери в этом сражении значительно превышали потери противника. Как отмечает С. Г. Нелипович, «русские полководцы смогли обеспечить на решающем для себя участке фронта весомое превосходство в силах, сосредоточив на Средней Висле в короткий срок более полумиллиона бойцов и более 3300 орудии — «молот» протии армии Гинденбурга». Главным было то, что немцам не удалось захватить Варшаву — столицу Польши, что могло сказаться на настроении поляков, сражавшихся в рядах русской армии.

Немцы попробовали окружить русские войска, вбивая клин между 2-й и 5-й армиями. Они атаковали с севера и запада 2-ю армию и с юга 5-ю армию.

Согласно подсчетам С. Г. Нелиповича, в Варшавско-Ивангородской операции, продолжавшейся с 15 (28) сентября по 26 октября (8 ноября) 1914 года, в которой были задействованы практически все русские войска, действовавшие против Германии и Австро-Венгрии, 1,5 млн русских солдат противостояли 800 тыс. австро-венгерских и германских (последние составляли около трети от общего числа). Русские войска потеряли 40 461 убитыми, 186 729 ранеными и 122 924 пропавшими без вести. Германские войска потеряли 4158 убитыми, 19 382 ранеными и 6108 пропавшими без вести. Австро-венгерские войска потеряли 26 тыс. убитыми, 3 тыс. умершими от холеры, 96 555 ранеными и 83 195 пропавшими без вести.

Общие потери русских войск, понесенные в боях против германских войск в ходе Варшавско-Ивангородской операции, можно оценить в 21 004 убитыми, 87 696 ранеными и 64 656 пропавшими без вести, а всего 173 356 человек. Учитывая, что в германский плен попало 45–50 тыс. человек (в среднем 47,5 тыс. человек), общее число убитых и умерших от ран в русской армии в борьбе против германских войск мы оцениваем в 38,2 тыс. человек. Если предположить, что убитые и пленные среди германских пропавших без вести распределялись примерно в той же пропорции, какую мы только что вывели для русских пропавших без вести, что дает для германских пропавших без вести 1483 убитых и 4625 пленных. В этом случае соотношение потерь по убитым будет 6,8:1, по пленным 10,3:1 и по общим потерям 5,8:1, во всех случаях в пользу Германии. Если же брать соотношение потерь отдельно по убитым и отдельно по пропавшим без вести, без попытки выделить из них попавших в плен, то оно будет соответственно 5,0:1 и 10,3:1, а по безвозвратным потерям в целом 8,3:1, также в пользу Германии.

Потери австро-венгерских войск в борьбе против русских войск в Варшавско-Ивангородской операции С. Г. Нелипович оценивает примерно в 166,3 тыс. человек поданным Военно-Статистического бюро, из которых разбивка на убитых, раненых и пропавших без вести есть для 113,6 тыс. человек. Если предположить, что разделение на убитых, раненых и пропавших без вести среди 52,7 тыс. нерасчлененных по категориям австро-венгерских потерь было примерно таким же, как и среди 113,6 тыс. распределенных по категориям потерь, и что среди пропавших без вести австро-венгров доля пленных была примерно такой же, как и среди пропавших без вести русских, то общее число убитых можно оценить в 38,2 тыс. человек, раненых в 83,7 тыс. человек, пленных — в 44,4 тыс. человек. Общие австро-венгерские потери можно оценить в 166,3 тыс. человек. В этом случае соотношение потерь убитыми оказывается 1,01: 1, а пленными — 1,1:1, в обоих случаях в пользу русских. Общее соотношение безвозвратных потерь оказывается 1,06:1 в пользу русских, а общих потерь — 1,06:1 в пользу австрийцев.

Русское командование рассчитывало осуществить глубокое вторжение на территорию Германии с перспективой похода на Берлин через Позен (Познань), а немецкое — уничтожить группировку противника к западу от Вислы. Однако обе стороны не смогли осуществить здесь свои планы. Попытка немцев окружить 2-ю русскую армию под Лодзью не удалась, и обходная группировка генерала Шеффера в конце ноября сама попала в кольцо, но сумела прорваться к своим, уведя с собой русских пленных. Большие потери заставили командующего армиями Северо-Западного фронта Николая Рузского отвести русские войска на Бзуру и Ниду.

Чтобы осуществить окружение русских войск у Лодзи, германское командование создало ударную группу под командованием генерала Рейнгольда фон Шеффера. Кольцо должно было замкнуться в районе Пабяниц (городка, расположенного в нескольких километрах на юг от Лодзи). Русские тогда впервые в этой войне бросили в атаку свои бронемашины. Над немецкой армией нависла угроза разгрома.

Попытка окружить 2-ю русскую армию под Лодзью не удалась, и обходная группировка генерала Шеффера в конце ноября сама попала в кольцо, но сумела прорваться к своим.

Русские потери в этой операции Г. К. Корольков оценивает в 282 002 штыка и 5266 сабель. В Лодзинской операции германские войска потеряли в ноябре 1914 года 4658 убитыми, 10 100 пропавшими без вести, 20 314 ранеными и 20 747 больными.

С конца декабря 1914 года главнокомандующий русским Юго-Западным фронтом генерал Н. И. Иванов приступил к подготовке операции прорыва через Карпаты для вторжения в Венгрию. Главная задача при этом возлагалась на 8-ю армию А. А. Брусилова, 4 корпуса которой, сосредоточившись на участке от Дукельского перевала до Балигрода, должны были наступать на Гумённое на Венгерской равнине. Как писал М. Д. Бонч-Бруевич, «генерал-адъютант Иванов отдал по армиям Юго-Западного фронта следующую директиву, переданную в ставку генералом Алексеевым 7 (20) янв. 1915 года за № 276. «Вследствие различных причин, — говорится в директиве, — рассчитывать на скорый переход решительным наступательным действиям всеми армиями на левом берегу Вислы, по-видимому, трудно. Необходимо использовать возможной энергией наши средства правого берега Вислы, нанести австрийцам хотя бы частное поражение, поставить в угрожаемое положение Венгрию, занять более выгодное, чем ныне, положение, не растягивая при этом общего стратегического фронта. Цель эта может быть достигнута переходом в наступление третьей, восьмой и части одиннадцатой армий, для овладения первоначально линией Дунайца до Нового Сандеца, далее Эпериеш, Кашау, Уйгель, Чап, Хуст, Сигот, румынская граница. Линия эта имеет почти одинаковое протяжение ныне занимаемой этими армиями, но она удаляет войска неприятеля от Перемышля на 125 верст, открывает возможность развить действия нашей кавалерии Венгерской равнине, самое наступление должно произвести благоприятное военное и политическое впечатление, упрощает и обеспечивает дальнейшее наступление третьей армии на Краков, т. к. сообщения армий не будут находиться под угрозой флангового удара».

Затем в директиве указывались способы исполнения постановленной задачи силами восьмой, третьей и одиннадцатой армий. В конце директивы содержалась просьба к военачальникам «высказать заключение — когда состояние армии и путей позволило бы приступить к выполнению этой операции».

Итак, одновременно с решением главковерха сосредоточивать силы на севере для удара в Восточную Пруссию, генерал Иванов начал самостоятельное сосредоточение к Югу — для движения в Карпаты и далее в Венгерскую равнину.

Главковерх явно склонялся в это время к операционному направлению на Берлин, выражаясь языком генерала Данилова; главкоюз в то же время самостоятельно тяготел к операционному направлению Будапешт — Вена… Не германцы своими действиями отвлекали наши силы от опасного для них направления на левом берегу Вислы, а неустойчивость в достижении определенной цели и безволие верховного главнокомандования, допустившего главкоюза распоряжаться в неподлежащей его ведению области ведения войны».

Наступление в расходящихся направлениях ослабляло главный удар по Австро-Венгрии. Более рациональным для русского командования был бы отказ от наступательных действий против Восточной Пруссии, где в борьбе с германскими войсками все равно не удавалось добиться успеха, и сосредоточение всех сил против слабейшего противника — Австро-Венгрии, чьи войска уже потерпели тяжелое поражение в Галицийской битве.

Добавить комментарий