Вторая мировая война: боевая деятельность советских партизан

Задача партизан в условиях начавшегося контрнаступления Советской Армии состояла в том, чтобы всемерно содействовать регулярным частям в разгроме врага и освобождении занятой им территории. Ре­шая эту задачу, партизаны прежде всего усилили разведку противника и все чаще стали вести боевые действия в оперативном взаимодействии с регулярными войсками. Наряду с этим у них появились новые формы борьбы, возникли новые задачи.

Партизаны не давали отступавшему про­тивнику уничтожать и вывозить материальные ценности, спасали совет­ских граждан от угона в Германию. Партизанские отряды освобождали и удерживали населенные пункты, железнодорожные узлы, мосты, пере­правы и другие важные объекты до подхода регулярных войск, своевре­менно информировали советское командование о действиях и мероприя­тиях гитлеровцев.

Подчеркивая важность этой стороны боевой деятельности партизан, газета «Правда» в передовой статье 15 декабря 1941 г. призывала: «Пар­тизаны и партизанки!.. Не давайте врагу вывозить вооружение, снаряже­ние, боеприпасы, горючее, обмундирование и продовольствие... Рвите связь между частями врага. Нападайте на штабы, на узлы связи, на базы питания, на ремонтно-восстановительные мастерские, на автомобильные колонны. Устраивайте засады, перехватывая пути отступления против­ника...»

Содействуя наступлению советских войск, партизанские отряды пере­резали наиболее важные коммуникации врага, собирали сведения о со­стоянии воинских частей и объектах в его тылу, нападали на немецкие гарнцзоны, штабы и аэродромы, взрывали мосты, склады и базы, устраи­вали засады на путях отступления захватчиков. Согласованность ударов была наиболее характерна для партизан, действовавших в прифронтовых районах и поддерживавших непрерывную связь со штабами советских войск.

В середине декабря 1941 г. для отступавших немецких танковых сое­динений большое оперативное значение приобрел только что восстанов­ленный захватчиками мост через реку Сестра. Партизанский отряд Воло­коламского района получил приказ командования Западного фронта взорвать его. Группа подрывников во главе с А. А. Андриановым выпол­нила боевое задание. В 5 часов 17 декабря 1941 г. мост взлетел на воздух. Днем у переправы образовалась пробка. Советская авиация нанесла удар по скоплению боевой техники врага и сорвала попытку восстановить мост. Противник потерял здесь до ста автомашин. Тремя днями раньше парти­заны зтого же отряда на дороге Лотошино — Высоковск уничтожили колонну автомашин с горючим, следовавшую к линии фронта.

Когда передовой отряд 30-й армии под командованием полковника П. Г. Чанчибадэе вступил на территорию Волоколамского района, партизаны немедленно установили с ним связь. По заданию командира отря­да они провели разведку маршрута дальнейшего продвижения советских войск, выделили проводника, организовали прикрытие дорог, по которым отряд Чанчибадзе скрытно выдвинулся в Шаховской район

Столь же эффективно вели борьбу с оккупантами партизаны Осташовского, Уваровского, Шаховского, Лотошинского и других районов Мо­сковской области.

На левом крыле Западного фронта коммуникации гитлеровцев нахо­дились под ударами тульских партизан. Отряд Черепетского района под командованием Д. Т. Тетерчева неоднократно разрушал железнодо­рожную линию Лихвин — Козельск — Сухиничи, вывел из строя пять паровозов, совершил ряд диверсий на шоссейных и грунтовых дорогах. Установив, что гитлеровцы подготовили к отправке из города Лихвин (ныне Чекалин) зшелон с техникой и боеприпасами, партизаны решили сорвать намерения оккупантов. 23 декабря группа подрывников взорва­ла железнодорожное полотно близ станции Мышбор. В результате дивер­сии в городе осталось 350 вагонов и платформ, груженных исправными автомашинами, мотоциклами, оружием, боеприпасами, различным снаря­жением. В Тульском, Одоевском и Белевском районах действовал парти­занский отряд под командованием Н. Г. Есипова. В декабре 1941 г. он вместе с частями 50-й армии Западного фронта принял участие в освобож­дении ряда населенных пунктов.

Активное участие в разгроме немецко-фашистских войск зимой 1941/42 г. принимали партизаны Ленинградской, Калининской, Смолен­ской, Орловской областей, Белоруссии и Украины. Для осуществления взаимодействия с частями Советской Армии они направляли через линию фронта связных, использовали радиостанции. В свою очередь штабы фронтов и армий посылали в тыл противника своих представителей для координации и планирования ударов партизан.

В период январского наступления 10-й армии Западного фронта на сухиничском направлении ее политический отдел установил связь с партизанами Людиновского, Дятьковского, Клетнянского, Жуковского, Рогнединского районов Орловской области, Кировского и Куйбышевского районов Смоленщины. В конце января с командирами и комиссарами пар­тизанских отрядов представитель политотдела провел два кустовых совещания, на которых были созданы объединенные штабы по руководству боевой деятельностью партизан. Каждому из отрядов были поставлены конкретные задачи и определены районы действий.

Уже 2 февраля командир партизан Дятьковского куста Н. М. Сентюрин доложил о минировании ими шоссе Брянск — Людиново. В тече­ние нескольких дней на минах подорвалось 9 немецких танков и более 20 автомашинПартизаны Людиновского и Бытошского отрядов на большаке Людиново — Жиздра разгромили крупный обоз. 14 февраля несколько отрядов освободили город Дятьково, изгнав гитлеровцев со всей территории района. Движение противника по железной и шоссей­ной дорогам Брянск — Сухиничи, Брянск — Людиново было временно прервано.

В конце 1941 г. и в начале 1942 г. брянские партизаны разгромили гарнизоны в районных центрах Трубчевске, Жуковке, Суземке и Локоти и длительное время удерживали ряд населенных пунктов Орловской об­ласти.

Ярким примером тесного взаимодействия партизан с регулярными частями Советской Армии была пятимесячная борьба смоленских патрио­тов совместно с групцой войск генерала П. А. Белова в составе 1-го гвар­дейского кавалерийского и 4-го воздушно-десантного корпусов, действо­вавших во вражеском тылу в районах Дорогобужа, Вязьмы и Ельни. В результате была освобождена территория около 10 тыс. кв. км , занят ряд железнодорожных станций и районных центров, в том числе Угра, Глинка, Всходы, Дорогобуж. Гитлеровцы понесли тяжелые потери в жи­вой силе и боевой технике. Смоленские партизанские отряды на длитель­ное время вывели из строя железные дороги Брянск — Вязьма и Смо­ленск — Сухиничи. Их согласованные действия с наступавшими войсками Советской Армии по захвату крупных узлов сопротивления врага свидетельствовали о возросшем мастерстве партизан. Активные боевые действия войск генерала Белова и партизанских отрядов вынудили ко­мандование группы армий «Центр» бросить против них семь дивизий.



Вопросы взаимодействия с командованием партизан, находившихся на значительном удалении от линии фронта, в ряде случаев отрабатыва­лись по радио. 13 января 1942 г. штаб Северо-Западного фронта поставил 2-й бригаде ленинградских партизан задачу в ночь на 18 января внезап­ным налетом захватить город Холм Калининской области и удержать его 4 до подхода регулярных частей. Выполняя приказ, восемь партизанскихотрядов численностью 800 человек совершили 80-километровый переход. К полудню 18 января партизаны овладели большей частью города и несколько часов удерживали ее. После того как части 3-й ударной армии не смогли пробиться к Холму, партизаны вынуждены были отойти, В боях за Холм было уничтожено 625 гитлеровских солдат и офи­церов, 99 автомашин, две радиостанции, узел связи, автоцистерна с го­рючим.

Большую помощь войскам Калининского фронта, наступавшим на витебском направлении, оказывали белорусские отряды М. Ф. Шмырева, М. И. Дьячкова, Д. Ф. Райцева, М. Ф. Бирюлина и другие. В течение зимы 1941/42 г. они изгнали гитлеровцев из ряда районов Витебской области. Образовавшиеся так называемые суражские (витебские) ворота патрио­ты обороняли вплоть до сентября 1942 г.

Партизанские отряды действовали и в глубоком тылу группы армий «Центр». В марте 1942 г. несколько отрядов Минской, Полесской и Пин­ской областей под общим командованием В. 3. Коржа совершили санный рейд. Сотни километров прошли они с боями по многим районам Минской, Пинской, Полесской, Барановичской и Могилевской областей, причинив врагу значительный ущерб.

В это же время на территории Белоруссии действовал партизанский отряд под командованием пограничника М. С. Прудникова, развернув­шийся затем в бригаду численностью свыше 3 тыс. человек. За образцовое выполнение боевых заданий командир бригады был удостоен звания Героя Советского Союза.

Однако борьба в тылу врага зимой 1941/42 г. была развернута еще не везде. Она не получила в тот период широкого размаха в западных областях Украины. Быстрое продвижение войск противника не позволило заблаговременно создать там подполье и партизанские отряды.

Большая удаленность линии фронта затрудняла связь с населением зтих областей, усложняла оказание ему помощи и поддержки.

В первой половине 1942 г. широко развернулась народная борьба на севере Украины. Здесь действовали крупные партизанские формиро­вания. Черниговский отряд во главе с А. Ф. Федоровым к марту 1942 г. провел 16 боев, уничтожив около тысячи гитлеровцев, 33 шоссейных и железнодорожных моста, пустил под откос 5 эшелонов противника, по­дорвал 5 складов, 2 завода. Партизанский отряд А. Н. Сабурова, насчи­тывавший 1800 бойцов, в первые месяцы 1942 г. контролировал совмест­но с брянскими партизанами почти все села Трубчевского, Суземского, Брасовского, Навлинского и Выгоничского районов Орловской обла­сти , Середино-Будского иХильчицкого районов Сумской области. В ян­варе партизаны, получив сообщение о том, что на железнодорожном уча­стке Брянск — Почеп противник перебрасывает новые подкрепления, взорвали мост и пустили под откос три эшелона с войсками и боепри­пасами.

Партизанские отряды Харьковской области и Донбасса в большинстве своем базировались в прифронтовой полосе. Это позволяло им тесно взаи­модействовать с войсками Южного фронта. Только на участке 12-й армии действовало 17 партизанских отрядов общей численностью более 500 че­ловек. Десять из них занимали боевые позиции вдоль дороги Яма — Красный Лиман — Святогорская — Изюм, семь — вблизи железнодорож­ных линий Дебальцево — Чистяково, Дебальцево — Зверево, Дебальцево — Папасная. С октября 1941 г. по февраль 1942 г. они истребили около 2 тыс. гитлеровцев, разрушили несколько железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожили более 30 автомашин, 14 цистерн с горючим и 40 подвод с боеприпасами, вооружением и другим военным сна­ряжением.

Активно действовали партизаны в Крыму, помогая защитникам Севастополя и десантникам. Зимой 1941/42 г. они провели сотни боевых операций, главным образом на коммуникациях противника . По признанию бывшего командующего 11-й немецкой армией Манштейна, борьба партизан на территории Крыма развернулась с первых дней его окку­пации и представляла собой постоянную серьезную угрозу для немец­ких и румынских войск. Наибольшую опасность партизаны создавали на коммуникациях.

Таким образом, партизаны оказали большую помощь Советской Армии в борьбе с немецко-фашистскими войсками зимой 1941/42 г. Лишь на коммуникациях противника они пустили под откос 224 эшелона, подорвали и сожгли около 650 мостов, уничтожили и повредили 1850 автомашин. С 1 декабря 1941 г. по 1 апреля 1942 г. движение на различных железнодорожных участках во вражеском тылу было прервано в общей сложности более чем на 180 суток.

Генерал-полковник Гальдер, характеризуя тяжелое положение на железнодорожном транспорте, вызванное диверсиями партизан, в конце января 1942 г. с нескрываемой тревогой указывал на «катастрофическое положение с перевозками». Размах народной борьбы тревожил не только военное командование и полицию, но и оккупационные власти. «С фев­раля — марта 1942 г. эти вопросы изо дня в день стали занимать гер­манские гражданские учреждения, так как они в своей административ­ной и хозяйственной деятельности повседневно ощущают активность партизан» ,— докладывала полиция безопасности и СД на оккупирован­ной территории Белоруссии.

Ярким показателем результатов всенародной борьбы в тылу врага весной 1942 г. явилось полное изгнание захватчиков из ряда районов Белоруссии, Ленинградской, Орловской и Смоленской областей. В районах, отвоеванных и охранявшихся партизанами, восстанавливались Со­ветская власть и законы социалистического общества. Эти районы назы­вались партизанскими краями.

Первые партизанские края возникли еще осенью 1941 г. В течение зимы и весны 1942 г. их стало уже 11 (4 — в Белоруссии, 4 — в Смоленской области, 2 — в Орловской и 1 — в Ленинградской). На Украине партизаны занимали значительные лесные массивы Сумской, Чернигов­ской и ряда других областей, в Крыму — горные районы.

В общей сложности к весне 1942 г. советские партизаны контролировали территорию, равную по площади таким государствам, как Бельгия, Голландия и Дания, вместе взятые.

Эти успехи еще более укрепили связи партизан и подпольщиков с местным населением. Число патриотов, желавших вступить в партизанские отряды, резко увеличилось, однако из-за нехватки оружия прием их пришлось ограничить.

Почти во всех населенных пунктах районов, где действовали партизаны, возникли группы и отряды самообороны. Они производили заготовку и доставку продовольствия, фуража, собирали на поле боя оружие, вели разведку, готовили запасные базы и лагеря для населения и партизан. На их попечении находились раненые и больные партизаны. Нередко группы самообороны участвовали в боевых действиях.

Весной 1942 г. только в пяти районах Орловской области было создано 100 групп и отрядов самообороны общей численностью 16 тыс. че­ловек. Партизаны этой области до лета 1942 г. переправили через фронт в советский тыл свыше 15 тыс. военнообязанных, а белорусские партиза­ны — более 20 тыс., которые влились в ряды регулярных войск.

Большую роль в развертывании борьбы с оккупантами играло партийное и комсомольское подполье. Подпольные партийные и комсомоль­ские комитеты направляли свои усилия на организацию саботажа и срыва местным населением политических, экономических и военных меро­приятий врага. Работа коммунистов и комсомольцев в городах и селах была сопряжена с большими трудностями. Обычно они действовали в районах сосредоточения вражеских войск, карательных и контрразведы­вательных органов, полиции, имевших хорошо налаженную связь и от­работанные способы оповещения. В таких условиях подпольщики часто несли потери. Нередко им приходилось выполнять задания ценою нема­лых жертв. Но, несмотря на все это, борьба не прекращалась ни на один день.

Партийное и комсомольское подполье неустанно вело работу по сплочению советских людей вокруг Коммунистической партии, укреплению их веры в незыблемость социалистического строя и неизбежность разгрома врага. Коммунисты и комсомольцы разоблачали фашистскую пропаганду, добивались игнорирования населением распоряжений оккупационной ад­министрации и военного командования, бойкотирования создававшихся захватчиками всякого рода «партий», союзов и «самоуправлений», срыва попыток оккупантов посеять рознь между людьми различных националь­ностей.

Бойкотируя и срывая экономические мероприятия оккупантов, патриоты стремились сохранить материальные и людские ресурсы страны, лишить врага сырья, продовольствия, готовой продукции, воспрепятство­вать угону на каторжные работы в Германию советских граждан, попыткам гитлеровцев восстановить промышленные предприятия, шахты, рудники, электростанции и другие объекты.

Подпольщики, как и партизаны, совершали диверсии на железнодорожном транспорте, выводили из строя паровозы, вагоны, ремонтные базы, депо. Например, из-за неоднократных диверсий и саботажа паровоз­ный парк на станции Гомель весной 1942 г. находился в катастрофическом состоянии. Главная железнодорожная дирекция в Минске доносила: «Поезда, следующие в сторону фронта, вынуждены в Гомеле задерживаться в среднем на 40—50 часов. И почти 50 процентов паровозов возвращается обратно, не доходя до станции назначения». Подпольщики Оршанского железнодорожного узла под руководством К. С. Заслонова только с ноября 1941 г. по февраль 1942 г. уничтожили более 170 паровозов. В середине февраля на Брянском железнодорожном узле рабочие привели в негод­ность 60 процентов паровозного парка, а сами ушли в партизаны.

Оккупанты пытались восстановить отдельные предприятия, наладить добычу сырья. Но им не удалось ввести в строй ни одного крупного завода. Были восстановлены лишь отдельные мелкие предприятия и мастерские. В марте 1942 г. в Харькове действовало 51 предприятие с 1287 рабочими, то есть в среднем по 25 человек на каждом.

Советские люди всячески уклонялись от трудовой повинности. Например, на Дарницком вагоноремонтном заводе в 1942 г. в среднем еже­дневно не выходил на работу каждый четвертый. Патриоты совершали диверсии, портили оборудование, материалы и готовую продукцию. Весной 1942 г., когда оккупантам удалось пустить две турбины Днепро­гэса, подпольщики открыли люк в водонапорной трубе и затопили машин­ный зал.

В паровозном депо станции Днепропетровск подпольная группа во главе с коммунистом В. Е. Анищенко забила шлаком дымогарные трубы у 51 паровоза, у 19 засыпала песком буксы, у 86 неправильно залила баб­битом подшипники, на многих локомотивах испортила воздушные и водя­ные насосы.

Сельское население повсеместно оказывало сопротивление оккупантам в заготовке продовольствия и сельскохозяйственного сырья. Часто попыт­ка изъять у крестьян хлеб и другие продукты превращалась для гитлеров­цев в боевую операцию.

«Не выполнять немецких приказов. Не ходить на работу для врагов. Не давать фашистам ничего из продуктов и одежды. Не являться на про­водимую немцами мобилизацию, — говорилось в решении общего собрания граждан деревни Каменка Пустошкинского района Калининской об­ласти. — Мелкие группы уничтожать... Если кто-либо из граждан нашей деревни явно или тайно окажет помощь захватчикам или их ставленникам, того мы уничтожим, как злейшего врага».

Население всячески срывало военные мероприятия оккупантов. Советские патриоты нарушали связь, совершали диверсии на военных объек­тах, на транспорте, собирали разведывательные данные для партизан и войск Советской Армии. Население укрывало бежавших из лагерей военнопленных, помогало советским военнослужащим выходить из окру­жения через линию фронта, уклонялось от участия в строительстве воен­ных объектов и сооружений, в расчистке дорог и аэродромов от снега.

Активные действия партизан и подпольщиков, саботаж населением политических, экономических и военных Мероприятий гитлеровцев ослаб­ляли нацистскую военную машину, подрывали моральное состояние немецко-фашистских войск, а иногда и расстраивали военные планы вражеского командования.

С каждым днем и месяцем борьба советских людей в тылу врага все более усиливалась. Гитлеровские генералы были вынуждены признать, что они не в состоянии подавить всенародное сопротивление. Генерал Л. Рендулич в связи с этим писал: «Уже в первые месяцы войны дея­тельность партизан стала принимать все более широкие размеры... Весной 1942 г. они уже представляли серьезную опасность для тыловых коммуникаций немецкой армии. Поэтому для решительной борьбы с ни­ми немецкому командованию приходилось стягивать в уже оккупирован­ные районы большие силы, а для проведения крупных операций в обла­стях, где движение приняло наиболее угрожающие размеры,— снимать отдельные части с фронта».

Борьба советских людей в тылу немецко-фашистских войск уже в первую военную зиму развернулась почти на всей оккупированной врагом территории. Это явилось результатом большой организаторской деятельности Коммунистической партии, ее многогранной работы в довоен­ные годы по воспитанию советских людей на марксистско-ленинских идеалах, в духе любви к социалистической Родине, нерушимой верности делу коммунизма. К весне 1942 г. в основном завершился процесс ста­новления партийного подполья и партизанских сил. Это было большим успехом Коммунистической партии, сумевшей в трудных условиях первого года войны объединить и возглавить самоотверженную борьбу советских людей в тылу противника.

Целенаправленная, активная деятельность подпольных областных комитетов, всех партийных органов позволила значительно увеличить численность партизанских отрядов, улучшить снабжение их оружием и боеприпасами, поднять уровбнь боевого мастерства бойцов. Объеди­нение отрядов и групп в бригады и соединения, создание органов руко­водства явилось новым этапом борьбы советских людей в тылу врага. В результате повысилась эффективность боевых действий партизан, укрепи­лась их связь с советским тылом, расширились возможности тесного взаимодействия с Советской Армией. Вместе с партизанами и подпольщи­ками в борьбу за срыв политических, экономических и военных меро­приятий оккупантов включились широкие слои населения.

Коммунистическая партия, обобщая опыт народного движения, принимала необходимые меры к дальнейшему его расширению и укрепле­нию. Назревал и вскоре был решен вопрос о создании единого органа руководства боевой деятельностью партизан на всей временно занятой противником советской территории.

На данном этапе войны наиболее эффективными формами боевых дей­ствий партизан являлись диверсии (особенно на вражеских коммуникаци­ях) и разведка противника. Кадры для этого готовились в специально созданных школах.

С усилением борьбы в тылу врага налаживалось снабжение партизан средствами связи, вооружением, боеприпасами, минноподрывной техни­кой, медикаментами. Трофейное оружие и снаряжение не могло уже удовлетворять их потребности.

Действия партизан и подпольщиков в тылу врага имели большое политическое значение. Они способствовали укреплению морального духа советских людей, оказавшихся на временно оккупированной фашистами территории, и в то же время служили деморализующим фак­тором для войск противника. Несмотря на карательные меры, немецко-фашистское командование оказалось не в силах подавить сопротивление советских патриотов у себя в тылу.

Обобщение и широкое внедрение в жизнь первого опыта всенародной борьбы в тылу врага явилось важным условием дальнейшего разверты­вания и усиления ее в последующие годы войны.