Вторая мировая война: подъем активности народных масс Соединенных Штатов Америки, Великобритании и стран Латинской Америки и борьбе против фашистской агрессии

На рубеже 1941—1942 гг. коммунистические партии стран антифашистской коалиции усиливали выступления за дальнейшую консолида­цию сил против фашизма, за открытие второго фронта в Европе и раз­вертывание военного производства.

С вступлением Соединенных Штатов в войну начался новый этап борь­бы американских коммунистов за сплочение демократических сил страны. Они призывали к объединению усилий всех классов, сил и течений, «согласных с общей целью защиты национальных интересов и безопасно­сти Соединенных Штатов Америки посредством самого активного участия в уничтожении гитлеризма». Передовые, антифашистски настроенные представители различных социальных групп понимали важность подчи­нения своих интересов главной задаче момента — мобилизации усилий страны для ведения эффективной войны против гитлеровской Германии и ее союзников.

В авангарде антифашистской борьбы американского народа шли Коммунистическая партия и Коммунистическая лига молодежи США. Тысячи членов этих организаций вступили в армию, чтобы с оружием в руках сражаться с фашистскими агрессорами. Коммунисты активно участвовали в мероприятиях, направленных на мобилизацию ресурсов государства для ведения войны. Особенно энергично поддерживали они «битву за производство», отчетливо представляя себе значение для победы над общим врагом всемерного расширения выпуска оружия, боевой тех­ники, военных материалов. Коммунисты одобряли действия рабочих, отказывавшихся от стачек на время войны, исходя из того, что «любая забастовка неизбежно становится помехой для военных усилий». Они поддержали рузвельтовскую Программу победы, предусматривавшую значительное увеличение производства вооружения, и призвали рабочий класс добиваться ее выполнения.

Через газету «Дейли уоркер», журнал «Коммунист» и другие органы печати компартия проводила широкую пропагандистскую кампанию по укреплению боевого духа народных масс.

В трудный для США период войны, когда их вооруженные силы на Тихом океане терпели одно поражение за другим, а германский подводный флот нанес ряд ощутимых ударов по англо-американским коммуникациям в Северной Атлантике, поступавшие с советско-германского фронта известия о контрнаступлении Советской Армии и поражениях немецко-фашистских войск вызвали у американского народа всеобщий энтузиазм и ободрили его . Все более крепла солидарность американцев с борющимся советским народом. Опрос населения США, проведенный в феврале 1942 г., показал, что 84,5 процента всех опрошенных американ­цев выступают за оказание помощи СССР.

Коммунистическая партия США считала своим интернациональным долгом добиваться взаимопонимания между западными державами и Совет­ским Союзом, столь необходимого для их тесного военного сотрудничест­ва. Один из руководителей компартии — Ю. Деннис назвал укрепление антигитлеровского фронта «одной из наиболее важных неотложных воен­ных задач, стоящих перед нашей страной».

Борьба коммунистов, всех демократических сил США за сплочение антифашистской коалиции сыграла немалую роль в обуздании происков американской реакции. Считая, что советско-американская дружба «будет иметь решающее значение для хода борьбы и устройства мира», они видели в ее укреплении главное условие единства антифашистских стран. После вступления США в войну, когда значительно расширилась основа для их сотрудничества с СССР, идея сближения двух стран завоевала много новых сторонников среди американцев.

С получением известий об успехах Советской Армии зимой 1941/42 г. народные массы США стали еще активнее выступать с требованием об от­крытии второго фронта в Европе. С того времени это движение занимает все большее место в общественно-политической жизни США. Наиболее последовательными и решительными сторонниками этого требования были трудящиеся во главе с коммунистами. Компартия сделала борьбу за его претворение в жизнь своей центральной политической задачей . Она считала, что «победа явится результатом войны против главных сил дер­жав оси на двух фронтах Европейского континента».

За расширение военных усилий США выступали также профсоюзы. Чрезвычайная конференция Конгресса производственных профсоюзов, состоявшаяся 24 марта в Вашингтоне, полностью поддержала заявле­ние президента о необходимости умножить усилия США в борьбе против агрессивных держав. Она приняла решение о создании на местах объеди­ненных комитетов АФТ и КПП для поддержки военных мероприятий правительства.

1 мая 1942 г. свыше 50 профсоюзов обоих объединений в Нью-Йор­ке обратились к своим членам с призывом приложить все силы к тому,чтобы обеспечить победу над врагом в 1942 г. Многие профсоюзы реши­ли 1 мая вместо демонстраций трудиться на производстве.

Национальный профсоюз сталелитейной промышленности, входивший в КПП и объединявший 600 тыс. рабочих, в единогласно принятой резо­люции призвал охватить фашистские армии «гигантскими клещами: мо­гучими вооруженными силами Советского Союза на Востоке и силами США, Великобритании и других союзных стран на Западе, с тем чтобы сокрушить гитлеровские армии в 1942 году». Вскоре профсоюзы КПП, в отличие от консервативной АФТ, стали активными сторонниками от­крытия второго фронта.

Помимо коммунистов и передовых сил рабочего движения за быстрей­шее открытие второго фронта выступали многие представители амери­канской общественности. Как писал У. Фостер, американский народ «без сомнения стоял за открытие второго фронта при первой же воз­можности, хотя он понимал, каких потерь это ему будет стоить». В канун 1 мая компартия опубликовала воззвание под выразительным заго­ловком: «Выступить против Гитлера сейчас, открыть западный фронт в Европе».

Антифашистское рабочее движение в Англии осенью 1941 г. и зимой 1941/42 г. развертывалось под знаком борьбы за выполнение соглашения, подписанного в октябре 1941 г. представителями Британского конгресса тред-юнионов (БКТ) и ВЦСПС на московской сессии англо-советского профсоюзного комитета.

Английские трудящиеся выступали за наращивание военно-экономического потенциала для разгрома нацистской Германии и ее союзников. По заявлению заместителя премьер-министра К. Эттли, в первой поло­вине 1942 г. каждый английский рабочий увеличил производительность своего труда в среднем на одну треть.

Необходимость роста производства военной продукции рабочие в зна­чительной мере связывали с гигантскими битвами на советско-герман­ском фронте.

Внутриполитическая обстановка в стране в конце 1941 — начале 1942 г. осложнилась. С момента событий в Пёрл-Харборе вся военная и политическая система Британской империи вступила в полосу серьезных испытаний, к которым она оказалась неподготовленной.

На фоне великой победы Советской Армии под Москвой поражения в Азии и на Тихом океане воспринимались английской общественностью особенно остро.

После сдачи японцам Сингапура английский журнал «Экономист», перечислив «каталог катастроф», открыто заявил о политическом кризисе в стране. Правительство и военное ведомство Великобритании обвинялись в недостаточной решимости и неудовлетворительном руководстве. Эта кри­тика отражала настроения широких кругов английского народа. Черчилль вынужден был в феврале 1942 г. пойти на реорганизацию прави­тельства .

Важной частью внутриполитической жизни в Англии стало движение за открытие второго фронта в Европе, за укрепление союзнических отно­шений с СССР. Ведущее место в этой борьбе занимал рабочий класс, добивавшийся полного претворения в жизнь соглашения, подписанного в октябре 1941 г.

Большую роль в укреплении связей между английскими и советскими профсоюзными организациями сыграл визит в Англию делегации профсоюзов СССР во главе с Н. М. Шверником. В январе 1942 г. она имела многочисленные встречи с английскими рабочими в промышленных цент­рах, на военных заводах, шахтах и верфях. Участники профсоюзных кон­ференций, на которых присутствовали гости из СССР, с энтузиазмом приветствовали военное сотрудничество двух стран, искренне восхищались героизмом армии и народа Советского Союза. От имени тысяч рабочих делегаты конференций приняли обязательство — увеличить военное про­изводство «с целью достижения и ускорения победы свободолюбивых народов над силами тирании и варварства».

По веей стране проводился сбор денежных средств для оказания медицинской и иной помощи Советскому Союзу. На средства фонда «помощи России», организованного английским Красным Крестом, в начале декаб­ря 1941 г. в СССР были направлены пять больших партий медикаментов и хирургического оборудования . В фонде «помощи России», учрежден­ном Национальным советом труда, деятельное участие приняли активисты местных организаций БКТ и лейбористской партии. Сеть специальных комитетов этого фонда возникла во многих городах Англии.

В 1942 г. движение за оказание активной помощи СССР приобрело в Англии форму массовой политической кампании. В ее первых рядах шла коммунистическая партия. Вопросы борьбы за открытие второго фронта и укрепления антифашистской коалиции она вынесла на обсуждение намеченной на май 1942 г. национальной конференции компартии. Добиваясь выполнения правительством Черчилля обязательств по отношению к СССР, компартия настаивала на скорейшей высадке англо-американских войск на побережье Франции. Коммунисты разъясняли, что безотлагательное открытие второго фронта и объединение военных усилий союзных стран отвечают интересам народов, безопасности Великобритании и победы над фашистской Германией.

Лозунг компартии «Второй фронт теперь, в 1942 году!» нашел поддержку у всех патриотических сил страны. Под этим лозунгом весной 1942 г. на Британских островах прошли многочисленные демонстрации и митинги.

Значительных масштабов в то время достигла агитация за открытие второго фронта, которую вели левые лейбористы (Э. Бивен, М. Фут и дру­гие), издатель газеты «Ивнинг стандард» Ф. Оуэн и лорд У. Бивербрук. Основное внимание передовой общественности было сосредоточено на том, чтобы воздействовать на военную стратегию США и Великобритании в главном — в вопросе о втором фронте.

Движение за открытие второго фронта тесно переплеталось с политической кампанией за смещение мюнхенцев с государственных постов. Под давлением общественности при реорганизации правительства в февра­ле 1942 г. из его состава были выведены Д. Мур-Брабазон, К. Вуд и дру­гие министры.

К весне 1942 г. численность коммунистической партии увеличилась до 50 тыс. человек. Заметно укрепилось ее влияние среди трудящихся. Это показала и та высокая активность, которую рабочие проявили в борь­бе за снятие запрета с газеты «Дейли уоркер».

С большим ликованием было встречено известие о поражении немецко-фашистских войск под Москвой в странах Латинской Америки, народы которых видели в Советском Союзе основную силу, способную разгромить фашизм.

Буржуазные газеты, еще недавно выступавшие с антисоветских пози­ций, теперь осуждали агрессию гитлеровской Германии, желали победы Советской Армии. Многие из них вспоминали при этом поход Наполеона в Россию и его позорный конец.

Подъему антифашистского движения в Латинской Америке способствовали также события, связанные с началом войны Японии против Соеди­ненных Штатов Америки и Великобритании. Вероломное нападение японских войск на американский Тихоокеанский флот в Пёрл-Харборе, захват ими ряда островов в юго-западной части Тихого океана создали реальную угрозу вторжения вооруженных сил Японии в Южную Аме­рику и побудили латиноамериканские страны объявить войну или разорвать дипломатические отношения с государствами фашистско-милитаристского блока и вступить в антигитлеровскую коалицию.

Компартии латиноамериканских стран предпринимали энергичные меры, чтобы расширить движение солидарности с народами СССР и дру­гих стран антигитлеровской коалиции. 9 декабря 1941 г. в связи с начав­шимся контрнаступлением под Москвой компартия Аргентины организо­вала массовую демонстрацию солидарности с Советским Союзом. Несмотря на запрет властей, на улицы столицы Аргентины вышли тысячи антифа­шистов.

В декабре компартия Аргентины опубликовала манифест, в котором приветствовала успехи Советской Армии, разгромившей гитлеровские войска под Москвой.

Компартия призвала аргентинский народ к полной поддержке страны социализма и всех государств, боровшихся против держав оси.

В стране усилилась деятельность комитетов помощи Советскому Сою­зу. В декабре 1941 г. они вместе с другими антифашистскими организа­циями Аргентины отправили в СССР третью партию продовольствия, одежды, медикаментов. Вскоре после этого началась кампания по сбору средств для отправки очередной партии.

Несмотря на жестокий террор властей , расширялось антифашистское движение в Бразилии. Выступления против гитлеризма особенно участились после нападений германских подводных лодок и самолетов на бразильские торговые суда. С начала 1942 г. это движения приняло массовый характер. Во многих городах начались демонстрации.

Трудящиеся Уругвая также приветствовали победу Советской Армии под Москвой. Компартия Уругвая призвала народ к усилению по­мощи СССР.

Орган Коммунистической партии Мексики — газета «Ла Вое де Мехико» регулярно сообщала о ходе контрнаступления советских войск.

Антифашисты требовали от правительства Камачо принять решитель­ные меры против «пятой колонны», «против всех тех, кто явно и тайно вел подрывную работу в Мексике и был на службе фашистско-милитаристских режимов Берлина, Рима, Токио и Мадрида».

В начале января 1942 г. компартия Перу опубликовала манифест, в котором приветствовала победы советского народа и призвала перуанцев к созданию национального фронта борьбы с фашизмом, к включению Перу в антигитлеровскую коалицию.

В Чили по инициативе компартии в январе 1942 г. был восстановлен антифашистский демократический блок коммунистов, социалистов и ради­калов под названием «демократический альянс». К нему примкнули и дру­гие прогрессивные силы. На президентских выборах в феврале 1942 г. одержал победу кандидат этого блока) один из лидеров радикальной пар­тии — X. Риос.

Подъем антифашистского движения в странах Латинской Америки сопровождался усилением борьбы против агентуры держав оси. Чилий­ские власти в Вальпараисо раскрыли шпионский центр, передававший в гитлеровскую Германию сведения военного и политического характера. В конце декабря 1941 г. уругвайские власти арестовали большую группу агентов фашистских государств, конфисковали предметы шпионажа и до­кументы В Колумбии и Мексике полиция обнаружила тайные аэро­дромы, оборудованные в поместьях немецких латифундистов.

Массовое движение солидарности с СССР развернулось на Кубе. Как заявил в январе 1942 г. секретарь Комитета помощи Советскому Сою­зу Ламорена, кубинцы, горя желанием помочь героическому советскому народу, передали в распоряжение Комитета 10 тыс. долларов. 5 февраля газета кубинских коммунистов сообщила, что испанские антифашисты, проживавшие на Кубе, передали в фонд помощи СССР 3900 долларов.

Как и в других латиноамериканских странах, на Кубе ширилось движение за установление дипломатических отношений с СССР. 29 апреля 1942 г. факультет права Гаванского университета принял резолюцию, призывавшую правительство установить дипломатические отношения Кубы с СССР. «Признание России,— говорилось в этом документе,— имеет огромное значение в современной международной обстановке. Когда правда выступит на поверхность, Россия предстанет как гордая жемчу­жина всего человечества».

Прогрессивные силы латиноамериканских стран вносили важный вклад в борьбу против фашистской агрессии. Главным результатом их деятельности в тот период явилась мобилизация общественности на под­держку СССР и других стран антифашистской коалиции, обеспечение притока Материальной помощи государствам — участникам войны против «третьего рейха» и его союзников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *