Установление режима герцога Альбы

Даже те небольшие уступки, которые сделала Маргарита Пармская оппозиционерам, показались испанскому королю излишними. А поэтому летом 1567 г. в Нидерланды вступили войска герцога Альбы.

Фернандо Альварес де Толедо, герцог Альба, был знаковой фигурой испанской истории XVI в. Фанатичный католик, ненавидевший Реформацию, и при этом отважный воин, стремившийся каленым железом истребить любое неповиновение испанской власти и церкви. С его именем связаны почти все войны, которые вела Испания в то время. В 25 лет он был уже генералом, в 30 – командовал армией. Альба принимал самое непосредственное участие в руководстве действиями императорских войск Карла V в Шмалькальденской войне. Он предлагал своему монарху выкопать и сжечь останки Мартина Лютера. Затем были сражения в Италии против французов и папы Павла IV. Герцог пользовался особым доверием Филиппа II. Его‑то король и направил усмирять бунтующие Нидерланды. Для руководителей движения в этой стране это назначение было знаком начала реакции.

Альба, которому король даровал титул вице‑короля, прибыл в Нидерланды, имея под своим началом многотысячную армию. Свою программу он сформулировал так: «Бесконечно лучше сохранить для Бога и короля государство обедневшее и даже разоренное, чем видеть его в цветущем состоянии для сатаны и его пособников‑еретиков». В августе 1567 г. Альба вступил в Брюссель. Понимая, что наступает новый период в общении с мятежниками, Маргарита поспешила уехать из страны. 9 сентября 1567 г. были схвачены вожди дворянской оппозиции – графы Эгмонт и Горн, и это несмотря на гарантии неприкосновенности, которые предоставлялись обладателям ордена Золотого руна. Эгмонт был одним из ближайших сподвижников Карла V. С 1559 г. он был штатгальтером (наместником) Фландрии и Артуа. После петиции 1566 г. он проявлял полную лояльность, участвовал в подавлении Иконоборческого восстания, в январе 1567 г. присягнул на верность королю. Однако, по мнению Альбы, его все равно следовало наказать. Были здесь и личные мотивы – Эгмонт со времен Итальянских войн соперничал с Альбой в полководческой славе. Вторым лидером оппозиции был Горн, занимавший должность штатгальтера провинции Гельдерна. Горн и Эгмонт были казнены в июне 1568 г. Чуть раньше, в мае 1568 г., Альба приказал разрушить замок Кейлембург, тот самый, в котором был в свое время устроен банкет дворянских гезов на следующий день после подачи петиции наместнице.



Политика репрессий набирала ход, герцог всеми силами стремился наказать и запугать непокорную страну. В сентябре 1567 г. был учрежден Совет по делам о беспорядках, более известный как «Кровавый совет». Один из членов этого совета говорил: «Еретики разоряли храмы, обыватели им не препятствовали – значит, всех надо повесить». Смертные приговоры подписывались тысячами. Страна наводнилась сыщиками, доноса было достаточно для осуждения. Конфискации имущества компрометировали Альбу даже среди католического населения страны. В 1571 г. герцог настоял на введении в стране новой системы налогов по образцу испанской: 1%‑ный налог со всех имуществ, 5%‑ный – с продажи недвижимости, 10%‑ный – движимости. Доходы казны от этого только упали, поскольку вся хозяйственная жизнь в Нидерландах замерла. Население же все более ожесточалось.

К весне 1568 г. Вильгельм Оранский собрал под своими знаменами 20‑тысячную армию, состоявшую из немецких наемников, французских гугенотов и эмигрантов‑кальвинистов. Это войско вторглось в Нидерланды с нескольких сторон. Однако поход оказался неудачным. Наемники грабили население, ничем в этом не отличаясь от испанцев. В ответ на это в стране началось масштабное партизанское движение. Против испанских солдат, чиновников, католических священников действовали лесные гезы, на море проводили операции корабли морских гезов. Их флот блокировал Нидерланды, они нападали на испанские суда, тревожили врага дерзкими высадками, разрушали плотины, затопляя большие площади на голландском побережье. Базами гезам служили порты Англии и Германии, а также гугенотская крепость во Франции – Лa‑Рошель. Вильгельм выдавал им каперские свидетельства. Треть захваченной гезами добычи передавалась Вильгельму для набора новых солдат. Лидер повстанцев продолжал называть себя наместником Голландии, Зеландии и Утрехта (северных провинций).

Ранней весной 1572 г. испанцы, как им показалось, добились дипломатического успеха. Королева Англии закрыла для морских гезов английские порты. Однако испанцы рано радовались. 1 апреля 1572 г. 22 корабля повстанцев, покинув Дувр, приблизились к портовому городку Бриль близ устья Рейна. Испанского гарнизона здесь не было, и гезы легко овладели городом. Это послужило сигналом к общему восстанию в Голландии и Зеландии. Городская беднота, руководимая революционно настроенными буржуа и дворянами, создавала военные отряды, свергала сотрудничавшие с Испанией местные власти, истребляла испанцев и их пособников, громила церкви и монастыри. Представительные органы – штаты Голландии и Зеландии, собравшиеся летом 1572 г. в Дордрехте, приняли ряд важных решений по организации власти в восставших провинциях, а синод, проведенный там же в 1574 году, заложил организационные основы кальвинистской церкви на севере страны.

Купеческая олигархия вручила высшую исполнительную власть и верховное военное командование Вильгельму Оранскому, получившему осенью 1572 г. практически диктаторские полномочия. Испанские власти бросили все силы на борьбу с восстанием и одержали ряд побед, но их силы подтачивало героическое сопротивление революционных сил. С большим трудом, после семимесячной осады испанцам в июле 1573 г. удалось взять Гарлем. Но не сдался Алкмар, несмотря на осаду с августа по октябрь 1573 г. Сняли морские гезы и осаду с Лейдена. В 1574 г. повстанцы впервые шли в бой под оранжево‑бело‑синим стягом, ставшим основой государственного флага Нидерландов (оранжевый – геральдический цвет Вильгельма Оранского). В 1630 г. официально принятый в 1599 г. флаг был частично изменен: монархическую оранжевую полосу заменили революционной красной.

Еще летом 1573 г. герцог Альба был отправлен в отставку. Даже жестокому испанскому королю Филиппу II стала очевидна несостоятельность его доверенного лица в дипломатии и политике.