Вторая мировая война: действия флотов на северном морском театре во второй половине 1944 г

Советское Верховное Главнокомандование, планируя на вторую половину 1944 г. крупные наступательные операции на приморских направлениях, учитывало, что их осуществление вызовет значительное усиление борьбы на морских театрах, в том числе на коммуникациях, по которым производились воинские и другие перевозки, и принимало меры по укреплению Военно-Морского Флота и совершенствованию организации управления им.

Только за второе полугодие 1944 г. отечественная судостроительная промышленность передала флоту 279 боевых кораблей, в основном тральщиков, торпедных и сторожевых катеров. Особенно возросла мощь морской авиации. С l июня по 31 декабря в ее состав поступило 1832 новых боевых самолета.

В этот период по ленд-лизу из США было получено 18 больших охотников за подводными лодками, 27 торпедных и 7 сторожевых катеров. В счет намеченного раздела флота вышедшей из войны Италии для Северного флота из Англии и США прибыли линкор, крейсер, 9 миноносцев, 3 подводные лодки.

Советский Морской флот летом 1944 г. имел свыше 500 транспортных судов общим тоннажем 1,6 млн. тонн.

Немецко-фашистское командование также придавало большое значение морским сообщениям. По ним главным образом осуществлялось снабжение приморских группировок гитлеровских войск, а в случае необходимости — и эвакуация их. Кроме того, в Германию доставлялось стратегическое сырье через порты Северной Норвегии. К таким перевозкам привлекалось значительное количество судов, боевых кораблей и самолетов.

Большие силы немецкое командование использовало и для нарушения советских морских коммуникаций. Однако из-за тяжелых потерь гитлеровцев в самолетах, понесенных в первой половине года на советско-германском фронте, активность их авиации на коммуникациях ослабла.

Характер борьбы на морских сообщениях зависел от соотношения сил, интенсивности военных действий на приморских направлениях, географических и других условий.

Немецко-фашистское командование уделяло особое внимание осуществлению своих планов в Заполярье. Поэтому здесь базировалась значительная часть немецких военно-морских сил группы “Север” (командующий адмирал О. Шнивинд). В июне там находились линкор, 6 эсминцев, 32 подводные лодки, до 16 торпедных катеров, около 290 кораблей других классов (тральщики, сторожевые корабли, катера и др.). Их поддерживала часть сил 5-го воздушного флота (свыше 200 самолетов). Эти силы должны были защищать свои коммуникации у побережья Северной Норвегии и Северной Финляндии, нарушать советские внутренние и внешние морские сообщения.

В 1944 г. в связи с возрастанием морских перевозок гитлеровское командование систематически увеличивало силы флота на Севере. Если в мае там базировалось 20 подводных лодок, то в июне — 32, в сентябре — 43, а в декабре — 73. Всего за июнь—декабрь сюда была направлена 81 подводная лодка. Кроме того, противник для борьбы на северных коммуникациях мог привлекать большое число кораблей, находившихся в базах Западной и Южной Норвегии.

Одной из основных задач немецкого флота было обеспечение боевой деятельности 20-й горной армии на Севере. Для нее доставлялось морем ежемесячно около 190 тыс. тонн грузов. Одновременно флот осуществлял перевозки из Киркенеса никелевой и из Нарвика железной руды — стратегического сырья, имевшего важное значение для военного производства Германии.

Господство советской авиации в воздухе не позволяло противнику систематически привлекать свою авиацию и надводные корабли для нарушения внутренних и внешних морских коммуникаций СССР на Севере. Поэтому он делал основную ставку на подводные лодки. Летом здесь впервые появились лодки, оснащенные “шноркелем” — специальным устройством для обеспечения работы дизеля при движении под перископом. Это устройство значительно повышало скрытность их действий.

На Севере против союзных конвоев немецкие подводные лодки действовали группами в составе до 13 единиц. Против советского судоходства в Баренцевом и в Карском морях они вели борьбу одиночно. В августе — октябре гитлеровцы произвели постановку неконтактных мин в Карском море и Печорской губе.

В состав советского Северного флота, которым командовал адмирал А. Г. Головко, входили крейсер, 9 эсминцев и лидеров, 17 подводных лодок, 40 торпедных катеров, 153 других малых корабля и 508 боевых самолетов. Сопоставление с составом германских военно-морских и военно-воздушных сил показывает, что он уступал противнику в подводных лодках, но существенно превосходил его в авиации.

Перед Северным флотом Ставка Верховного Главнокомандования поставила на летний период следующие задачи: содействовать приморскому флангу Карельского фронта высадкой десантов и артиллерийским огнем; осуществлять воинские перевозки; систематически нарушать коммуникации гитлеровцев у северного побережья Норвегии и в Варангер-фьорде; наносить удары с воздуха по военно-морским базам и аэродромам противника с целью разрушения портовых сооружений и срыва налетов фашистской авиации на советские корабли; защищать коммуникации в Карском море, а также совместно с силами союзников обеспечивать переходы конвоев в Баренцевом море к Мурманску и Архангельску. В директиве Ставки подчеркивалась важность активного применения торпедных катеров во взаимодействии с авиацией. Предлагалось также осуществлять удары по вражеским конвоям торпедоносной, бомбардировочной и штурмовой авиацией в тесном их взаимодействии. Особый упор в директиве делался на необходимость поиска способов эффективных действий подводных лодок на коммуникациях врага.



Командование Северного флота учитывало, что с началом навигации в Белом и Карском морях может усилиться активность подводных лодок и авиации противника. Поэтому переходы судов осуществлялись только в составе конвоев. Следование их в зоне главной базы флота организовывал штаб флота, в зоне Беломорской военной флотилии — штаб флотилии, в зонах военно-морских баз — командиры баз. Проводка наиболее важных транспортов планировалась и осуществлялась как конвойная операция.

Для ведения разведки на море использовались авиация, корабельные силы флота и береговые технические средства. Самолеты вели поиск надводных кораблей и подводных лодок на подходах к Кольскому полуострову и на маршрутах движения конвоев в Норвежском (до Нарвика), Баренцевом, Белом и Карском морях. Воздушную разведку осуществляли самолеты, дальность полета которых составляла 1 тыс. км. Однако они не располагали радиолокационными средствами для обнаружения подводных лодок и надводных кораблей, что осложняло их действия, особенно в условиях плохой видимости. Поэтому самолеты в этих целях вылетали только в светлое время суток и при благоприятных метеорологических условиях. К лету 1944 г. в состав авиации Северного флота поступило несколько вооруженных радиолокаторами разведывательных самолетов с дальностью полета 2250 км. Но пока шло их освоение, к разведке они привлекались ограниченно.

В борьбе с немецкими лодками, представлявшими главную опасность на коммуникациях, помимо надводных кораблей иногда использовались и подводные лодки. Надводные корабли сводились в специальные поисково-ударные группы (3 — 5 тральщиков или больших охотников, а иногда 2 — 3 эскадренных миноносца). Эти группы с помощью радио- и гидролокационных средств систематически вели поиск подводных лодок на пути конвоев и в 30 — 40-мильной зоне у побережья и успешно атаковывали их. Так, 5 сентября тральщик “ТЩ-116” уничтожил в Карском море немецкую подводную лодку “U-362”, а эскадренный миноносец “Живучий” 9 декабря на подходах к Кольскому заливу потопил подводную лодку “U-387”.

Добиваясь повышения безопасности судоходства, командование Северного флота продолжало усиливать охранение транспортов. Соотношение кораблей охранения и транспортов в конвоях в 1944 г. составляло 2:1. Кроме того, для усиления противолодочной обороны в их состав включались самолеты. Для защиты особо ценных конвоев от ударов с воздуха выделялась истребительная авиация.

В центре внимания командования флота была также противоминная оборона коммуникаций. Систематически проводилось контрольное траление основных фарватеров на подходах к базам, в горле Белого моря, в проливах Югорский Шар и Маточкин Шар, на подходах к острову Диксон и в других районах. Эти меры обеспечивали безопасную от мин перевозку воинских и народнохозяйственных грузов. В период навигации 1944 г. на Севере прошло 407 внутренних конвоев. В порты назначения они доставили свыше полумиллиона тонн различных грузов. Основную их часть (364 тыс. тонн) перевезли суда Народного комиссариата Морского флота. Кроме того, в плотах и на лихтерах было доставлено 250 тыс. тонн леса в Кандалакшу, Шостку, Иоканьгу, на Новую Землю.

Благоприятно складывалась обстановка и на внешних коммуникациях. После того как в декабре 1943 г. английская эскадра потопила линкор “Шарнхорст”, крупные немецкие надводные корабли не предпринимали атак против союзных конвоев. Несмотря на это, союзники весной 1944 г. прекратили направлять конвои в Мурманск и Архангельск. Этот свой шаг они пытались оправдать ссылками на увеличение продолжительности светлого времени суток, необходимостью наращивать силы и средства для проведения операции “Оверлорд” и другими причинами.

Отправку конвоев в советские северные порты союзники возобновили лишь в августе 1944 г. До конца года сюда прибыло пять конвоев (124 транспорта) и из северных портов ушло в Великобританию пять (102 транспорта). Лишь один конвой при возвращении в сентябре в Англию подвергся атакам немецких подводных лодок и потерял два транспорта; остальные конвои на обратном пути совершили переходы без потерь.

В проводке союзных конвоев в операционной зоне Северного флота участвовали советские корабли и самолеты. Сторожевые и торпедные катера, большие охотники во взаимодействии с авиацией вели предварительный поиск немецких подводных лодок на подходах к Кольскому заливу. Истребительная авиация прикрывала конвои в зоне 60 — 80 миль от побережья. В отдельных случаях для их защиты Северный флот выделял до 40 кораблей, а авиация совершала свыше 400 самолето-вылетов.

Примером согласованных действий командования советского флота и британского адмиралтейства может служить обеспечение перехода конвоя “JW-59” (33 торговых и одно спасательное судно, 2 эскортных авианосца, крейсер и 18 других боевых кораблей), вышедшего 15 августа из базы Лох-Ю. Прикрытие его осуществляли две группы кораблей английского флота в составе линкора, 5 авианосцев, 3 крейсеров, 14 эскадренных миноносцев и нескольких фрегатов. Совместно с ним совершала переход группа кораблей, переданных Советскому Союзу в счет будущего раздела флота капитулировавшей фашистской Италии (линейный корабль и 8 миноносцев), а также 11 охотников за подводными лодками, полученных из США по ленд-лизу.

20 августа конвой был обнаружен фашистским самолетом восточнее острова Ян-Майен. В течение следующих двух дней шесть немецких подводных лодок потопили два эскортных корабля и повредили авианосец “Набоб”. Однако все последующие попытки гитлеровских подводников атаковать конвой были сорваны кораблями охранения, самолетами с английских авианосцев и авиацией Северного флота.

22 — 29 августа английские самолеты нанесли удары по линкору “Тирпиц” и причинили ему повреждения. Это сковало действия немецких надводных кораблей и отвлекло внимание фашистской авиации от конвоя “JW-59”. При входе в зону действий Северного флота конвой встретили 18 советских кораблей. С воздуха он надежно прикрывался советской истребительной авиацией.

Другие союзные конвои совершили переходы в советские порты без потерь. Это явилось результатом усиления их противовоздушной и противолодочной обороны.

Одновременно Северный флот вел активные боевые действия на морских коммуникациях противника, пролегавших вдоль побережья и в фьордах Северной Норвегии. Стремясь избежать потерь в транспортных судах, немецкое командование выделяло для их охранения до 19 боевых кораблей и проводило их вблизи побережья под прикрытием авиации, береговой артиллерии и минных заграждений.

В нарушении морских коммуникаций противника главную роль играли военно-воздушные силы и подводные лодки. Авиация наносила по конвоям массированные удары группами торпедоносцев, штурмовиков и бомбардировщиков. Их прикрывали истребители сопровождения. Для обеспечения атак этих групп выделялась ударная группа истребителей. Идея совместных действий разнородных сил авиации заключалась в том, чтобы атакой штурмовиками и бомбардировщиками кораблей охранения и подавлением ими средств ПВО облегчить торпедоносцам нанесение ударов по транспортам. Так, 17 июня 1944 г. крупный немецкий конвой (10 транспортов, 5 тральщиков и 14 других боевых кораблей), следовавший южнее Вардё, подвергся атаке 122 самолетов. В результате два судна было потоплено и один большой транспорт получил повреждения.

Советская авиация на Севере предпринимала мощные налеты на базы гитлеровского флота. С 17 июня по 4 июля она нанесла три массированных удара по Киркенесу — основному погрузо-разгрузочному пункту судов противника в Северной Норвегии. В результате в базе и в порту возникли большие пожары и произошли взрывы.

Все более росла боевая активность советских подводных лодок. В условиях полярного дня они, как правило, действовали вдали от побережья противника. Установка на них специальных перископных антенн позволяла экипажам поддерживать радиосвязь и получать разведывательные данные от самолетов и береговых командных пунктов, находясь на перископной глубине. С поступлением данных о движении конвоя подводные лодки направлялись на его перехват. После атаки они немедленно уходили из опасной зоны и ожидали новых сведений от летчиков, а при нелетной погоде вели поиск самостоятельно.

С августа советские подводные лодки стали применять электроторпеды. Это обеспечивало внезапность атак, так как противник не мог обнаружить след движения торпед и уклониться от них. Много хлопот гитлеровцам доставляли и мины, которые подводники ставили на наиболее важных участках вражеских коммуникаций.

Всего в период с июня до конца октября советские подводные лодки потопили 7 немецких транспортов, 2 танкера, траулер и 4 боевых корабля.

Успешно вели борьбу на морских сообщениях противника и надводные корабли, особенно торпедные катера. Вплоть до октября катерники совершали ежемесячно в среднем 50 выходов в море, преимущественно на коммуникации гитлеровцев. Господство советской авиации в воздухе создавало благоприятные условия для действий катеров группами против конвоев в районе Варангер-фьорда.

В июне — октябре торпедные катера совершили около 250 выходов, в том числе до 190 — на поиск и уничтожение противника. За этот период они потопили 6 боевых кораблей и 7 транспортных судов. Кроме того, катерники предприняли много выходов для постановки мин на вражеских фарватерах.

В течение июня—декабря 1944 г. надводные корабли Северного флота потопили 3 подводные лодки, 3 тральщика, 3 сторожевых корабля,

При прохождении фашистских конвоев в районе Петсамо по ним наносила удары береговая артиллерия. В период с июня и до конца года она потопила 5 судов и боевых катеров противника.

В октябре Северный флот на вражеских коммуникациях провел специальную операцию под условным названием “Вест”. Она явилась составной частью осуществлявшейся в этот период Петсамо-Киркенесской операции. Одной из основных ее задач был срыв перевозок подкреплений для 20-й горной армии и эвакуации морем войск противника из Северной Финляндии и Норвегии.

В период подготовки и осуществления Петсамо-Киркенесской операции особенно активно действовала авиация Северного флота. С 10 сентября по 31 октября для нанесения ударов по коммуникациям противника она совершила 2639 самолето-вылетов. В результате было потоплено 68 фашистских судов и боевых кораблей. Всего в июне — октябре летчики Северного флота потопили 92 вражеских судна и малых боевых корабля. Подводные лодки в период операции, действуя в районе от острова Вардё до мыса Нордкап, уничтожили 6 транспортов и боевых кораблей противника.

Больших успехов в операции добились и надводные корабли. Так, в ночь на 12 октября торпедные катера с помощью радиолокатора обнаружили два немецких конвоя и в результате настойчивого преследования потопили четыре судна. Утром 26 октября лидер “Баку” и три эсминца нанесли по военно-морской базе Вардё артиллерийский удар, сильно повредив при этом три причала и одно судно.

В ходе операции “Вест” советские моряки потопили 39 транспортных судов и 15 боевых кораблей противника; 26 судов и кораблей были повреждены.

Всего силами Северного флота в июне — декабре было уничтожено 127 транспортных судов и боевых кораблей (подводные лодки, тральщики, противолодочные корабли, сторожевые катера и др.).

Важную роль Северный флот играл в обеспечении противолодочной обороны союзных конвоев. Об этом свидетельствует то, что в его операционной зоне союзники не несли потерь от немецких подводных лодок. С участием советского флота за Полярным кругом было потоплено во второй половине 1944 г. 28 немецких подводных лодок.

Северный флот нес потери в основном от действий подводных лодок противника. Во второй половине года они потопили четыре тральщика, сторожевой корабль, два больших охотника и пять судов. На минах погиб один советский торпедный катер. Союзники потеряли два эскортных корабля и два транспорта. Следовательно, наибольший урон в этот период понесли немецко-фашистские военно-морские силы.

После Петсамо-Киркенесской операции, завершившейся поражением гитлеровцев в Заполярье и освобождением Северной Норвегии, усилия Северного флота сосредоточились на защите советских внутренних и внешних коммуникаций от ударов немецких подводных лодок, а также на разведке противника, данные которой доводились и до западных союзников. Сведения воздушной разведки Северного флота позволили английской авиации 12 ноября 1944 г. нанести мощный удар по самому крупному германскому линейному кораблю “Тирпиц” и потопить его. За активное содействие в уничтожении фашистского линкора контр-адмирал Ю. А. Пантелеев и группа советских летчиков были награждены английскими орденами.