Вторая мировая война: начало освобождения Венгрии осенью 1944 г. Дебреценская операция

После освобождения Румынии Венгрия все еще оставалась союзницей фашистской Германии. Однако внутриполитическая обстановка в этой стране все более обострялась. 29 августа было сформировано новое правительство во главе с генералом Г. Лакатошем. Его курс характеризовался большими колебаниями. С одной стороны, оно на своем заседании 8 сентября подтвердило позицию прежнего правительства, а с другой — сочло необходимым вести переговоры как с англичанами и американцами, так и с Советским Союзом.

Большое влияние на его позицию оказало полученное в те дни письмо Риббентропа, в котором содержалось обязательство защищать Венгрию и требование принять меры против возможных выступлений народа. В своем ответе М. Хорти дал обещание оставаться полностью на стороне Германии. По приказу начальника генерального штаба сухопутных войск вермахта Г. Гудериана на территорию Венгрии было введено еще несколько немецких дивизий.

11 сентября на своем заседании кабинет Лакатоша большинством голосов отклонил идею выхода из войны, хотя ранее на тайном совещании у Хорти среди членов правительства возобладало мнение о необходимости заключения перемирия. В ставку Гитлера был направлен начальник венгерского генерального штаба генерал-полковник Я. Вереш просить подкреплений.

Однако с приближением советских армий к границам Венгрии ее правящая клика наконец поняла, что Германия не сможет сдержать их натиск. Хорти, стремясь предотвратить вступление в Венгрию советских войск, снова обратился к правительствам США и Англии с предложением заключить сепаратное перемирие. И опять это предложение не было принято. Тогда хортистам ничего не оставалось делать, как направить в СССР для переговоров свою делегацию. 1 октября 1944 г. она во главе с инспектором жандармерии генералом Г. Фараго прибыла в Москву. Направляя делегацию, Хорти вручил своим представителям письмо для передачи И. В. Сталину, в котором просил прекратить военные действия, не препятствовать свободному отходу немецких войск из Венгрии и согласиться на участие англо-американских войск в оккупации Венгрии. Делегация не уполномочивалась на подписание соглашения о перемирии. Ей поручалось лишь договориться об его условиях.

Вполне понятно, что предложения венгерской стороны не могли быть приняты. Это, разумеется, понимали Хорти и его окружение. Но они стремились выиграть время, чтобы вовлечь в эту игру англо-американцев, выговорить более благоприятные условия перемирия. Особенно им хотелось найти такое решение, при котором можно было бы не объявлять войны Германии.

Хортисты еще рассчитывали на то, что им удастся избежать расплаты за совершенные ими злодеяния перед своим народом, что при помощи международного империализма они смогут удержаться у власти. Вместе с тем у венгерского диктатора, предпринимавшего тактические маневры, направленные на затягивание переговоров, теплилась надежда на то, что гитлеровцы сумеют остановить наступление советских войск и отбросить их за Карпатский хребет. Эта надежда не покидала его даже тогда, когда бои начались на территории Венгрии. Но успешное наступление Советской Армии опрокинуло все расчеты Хорти. 9 октября он вынужден был дать своей делегации в Москве указание о том, что “заключение перемирия желательно”. Хорти сообщил, что письменные полномочия на подписание соглашения о перемирии для Фараго направлены в Москву. Советское правительство взяло во внимание заявление Фараго о том, что Венгрия принимает условия перемирия союзников. Но выяснилось, что Хорти, не желая вступления Венгрии в войну против фашистской Германии, отказался выполнить ранее согласованные условия перемирия. В связи с этим заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии генерал А. И. Антонов 14 октября 1944 г. направил генералу Фараго требование, чтобы в течение 48 часов с момента получения настоящего представления венгерское правительство выполнило взятые на себя обязательства по предварительным условиям перемирия. В первую очередь оно должно было порвать всякие отношения с Германией, начать активные военные действия против нее, приступить к отводу своих войск с территории Румынии, Югославии и Чехословакии и к 8 часам 16 октября представить советскому командованию полные сведения о дислокации немецких и венгерских частей.

Хорти, согласившись с условиями перемирия, вместе с тем не принял никаких военных мер против гитлеровских войск. Воспользовавшись этим, немецкое командование при поддержке реакционных венгерских офицеров и партии нилашистов “Скрещенные стрелы” 15 — 16 октября организовало в Венгрии государственный переворот. Главарь венгерских фашистов Ф. Салаши, придя к власти, отдал войскам приказ продолжать борьбу против Советских Вооруженных Сил. Это вызвало волну протеста прогрессивных сил Венгрии. По призыву коммунистической партии, находившейся в глубоком подполье, трудящиеся все активнее включались в борьбу против фашистов. Участились диверсии на заводах и железных дорогах, стачки и забастовки, случаи неподчинения распоряжениям фашистских властей. Крестьяне отказывались от поставок сельскохозяйственных продуктов для Германии и ее армии.

В стране активизировалось движение Сопротивления нилашистско-фашистскому режиму. Особенно оно усилилось после перенесения военных действий Советской Армии на территорию Венгрии. Этому содействовало и прибытие 10 партизанских отрядов из Советского Союза, в составе которых сражалось 250 венгров и 30 советских партизан. Эти отряды, пройдя хорошую подготовку, своей боевой активностью и своим примером привлекли к борьбе с врагом еще 1000 — 1500 человек.

В октябре — ноябре 1944 г. в Венгрии вели партизанскую борьбу уже тысячи патриотов. Наряду с боевой деятельностью партизаны проводили разъяснительную работу среди местного населения, устраивали митинги и собрания трудящихся, распространяли агитационную литературу, защищали население от террора врага. В свою очередь местные жители всемерно помогали народным мстителям.

В борьбе против немецких оккупантов отличились многие партизанские отряды. Так, отряд имени Петефи, прибывший из Советского Союза через Словакию, быстро увеличил свои ряды с 22 до 300 бойцов. В схватках с врагом этот отряд под командованием И. Фабри уничтожил 340 фашистских солдат, железнодорожный состав с военным грузом, захватил 38 пулеметов. Другой небольшой отряд под командованием Ш. Ногради, тоже прибывший в Венгрию через Словакию, развернул активные действия в районе угольного бассейна Шальготарьяна. Сначала его состав увеличился до 90 человек, затем к нему присоединились вооруженная группа местной крестьянской молодежи численностью 60 человек, 40 солдат, ушедших из венгерской армии, 15 вооруженных шахтеров. Вскоре весь район оказался под контролем партизан.

Существенный урон врагу наносили также партизанские диверсионные группы подрывников. Особенно активно они действовали в Будапеште. Здесь ими были уничтожены десятки военных грузовиков и танков, несколько орудий, три дота, два моста; им удалось взорвать здание, где проходил митинг нилашистской партии. В течение ноября 1944 г. они 18 раз выводили из строя железнодорожное полотно на участке Будапешт — Келенфельд.

В авангарде освободительного движения в стране шла Венгерская коммунистическая партия. Еще в конце сентября она выступила с воззванием, в котором призывала трудящихся усилить борьбу за независимую Венгрию и создание демократической республики, за изгнание гитлеровцев, свержение фашистского режима. Компартия указывала на необходимость установления правильных отношений народных масс с советскими войсками, подчеркивала, что Советский Союз оставляет в неприкосновенности суверенитет венгерского народа, его право самому решать вопросы экономического и общественного устройства страны. Коммунисты придавали большое значение союзу рабочих и крестьян, выступали за создание правительства Венгерского фронта, который к тому времени объединял четыре партии: коммунистическую, социал-демократическую, Партию мелких сельских хозяев и национальную крестьянскую партию. Тогда же, в сентябре, был избран его исполнительный комитет, который приступил к образованию местных комитетов.



Для развертывания партизанского движения в стране многое сделало Заграничное бюро Венгерской компартии. И все же вооруженная борьба венгерских патриотов не приняла широких масштабов. Это объясняется жестоким террором фашистской диктатуры, разнузданной шовинистической пропагандой, обманывавшей народные массы, ослаблением рядов демократических сил, тяжелыми нелегальными условиями деятельности коммунистической партии.

Обострение военно-политического положения в Венгрии тщательно анализировалось и учитывалось советским командованием при планировании операций по разгрому противника на ее территорий и освобождению венгерского народа.

К началу октября 1944 г. на границу с Венгрией и Югославией, на участке в 800 км от перевала Прислоп до большой излучины Дуная, вышли войска 2-го Украинского фронта. Правее, к востоку от Дуклинского перевала до границы с Румынией, боевые действия вел 4-й Украинский фронт. Слева на югославской территории действовали войска 3-го Украинского фронта. Выход 2-го Украинского фронта к границам Венгрии создал благоприятные условия для действий 4-го Украинского фронта, поставив под угрозу мощного флангового удара всю немецко-венгерскую группировку в Карпатах.

Чтобы не допустить вступления советских войск в Венгрию, немецко-фашистское командование планировало предпринять ряд контрударов. В директиве германского генерального штаба сухопутных войск от 30 сентября 1944 г. перед группой армий “Юг” была поставлена задача: удерживая карпатский выступ, подготовить наступательную операцию, в ходе которой из района Дебрецена нанести удар по советским войскам, вышедшим к границе на участке между городами Орадя и Мако, и “достичь такого рубежа, который мог бы быть в течение зимы удержан незначительными силами”. Гитлеровцы стремились разгромить левое крыло 2-го Украинского фронта, а затем, произведя перегруппировку своих войск, нанести из района Турды удар по его правому крылу. Они рассчитывали тем самым отбросить советские войска за Южные Карпаты и закрыть им выход в северную часть Трансильвании и на Средне-Дунайскую низменность. Вместе с тем немецко-фашистское командование продолжало отвод из южных районов Югославии, из Албании и Греции войск, оказавшихся под угрозой ударов 3-го Украинского фронта, который вел боевые действия в восточной части Югославии. Однако гитлеровцы и на этот раз недооценили силы Советской Армии. Они исходили из предположения, что ее войска после стремительных наступательных действий не смогут одновременно продолжать наступление и отражать сильные контрудары.

Советское командование планировало развитие наступления не только на белградском направлении, но и в центральной части Венгрии и в Юго-Восточной Словакии. Главная роль в разгроме войск противника на венгерской территории отводилась 2-му Украинскому фронту. В начале сентября 1944 г. при подготовке Восточно-Карпатской операции он получил задачу нанести удар под основание карпатского выступа в направлении Орадя, Дебрецен, Ньиредьхаза — важных узлов железных и шоссейных дорог с целью открыть путь на север и северо-запад и создать благоприятные условия для войск 4-го Украинского фронта в преодолении Карпат и освобождении Ужгорода и Мукачева. Однако в ходе наступления его соединения столкнулись с упорнейшим противодействием противника и продвигались медленно. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования 15 сентября приказала фронту развивать свой удар в направлении Клуж, Дебрецен, Мишкольц, с тем чтобы не позднее 7 — 10 октября главными силами выйти на реку Тиса на участке Чоп, Сегед и помочь 4-му Украинскому фронту перейти Карпаты и овладеть районом Ужгорода. Румынские войска должны были прикрывать участок Сегед, Джурджу по реке Дунай и частью сил вести наступательные действия совместно с советскими войсками.

Координацию действий 2-го и 4-го Украинских фронтов 16 сентября Ставка возложила на Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко.

Войска 2-го Украинского фронта всю вторую половину сентября предпринимали попытки продолжить продвижение и отражали сильные контрудары противника в районах Турды и Турну-Северина. Но значительного успеха добиться они не смогли, и Ставка 3 октября вновь уточнила задачи фронта. Она приказала силами 6-й гвардейской танковой армии и группы генерала И. А. Плиева нанести удар в северном направлении, в обход Дебрецена с запада, а румынским войскам, ранее находившимся в оперативном подчинении 46-й армии, перейти в наступление на левом фланге 53-й армии в направлении Тимишоара, Сегед и далее к северу на территорию Венгрии. Главные силы 46-й армии было решено сгруппировать на ее правом фланге, а один корпус нацелить на белградское направление, развернув его по северному берегу Дуная.

Получив эти указания Ставки, командование 2-го Украинского фронта приступил о к подготовке нов ой, Дебреценской операции без оперативной паузы. Это вызвало немалые дополнительные трудности. В частности, в связи с тем что железная дорога имела западноевропейскую ширину колеи, доставка грузов производилась в основном автомобильным транспортом. Однако напряженная организаторская работа Ставки, Генерального штаба, военных советов фронта и армий по перегруппировке войск, пополнению соединений людьми и материально-техническими средствами помогла войскам преодолеть все трудности.

Перед началом операции Ставка из своего резерва направила 2-му Украинскому фронту 4-й и 6-й гвардейские кавалерийские корпуса. Из 3-го Украинского фронта ему были переданы 46-я армия, 7-й гвардейский механизированный корпус и 7-я артиллерийская дивизия прорыва. В 5-ю воздушную армию из своего резерва Ставка передала 6-ю гвардейскую истребительную авиационную дивизию. В сентябре фронт получил также около 75 тыс. человек маршевого пополнения. В районе Тимишоары сосредоточилась 4-я гвардейская армия резерва Ставки, Всего же к началу октября 1944 г. в состав 2-го Украинского фронта входили 7-я гвардейская, 27, 40, 46, 53-я общевойсковые и 6-я гвардейская танковая армии, 18-й танковый корпус, конно-механизированные группы генералов И. А. Плиева и С. И. Горшкова, 5-я воздушная армия, а также румынская добровольческая дивизия имени Тудора Владимиреску,. Фронт насчитывал 40 дивизий, 2 укрепленных района, 3 танковых, 2 механизированных и 3 кавалерийских корпуса и другие части и соединения, 10 200 орудий и минометов, 750 танков и самоходно-артиллерийских установок, 1100 самолетов.

Кроме того, в оперативном подчинении командующего 2-м Украинским фронтом находились 1-я и 4-я румынские армии (в начале операции они имели 22 дивизии, а затем — 17). Но укомплектованность их соединений была низкой. Так, 1-я румынская армия на 10 октября 1944 г. насчитывала 30 151 человек, 25 571 винтовку, 198 пулеметов, 276 минометов, 82 полевые пушки, 87 противотанковых и 30 зенитных орудий.

2-му Украинскому фронту противостояли войска группы армий “Юг” под командованием генерала Г. Фриснера. В нее входили 8-я и 6-я немецкие и 2-я и 3-я венгерские армии — всего 29 дивизий и 5 бригад и 3 дивизии группы армий “Ф”. Она имела 3500 орудий и минометов, 300 танков и около 550 самолетов из 4-го воздушного флота.

Выполняя указания Ставки, командующий 2-м Украинским фронтом решил нанести главный удар по противнику из района Орадя в направлении на Дебрецен. К поддержке действий сухопутных войск привлекалась

5-я воздушная армия под командованием генерала С. К. Горюнова. Планировалось нанесение вспомогательных ударов на правом крыле с целью овладеть районом Клуж, Сату-Маре и Карей. На левом крыле предусматривалось разгромить противника на восточном берегу реки Тиса и надежно прикрыть левый фланг главной группировки фронта.

В соответствии с замыслом операции командующий фронтом приказал 6-й гвардейской танковой армии генерала А. Г. Кравченко и конно-механизированной группе генерала И. А. Плиева наступать в первом эшелоне с задачей самостоятельно прорвать тактическую оборону противника, а затем развивать успех в своих полосах. Такая необычность задачи объяснялась прежде всего тем, что на этом участке фронта немецкие войска имели относительно слабую очаговую оборону, основу которой составляли отдельные опорные пункты.

Партийно-политическая работа в подготовительный период была направлена на дальнейшее разъяснение воинам исторической освободительной миссии Советских Вооруженных Сил, мобилизацию их на успешное выполнение боевых задач. Политуправление фронта и политотделы армий учитывали, что войскам предстоит вести боевые действия на территории Венгрии, остающейся пока союзницей фашистской Германии. Командиры и политработники, коммунисты и комсомольские активисты нацеливали личный состав на повышение боевой активности и бдительности, на укрепление дружбы с трудящимися освобождаемых стран.

Политорганы многое делали по разложению вражеских войск. С помощью технических средств пропаганды, листовок и другим путем они доводили до солдат и офицеров противника правду о положении на фронтах, сообщали о поражениях гитлеровских войск и усиливающейся борьбе венгерских трудящихся против оккупантов и реакционного режима в стране. Эта работа давала свои результаты — более частыми стали случаи перехода венгерских солдат на сторону советских войск.

К началу операции войска 2-го Украинского фронта достигли значительного превосходства над противником в силах и средствах, особенно на направлении главного удара. Однако их ожидало немало трудностей: на ряде участков им предстояло наступать в условиях горно-лесистой местности, вести бои в населенных пунктах с прочными каменными строениями, превращенными в мощные узлы обороны.

Утром 6 октября после короткой артиллерийской и авиационной подготовки ударная группировка 2-го Украинского фронта перешла в наступление на главном направлении. В первый же день 53-я армия и конно-механизированная группа генерала Плиева при поддержке 5-й воздушной армии прорвали оборону противника, разгромили противостоящие силы 3-й венгерской армии. К исходу третьего дня они продвинулись на 80 — 100 км и вышли в район Карцага. К этому времени 5-я воздушная армия совершила 1313 самолето-вылетов и сбила 30 самолетов противника.

Войска правого крыла и центра фронта, встретив в районе Клужа ожесточенное сопротивление гитлеровцев, продвигались медленно. На левом крыле 46-я армия к исходу 8 октября полностью освободила югославскую территорию восточнее реки Тиса и захватила плацдармы на ее западном берегу.

Все усиливавшееся противодействие противника вынудило 6-ю гвардейскую танковую армию, понесшую значительные потери, остановиться на подступах к городу Орадя.

Ставка Верховного Главнокомандования, оценив обстановку, 8 октября приказала командующему фронтом как можно быстрее овладеть районом Орадя и тем самым обеспечить условия для дальнейшего наступления на север. Для этого она считала необходимым нанести удар на Орадя силами 6-й гвардейской танковой армии с запада, 33-го стрелкового корпуса — с юга, а конно-механизированной группы генерала Плиева — с северо-запада. При этом 4-й гвардейский кавалерийский корпус группы получил приказ овладеть Дебреценом и обеспечить тем самым маневр ее главных сил с северо-запада. Для усиления войск центра фронта Ставка приказала не позднее 20 октября подтянуть в район Беюша 7-ю гвардейскую армию. Сюда выдвигалась также конно-механизированная группа генерала Горшкова. Наступление на Орадя поддерживала большая часть фронтовой авиации.

Немецко-фашистские войска в районе Орадя и на подступах к Дебрецену оказывали упорное сопротивление. Перед правым же крылом фронта они были вынуждены 9 — 10 октября начать отход в северо-западном направлении. 12 октября конно-механизированная группа генерала Плиева во взаимодействии с 33-м стрелковым корпусом, в состав которого входили и две румынские дивизии, овладела городом Орадя.

В последующие дни темп наступления нарастал. 20 октября, несмотря на то что противник на главном направлении ввел в сражение крупные силы, 6-я гвардейская танковая армия совместно с конно-механизированными группами генералов Плиева и Горшкова ударом по сходящимся направлениям овладела Дебреценом — важным узлом вражеской обороны.

Войска правого крыла фронта силами 40, 27 и 4-й румынской армий 11 октября заняли район Клужа. К исходу 20 октября они вышли на рубеж Сигет, Маргита и установили непосредственную связь с войсками фронта, действовавшими на дебреценско-ньиредьхазском направлении. На левом крыле соединения 46-й армии пересекли югославско-венгерскую границу юго-восточнее города Байя.

В период с 13 по 20 октября 5-я воздушная армия произвела около 2200 самолето-вылетов. Особенно большой урон противнику нанесли штурмовики и истребители, поддерживавшие действия наземных войск в районах Орадя, Дебрецена, Сольнока.

22 октября конно-механизированная группа генерала Плиева, в которую были включены оба корпуса группы генерала Горшкова, овладела городом Ньиредьхаза, продвинулась передовыми частями на север до 30 км и вышла на реку Тиса. Создалась угроза окружения и уничтожения армейской группы “Вёлер” (1-я венгерская, 8-я немецкая армии и соединения 2-й венгерской армии — всего 15 дивизий и бригад), которая отступала под ударами войск 4-го Украинского и правого крыла 2-го Украинского фронтов. Это предопределило ожесточенный характер боев, продолжавшихся с 23 до 28 октября.

В районе Ньиредьхазы советские войска подверглись двум мощным контрударам: с северо-востока — силами 8-й армии в направлении Надькалло и с запада — силами 3-го танкового и 9-го армейского корпусов. Советские войска были вынуждены временно оставить город. Чтобы восстановить положение, командующий фронтом приказал конно-механизированной группе генерала Плиева всеми силами нанести удар на Надькалло и соединиться с частями 27-й армии. В результате ожесточенных боев 29 октября советские войска вновь овладели Ньиредьхазой.

На сольнокском направлении 53-я и 7-я гвардейская армии, сломив упорное сопротивление противника, к исходу 28 октября овладели восточным берегом Тисы. 40-я и 4-я румынская армии, действовавшие на правом крыле фронта, к этому времени завершили освобождение северной части Трансильвании и пересекли румыно-венгерскую границу. На левом крыле войска 46-й армии 21 октября овладели городами Байя и Сомбор, а к исходу 28 октября захватили в междуречье Тисы и Дуная крупный оперативный плацдарм.

Таким образом, войска 2-го Украинского фронта, преодолев ожесточенное противодействие противника, на правом крыле приближались к Тисе, на центральном участке вышли на восточный берег реки, а на левом крыле форсировали ее.

28 октября преодолением Тисы Дебреценская операция завершилась. В ходе этой первой крупной операции на венгерской территории Советская Армия во взаимодействии с румынскими войсками освободила северную часть Трансильвании и значительную часть Венгрии — одну треть ее территории, на которой проживало около четверти населения страны. В течение 23 дней войска 2-го Украинского фронта продвинулись на 130 — 275 км и создали предпосылки для последующего наступления на Будапешт. Среднесуточный темп их продвижения колебался от 5 до 12 км.

В ожесточенных боях враг понес большие потери в людях и боевой технике. Советские войска во время наступления разгромили 10 его дивизий, взяли в плен более 42 тыс. солдат и офицеров противника, уничтожили 915 танков и штурмовых орудий, 793 миномета, 428 бронемашин и бронетранспортеров, 416 самолетов, 8 бронепоездов и свыше 3 тыс. автомашин; захватили 138 танков и штурмовых орудий, 856 орудий, 681 миномет, 386 самолетов, 16 тыс. винтовок и автоматов.

Как и другие операции, наступление на дебреценском направлении характерно массовым героизмом и высоким боевым мастерством советских воинов. За боевые подвиги свыше 35,5 тыс. солдат, офицеров и генералов были награждены орденами и медалями. Высокую оценку получили, в частности, действия стрелкового взвода 795-го стрелкового полка 228-й стрелковой дивизии. 9 октября этот взвод под командованием лейтенанта А. И. Атамана после ожесточенного боя вышел к реке Тиса, на плечах отходящего противника на подручных средствах форсировал реку и захватил плацдарм на ее правом берегу. Подразделение овладело вражеской батареей 75-мм пушек и открыло артиллерийский огонь по врагу. В этом бою противник потерял много солдат и офицеров убитыми и ранеными. Взвод, отбив неоднократные контратаки фашистов, удержал захваченный плацдарм и обеспечил форсирование реки другими подразделениями батальона.

В ходе Дебреценской операции Ставка Верховного Главнокомандования и командование фронта, правильно оценивая обстановку, своевременно вскрывали намерения противника и принимали меры противодействия. Ярким примером этому служит директива Ставки от 8 октября, в которой были даны указания о перенацеливании сил в район Орадя, Дебрецен. Мероприятия Ставки и командования фронта сорвали намерения гитлеровцев усилить свою группировку в районе Орадя и позволили советским войскам овладеть этим важным узлом сопротивления противника.

Выход соединений 2-го Украинского фронта в район Дебрецена создал серьезную угрозу тылам карпатской группировки противника. Это вынудило гитлеровское командование начать отвод своих войск перед центральным участком и левым крылом 4-го Украинского фронта. Командующий 1-й венгерской армией генерал Б. Миклош, видя бесперспективность дальнейшего сопротивления и будучи недовольным политикой фашистского правительства и гитлеровскими акциями в Венгрии, с частью штаба армии 16 октября перешел на сторону советских войск. В этом, в частности, проявилось дальнейшее обострение кризиса, охватившего хортистскую армию.

В связи с вступлением Советской Армии на венгерскую территорию по указанию Государственного Комитета Обороны СССР от 27 октября 1944 г. Военный совет 2-го Украинского фронта обратился к венгерскому народу с воззванием, призвав его всемерно содействовать советским войскам в их освободительной миссии. В воззвании подчеркивалось, что Советская Армия вступила в Венгрию не с целью приобретения какой-либо части ее территории, а лишь в силу военной необходимости, “не как завоевательница, а как освободительница венгерского народа от немецко-фашистского ига”. В этом документе разъяснялось, что на освобожденной территории страны будут сохранены венгерские органы власти, система экономического и политического устройства и существующие обычаи, что все права и собственность граждан берутся под охрану советских военных властей. Наряду с этим сообщалось, что в освобожденных районах будут созданы органы советской военной администрации.

Воззвание имело огромное значение для установления нормальных отношений между советскими войсками и местным венгерским населением. Оно явилось тем основным документом, который был положен в основу всей работы военных советов фронта и армий, командиров и политорганов, партийных и комсомольских организаций, органов военной администрации на весь период боевых действий советских войск в Венгрии. Благодаря этой большой работе между советскими воинами и населением установились добрые взаимоотношения. Активизировалась деятельность местных групп коммунистической партии и других прогрессивных партий и организаций, возрождались профсоюзы. В октябре стали возвращаться политэмигранты, члены Заграничного бюро Венгерской коммунистической партии. В ноябре они образовали в городе Сегед центр, игравший роль временного ЦК, созданного для руководства партийными организациями на освобожденной территории. Сегедский центр установил связи с находившимся тогда в Будапеште подпольным: Центральным Комитетом компартии, в который входили А. Апро, Я. Кадар и другие. С первых же дней вступления советских войск на территорию Венгрии венгерские прогрессивные силы начали демократизацию жизни в стране. В этом заключался важнейший политический результат разгрома врага на дебреценском направлении.

В Дебреценской операции советские войска обогатились новым опытом боевых действий в условиях горно-лесистой местности. Операция характерна умелым использованием подвижных войск, применением танковой армии в первом эшелоне оперативного построения фронта, что обусловливалось необходимостью срочно нанести мощный удар по противнику, не успевшему создать сильную оборону. В правильной и своевременной оценке изменяющейся обстановки, умелом применении высокоманевренных подвижных групп, быстром перенесении усилий на новые направления ярко проявилось высокое оперативное искусство советского командования.

Дебреценская операция характерна также значительными перегруппировками войск, одноэшелонным построением фронта, позволявшими нанести по обороне противника сильный первоначальный удар, непрерывными наступательными действиями сил фронта во всей полосе, что сковывало силы гитлеровцев на широком фронте, дезориентировало вражеское командование относительно направления главных ударов советских войск.