Вторая мировая война: наступательные действия союзных вооруженных сил на Тихом океане зимой 1942/43 г

446
Просмотров



Осенью 1942 г. наиболее активные боевые действия на Тихом океане развернулись в районе Соломоновых островов и Новой Гвинеи. События развивались с переменным успехом, так как ни одной из сторон не уда­валось создать решающего превосходства в силах.

В ходе борьбы за стратегическую инициативу союзники пытались овладеть важными объектами и занять выгодное оперативно-стратегиче­ское положение, чтобы создать благоприятные условия для надежной обороны Австралии и продолжения наступления в последующем.

Силы южного района прежде всего пытались нанести поражение японцам и полностью овладеть островом Гуадалканал Непосредственно на острове находилось до 30 тыс. человек и 100 самолетов на аэродроме Хендерсон, основной состав флота базировался в 600 км к юго-востоку, в районе островов Новые Гебриды.

Часть сил Юго-Западной зоны, которые вели боевые действия в юго-восточной части Новой Гвинеи, стремилась последовательно разгромить японские войска и изгнать их с этого острова.

На ход боевых действий американских сил на Тихом океане, особенно в районе Австралии, отрицательное влияние оказывали разногласия между армейским и морским командованием. Командование флота счита­ло, что операции в районе Тихого океана на всех этапах должны прово­диться под его руководством. Командование сухопутных войск настаива­ло, чтобы операциями в юго-западной части Тихого океана руководил генерал Макартур.

Японское командование имело в юго-западном районе Тихого океана войска 17-й, а затем и 18-й армий, авиацию 12-й авиагруппы и 11-го воз­душного флота, военно-морские силы из состава Объединенного флота (до 5 авианосцев, 5 линкоров, 14 крейсеров и 44 эсминца). Основная часть японского флота находилась на значительном удалении, в районе островов Трук и Новая Британия. Непосредственно на Гуадалканале имелось до 18 тыс. человек из состава соединений 17-й армии, которых поддерживали более 100 самолетов, базировавшихся в Рабауле и Буине на значитель­ном расстоянии от района действий. На Новой Гвинее боевые действия вели отряды и части 17-й, а затем 18-й армий численностью до 12 тыс. человек, поддерживаемые 50 самолетами с баз в Лаэ и Гасмата.

Японские войска имели задачу удерживать занимаемые позиции на Соломоновых островах и Новой Гвинее до прибытия туда подкреплений, а затем продолжить наступление. Флот и авиация обеспечивали перебро­ску подкреплений.

Положение сторон в этой части Тихого океана было сложным из-за большой растянутости коммуникаций, ограниченных возможностей базирования авиации в районе действий войск, необходимости вести бои в джунглях на резко пересеченной местности и в условиях распространив­шихся инфекционных заболеваний, которые выводили из строя большое число солдат и офицеров. Однако в начале ноября 1942 г. союзные силы имели преимущество в численности сухопутных войск. В их распоряже­нии были аэродромы на островах, что позволяло более эффективно при­менять авиацию в борьбе за господство в воздухе и срывать попытки про­тивника доставлять подкрепления морем. Немаловажную роль при этом играли высокие боевые качества американских бомбардировщиков Б-17, которые имели большой радиус действия, мощное вооружение и могли успешно отражать атаки японских истребителей.

В середине ноября воюющие стороны наращивали силы с целью повысить активность войск. С 12 ноября американцы начали перебрасывать на Гуадалканал части двух дивизий для смены 1-й дивизии морской пехо­ты, которая понесла большие потери в боях и из-за инфекционных забо­леваний.

В ночь на 13 ноября 11 японских транспортов и боевые корабли попытались высадить на остров крупное подкрепление и одновременно на­нести удар артиллерией линейных кораблей по аэродрому Хендерсон. В составе сил обеспечения конвоя были 2 линкора, легкий крейсер и 14 эсминцев под общим командованием вице-адмирала Абэ. При под­ходе к острову японские корабли были встречены американским морским соединением, которое обеспечивало разгрузку войск и снаряжения, до­ставленных накануне на Гуадалканал. В состав этого соединения входили 2 тяжелых и 3 легких крейсера, а также 8 эсминцев под общим командо­ванием контр-адмирала Д. Каллахэна.

Во втором эшелоне противники имели значительные силы. Из Нумеа на север шел наспех отремонтированный американский авианосец «Энтерпрайз» с двумя линейными кораблями и охранением. Это соединение находилось на расстоянии суточного перехода от сил контр-адмирала Каллахэна. Со стороны островов Трук в море вышли ударные авианосцы японцев «Хиё» и «Дзуньё». В ночном бою вторые эшелоны не участвовали. Бой свелся к артиллерийской дуэли между линкорами и крейсерами. В результате американские 2 легких крейсера и 4 эсминца затонули, 3 крейсера и 3 эсминца получили серьезные повреждения. В тот же день торпедой с вражеской подводной лодки был поврежден возвращавшийся в свою базу американский крейсер. Японцы потеряли два эсминца, а линкор «Хиэй», получивший повреждения, на следующий день после нескольких ударов американской авиации затонул.

Американцы понесли большие потери, но не допустили вывода из строя противником аэродрома на острове, что позволило их авиации 14 ноября потопить 7 из 11 японских транспортов и, по существу, сорвать операцию противника по усилению войск на острове. Японскому гарни­зону на Гуадалканале была доставлена лишь небольшая часть войск и снаряжения, находившихся на транспортах конвоя.В ночь на 15 ноября японцы вновь попытались доставить подкрепле­ние на Гуадалканал. В бою, который произошел у этого острова, против соединения адмирала Н. Кондо (линейный корабль, 4 крейсера и 9 эсмин­цев) действовало американское соединение адмирала У. Ли (2 линкора, авианосец и 4 эсминца). В результате ожесточенного ночного боя сторо­ны понесли значительные потери. Японский линейный корабль «Кирисима», получивший серьезное повреждение, был затоплен своей командой. Японцы потеряли также эсминец. Потери американцев составили 3 эсминца, тяжелые повреждения получил линейный корабль «Саут Дакота». На этот раз японцам удалось высадить на остров 2 тыс. человек, но все следовавшее с ними снаряжение и боеприпасы погибли. Оставшиеся 4 японских транспорта были уничтожены. Победа в этом морском бою досталась союзникам.

Стремясь овладеть важными стратегическими районами в юго-западной части Тихого океана, японское командование решило улучшить ру­ководство операциями на этом направлении и уточнить задачи войск. 17-я армия вновь созданного 8-го фронта с 26 ноября должна была дей­ствовать только на направлении Соломоновых островов, а введенная в дей­ствие 18-я армия — на новогвинейском направлении. Фронт был усилен четырьмя дивизиями и спецчастями для строительства аэродромов. 18 ноября ставка выработала «Центральное соглашение армии и флота» для ведения операций в юго-западной части Тихого океана, предусмат­ривавшее их тесное взаимодействие.

В конце ноября японское командование возобновило попытки снабжать свои войска на Гуадалканале с помощью эсминцев и подводных ло­док. В ночь на 1 декабря 8 японских эсминцев под командованием адми­рала Р. Танака появились у мыса Тассафаронга. Они были встречены соединением американских кораблей в составе 4 тяжелых крейсеров, лег­кого крейсера и 6 эсминцев под командованием адмирала К. Райта. В за­вязавшемся бою американский крейсер «Нортгемптон» был потоплен, а остальные 3 получили серьезные повреждения. Японцы потеряли лишь эсминец, однако они вынуждены были прекратить попытки доставить продовольствие и снаряжение на остров.



Таким образом, в морских сражениях в районе Соломоновых островов во второй половине 1942 г. успех, как правило, сопутствовал японскому флоту, однако он не смог решить главную задачу — обеспечить наращи­вание сил в борьбе за островные территории. К декабрю 1942 г. японский флот потерял в этом районе океана 11 боевых надводных кораблей (авиа­носец, 2 линкора, 2 крейсера, 6 эсминцев) и 190 самолетов. Американцы потеряли 16 кораблей (авианосец, 6 крейсеров, 9 эсминцев) и 94 само­лета. В результате крупных потерь флота, особенно авианосцев, союзные силы в южной части Тихого океана в конце 1942 г. оказались в сложной ситуации. Тем не менее американское командование, стремясь сорвать наступление противника, ценой больших усилий сумело перебросить на Гуадалканал дивизию «Америкэл», 25-ю пехотную дивизию и 2-ю дивизию морской пехоты, доведя общую численность войск до 58 тыс. человек. Японцам удалось развернуть на острове лишь первый эшелон 17-й армии (2 дивизии и армейские части), насчитывавшей в своем составе около 30 тыс. человек.

Бои на острове велись с переменным успехом. 24 декабря японцы при поддержке авиации флота перешли в наступление и несколько потес­нили американские войска. Однако на следующий день соединения аме­риканского 14-го корпуса контратаковали противника и восстановили по­ложение. 26 декабря японское командование вынуждено было прекратить наступательные действия своих войск на Гуадалканале, а предусмотрен­ную переброску на остров второго эшелона 17-й армии (4 пехотные диви­зии) отменить.

На новогвинейском направлении успех также сопутствовал союзным войскам.

В сентябре — октябре 1942 г. (до сформирования 18-й армии) японское командование пыталось наступать силами малочисленного Отряда Южных морей от Буны на Порт-Морсби с целью овладения им. Лишенный эффективной поддержки и налаженного снабжения отряд задачи не вы­полнил, понес большие потери и, преследуемый австралийскими частями, отошел к Буне.

Численное и качественное превосходство на новогвинейском фронте было на стороне союзных войск. Против 12 тыс. слабо обеспеченных в бое­вом и материально-техническом отношении японцев действовали 30 тыс. солдат и офицеров американо-австралийских войск.

В третьей декаде ноября ожесточенные бои развернулись непосредственно на подступах к передовой японской базе Буна. Союзным войскам удалось блокировать ее гарнизон. Попытка японского командования уси­лить его не привела к решительному изменению обстановки, так как гене­рал Макартур упредил противника в наращивании сил и продолжал удер­живать инициативу. Гарнизон Буны был обречен. Попытки снабжать его по воздуху оказались тщетными, так как в этом районе господствовала союзная авиация, которая с 28 ноября по 14 декабря четыре раза нано­сила удары по обороне японцев на побережье и их морским коммуни­кациям, по существу сорвав переброску противником подкреплений на эсминцах.

Корабли и самолеты союзников, обладая свободой маневра, успешно поддерживали пехоту и танки, наступавшие на Буну вдоль побережья, и одновременно осуществляли блокаду вражеского гарнизона с моря. Актив­ность американо-австралийских войск значительно возросла. В декабре они нанесли поражение противнику в юго-восточной части Новой Гвинеи и 2 января 1943 г. овладели базой Буна.

Японская ставка, учитывая сложившуюся на обоих операционных направлениях обстановку, в конце декабря отдала указание о временном прекращении упорного удержания занимаемых рубежей и отдельных важ­ных объектов в интересах последующих наступательных операций.

Несомненно, значительные потери и трудность их восполнения, болезни и нехватка продовольствия оказали определенное влияние на ход боевых действий японских войск на Гуадалканале и в Новой Гвинее. Однако имелись и более существенные причины, которые обусловили но­вое решение японского командования. В этот период военно-политическое руководство Японии уже могло представить себе масштабы начавшегося разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом, который, как пи­шут японские историки, явился «тяжелым ударом не только для Герма­нии, но и для Японии и Италии». У него «впервые по-настоящему пошат­нулась вера... в силу германской армии». В ставке происходила мучи­тельная переоценка обстановки в мире, которая складывалась неблагопри­ятно для держав оси, в том числе и для Японии.

Еще в начале декабря 1942 г. японское военное командование пришло к выводу, что в связи с ухудшением общего положения страны наступле­ние в южном районе Тихого океана необходимо прекратить. После се­кретного обмена мнениями в узком составе ставки, а также переговоров между представителями армии и флота по вопросу уточнения стратеги­ческих планов в дневнике войны ставки 11 декабря появляется вывод о необходимости в самое ближайшее время принять коренные решения по дальнейшему ведению войны. 23 декабря дается рекомендация об эва­куации войск из района Буны, а 25—27 принимается решение оставить Гуадалканал. 28 декабря 8-й фронт получил задачу занять более вы­годные для удержания тыловые рубежи. Наконец, 31 декабря на совеща­нии в присутствии императора было решено «операцию по захвату Гуадалканала прекратить и в последней декаде января — первой декаде фев­раля эвакуировать с острова войска. В дальнейшем закрепиться на группе Соломоновых островов, что севернее островов Ныо-Джорджия и Санта-Исабель, а также на островах Бисмарка. На новогвинейском на­правлении срочно укрепить базы в Лаэ, Саламауа, Маданге и Веваке, за­нять и удерживать рубежи в северо-восточной части Новой Гвинеи по линии севернее хребта Оуэн-Стэнли и готовиться к последующим опе­рациям на направлении Порт-Морсби. Войскам, находящимся в Буне, отойти к Саламауа».

Таким образом, японское командование, недооценивавшее силы противника в юго-западной части Тихого океана и стремившееся решать задачи только наступательными действиями, вынуждено было отдать при­каз о переходе к обороне и закреплении на выгодных рубежах. Чтобы ввести американское командование в заблуждение и обеспечить беспре­пятственный отвод своих войск с Гуадалканала, предполагалось вначале нанести удар по противнику силами авиации. В директиве ставки от 4 января 1943 г. командующим Объединенным флотом и 8-м фронтом предписывалось после подготовки и нанесения удара по американским войскам на Гуадалканале сразу же приступить к форсированному прове­дению эвакуации.

14 января японские авиация и флот начали активные действия в районе Гуадал канала, а в ночь на 22 января войска начали скрытно отходить с линии фронта. В конце месяца крупные силы флота произвели демон­стративный выход в район Гуадалканала. В ответ американское командо­вание направило на остров под прикрытием основных сил флота южного района конвой с войсками. 29—30 января японские самолеты атаковали американские корабли в районе острова Реннелл и потопили тяжелый крейсер «Чикаго». 1 февраля 20 японских эсминцев начали эвакуацию своих войск. Союзное командование, неправильно оценив действия против­ника, решило, что он перебрасывает на остров дополнительные контингенты войск и материально-технические средства, и готовилось к отражению очередного наступления. Японцы же в течение ночей на 5 и 8 февраля в основном завершили эвакуацию. Только утром 8 февраля американцы обнаружили, что противника перед ними нет.

Японцы эвакуировали с Гуадалканала 10 630 человек, потеряли же за время боев за остров 24 600 человек, 2 линкора, легкий авианосец, 3 тя­желых и 2 легких крейсера, 12 эсминцев, 4 подводные лодки и 23 транс­портных судна.

Союзники в боях за Гуадалканал потеряли 6696 убитыми и ранеными, 2 тяжелых авианосца, 6 тяжелых и 2 легких крейсера, 15 эсминцев.

В январе — марте 1943 г. командование 17-й японской армии и сил флота особое внимание уделяло усилению обороны Соломоновых остро­вов: было улучшено управление, усилена группировка войск, изыскива­лись способы более надежного снабжения их и т.д.

Американское командование южного района Тихоокеанской зоны, готовясь к продолжению наступления в районе Соломоновых островов, наращивало силы, особенно боевую авиацию, которой отводилась важная роль в нарушении морских коммуникаций противника и поддержке своих войск и флота.

В начале 1943 г. события на Новой Гвинее свидетельствовали о наме­рении союзных сил продолжать наступление из района Буна, Гона в северо-западном направлении с целью захвата важнейших баз противни­ка — Саламауа и Лаэ. Генерал Макартур, учитывая подъем морально-боевого духа войск в связи со своими успехами и разгромом фашистских армий на советско-германском фронте, а также превосходство над против­ником в силах и средствах, решил нанести новые удары по врагу

Командование японского 8-го фронта, стремясь сорвать или задержать наступление союзных войск остатками Отряда Южных морей и смешанной бригады, принимало меры по усилению своей группировки в восточной части Новой Гвинеи. В первых числах марта была предпринята попытка перебросить более 7 тыс. человек с тяжелым вооружением из Рабаула в Лаэ. Воздушное прикрытие осуществляли почти 200 истребителей. Опе­рация успеха не имела. Вышедший из Рабаула конвой в составе 8 транс­портных судов и 8 эсминцев подвергся ударам союзной бомбардировочной авиации, действовавшей группами от 10 до 120 бомбардировщиков Б-17, и истребителей. В результате японцы потеряли более 3600 человек, в том числе командира 51-й дивизии и командующего 18-й армией, а также большую часть вооружения и снаряжения, 8 транспортов и 3 эсминца. В Рабаул возвратилось около 2500 человек, а в Лаэ прибыло 800 че­ловек .

Провал этой операции вынудил японскую ставку в конце марта все свое внимание сосредоточить на восточной части Новой Гвинеи. Новогви­нейское направление становилось главным в ее замыслах, а Соломоновы острова отошли на второй план. Инициативой в этом районе овладели во­оруженные силы союзников.

Таким образом, настойчивые попытки японских вооруженных сил овладеть важным в стратегическом отношении островным районом на подступах к Австралии окончились провалом. Понеся тяжелые потери в кораблях, самолетах и живой силе, они вынуждены были отступить. Вооруженные силы союзников добились определенных успехов, которые означали начало перелома в борьбе на Тихом океане.

К главным причинам поражения японцев в южной части Тихого океана можно отнести постепенное изменение соотношения сил в пользу союзников и их возросший опыт ведения боевых действий; кризисные яв­ления в экономике Японии, которые побудили военно-политическое руко­водство страны прекратить наступательные операции, так как они отвле­кали значительную часть транспортных судов, столь необходимых для перевозки сырья для промышленности. Неудачи японцев объяснялись также и тем, что, делая ставку на быстротечную войну, они недостаточно заботились о качестве подготовки летного состава морской авиации, что привело к снижению ее боеспособности и росту потерь.

Количественное и качественное превосходство американских войск на Гуадалканале и в Новой Гвинее явилось ярким свидетельством изменения соотношения сил на Тихом океане в пользу США. Это превосходство вы­разилось в увеличении численности и огневой мощи американских частей и соединений, оборонявших острова, в лучшем использовании авиации. Так, например, умелое использование базовой авиации свело на нет пре­восходство японского флота в авианосцах и сорвало попытки врага удер­жать господство в воздухе и на море.

Реальная угроза снижения уровня производства вынудила японское военно-политическое руководство уменьшить количество судов для воин­ских перевозок в интересах наступательных операций в южной части Тихого океана и, наоборот, увеличить их количество в интересах экономи­ческих перевозок. Первоначально считалось, что во время войны Японии для экономических перевозок необходимо иметь суда общим водоизмеще­нием 3 млн. тонн, однако уже осенью 1942 г. выяснилось, что этого недо­статочно 10 декабря на заседании Совета по координации было признано целесообразным для обеспечения производства запланировать на 1943 г. для перевозки сырья суда водоизмещением 3,8 млн. брт. Это резко огра­ничило возможности проведения военных операций, требовавших значи­тельного количества судов для транспортировки войск и их снабжения.

Одним из просчетов японского командования, приведших к провалу наступления на Гуадалканале и Новой Гвинее, являлось его решение ве­сти военные действия одновременно на двух разобщенных направлениях: на Соломоновых островах и Новой Гвинее, хотя оно не располагало для этого необходимыми силами и средствами.

На изменение планов Японии в этом районе океана и решение японского командования о переходе к обороне влияли события на советско- германском фронте, а также в Северной Африке. Надежды на победу Гер­мании над СССР развеялись в прах. В связи с этим становилось бес­перспективным дальнейшее наступление японских вооруженных сил на удаленном от метрополии направлении. Документы Нюрнбергского про­цесса свидетельствуют, что правящие круги Японии сознавали, что, «если Германия когда-нибудь ослабнет, Япония в самый короткий срок ока­жется перед всемирной коалицией».

В начале 1943 г. в Вашингтоне и Лондоне поняли, что разгром немецко-фашистских войск Советской Армией ознаменовал вступление со­юзников в новый период коалиционной войны, в котором их действия должны носить более активный характер. Поэтому на конференции в Касабланке англичане и американцы договорились о продолжении более решительных действий против Италии и лишь в общих чертах — о раз­вертывании наступления вооруженных сил США в центральном и юго-за­падном районах Тихого океана и о подготовке наступательной операции в Бирме.

Решение союзного командования не планировать на 1943 г. крупных наступательных операций против Японии объяснялось рядом причин.

Во-первых, оно в соответствии с принятыми в начале 1943 г. политическими и стратегическими решениями продолжало направлять основные усилия в Африку и Европу и не имело на Тихом океане достаточного количества сухопутных войск, боевых и транспортных кораблей для про­ведения крупных наступательных операций. К январю в распоряжении американских войск на Тихом океане находились транспорты и грузовые суда общим водоизмещением 1 520 677 тонн, в то время как японская ар­мия в разное время имела от 1,1 до 2,1 млн. тонн. Американское командо­вание ощущало недостаток и в боевых кораблях, особенно в авианосцах. Весной на Тихом океане имелось всего 2 ударных авианосца — англий­ский «Викториес», сменивший поврежденный «Энтерпрайз», и завершив­ший ремонт «Саратога». Соединенные Штаты имели на Тихом океане и Аляске 9 дивизий и 19 боевых авиационных групп, что ограничивало про­ведение широких комбинированных наступательных операций, особенно если учесть недостаток в ударных авианосцах.

Во-вторых, союзные вооруженные силы еще не имели необходимого опыта проведения и обеспечения крупных наступательных операций, осо­бенно в джунглях и в сложных климатических условиях.

Поэтому в первые месяцы после конференции в Касабланке США и Великобритания в борьбе за овладение и удержание стратегической инициативы планировали и осуществляли наступательные действия небольших масштабов, соответствовавшие их возможностям. Главное внима­ние союзное командование уделяло созданию материальных предпосылок для разгрома Японии в будущем: увеличению вооруженных сил, транспорт­ных и грузовых судов. В начале 1943 г. на Тихом океане появились первые американские эскортные авианосцы, которые были включены в оператив­ные соединения 3-го флота США под командованием адмирала Хэлси.

Силы флота северного района Тихого океана и войска западного обо­ронительного округа США, включавшего Аляску и Алеутские острова, под командованием генерала Дж. Деуитта в начале 1943 г. также активизировали свои действия. Авиация (2 авиагруппы) подвергла интенсивным бомбардировкам объекты на захваченных японцами островах Кыска и Атту. В середине января американцы, высадив десант на остров Амчитка, беспрепятственно заняли его. Военно-морские силы северного района Ти­хого океана под командованием адмирала Т. Кинкейда приняли меры, что­бы не допустить переброски подкреплений японским 5-м флотом на ост­рова Атту и Кыска.

19 февраля 1943 г. отряд кораблей 8-го оперативного соединения фло­та США сорвал попытку японцев доставить подкрепление на остров Атту, потопив один транспорт.

26 марта японские транспортные суда в охранении кораблей 5-го флота под командованием адмирала М. Хосогая (4 крейсера и 6 эсминцев) были встречены у Командорских островов 8-м оперативным соедине­нием США под командованием адмирала Ч. Мак-Морриса (2 крейсера и 4 эсминца). Встречный бой носил характер артиллерийской дуэли на пре­дельной дистанции. В результате тяжелые повреждения получили амери­канский крейсер и 3 эсминца. У японцев был легко поврежден крейсер. Тем не менее японцы, опасаясь налета неприятельской авиации, возвра­тились в свои базы, а гарнизоны Атту и Кыска не получили необходимых грузов. В дальнейшем грузы японским войскам на эти острова доставля­лись только подводными лодками.

Возрастание активности американцев в северной части Тихого океана в начале 1943 г. явилось следствием изменившейся общей обстановки на театре в пользу союзников.

Итак, зимний этап войны на Тихоокеанском театре военных действий ознаменовался постепенным захватом стратегической инициативы союз­ными вооруженными силами. Япония вынуждена была из-за собственных неудач, а также поражения ее партнеров по блоку, особенно на советско-германском фронте, переходить к стратегической обороне.