Вторая мировая война: военная экономика стран антифашистской коалиции

Крупнейшим капиталистическим странам — участницам антигитлеровской коалиции потребовался ряд лет, чтобы расширить военное про­изводство. Англия в рассматриваемый период достигла относительно высокого по сравнению с США уровня мобилизации экономики, однако перевод ее на военные рельсы к лету 1942 г. еще не был завершен.

Великобритания. Военная экономика Англии строилась на основе внутренних ресурсов, эксплуатации богатств колониальной империи и материальной поддержки со стороны США.

Перестройка хозяйственной системы в широком масштабе развернулась с весны — лета 1940 г., когда над страной нависла угроза втор­жения немецко-фашистских войск. Расходы на военные цели возросли с 2,6 млрд. фунтов стерлингов в 1940 г. до 3,6 млрд. в 1941 г., что соста­вило соответственно 43 и 52 процента общей суммы национального до­хода

После нападения фашистской Германии на СССР опасность оккупации Британских островов исчезла. Массированные налеты немецкой авиации практически прекратились, в июне — декабре 1941 г. потери английского населения от бомбардировок были сравнительно невелики. Временно ослабло и воздействие немецкого флота на британские морские комму­никации.

В этой обстановке появилась возможность ускорить военно-экономиче­скую мобилизацию. Многие английские политические деятели требовали максимально использовать преимущества, которые давало переключе­ние германской военной машины на Восток. 9 июля 1941 г. член парла­мента Г. Джонс заявил, что Англия получила передышку «благодаря упорному сопротивлению русской армии. Давайте воспользуемся этим не только с целью не допустить поражения, но и для того, чтобы мобили­зовать наш народ и оружие на достижение победы. Именно такое требо­вание нация предъявляет правительству». Консерватор Дж. Уордло-Милн утверждал, что Англия реализует не более 75 процентов своих возможностей.

В ходе мобилизации своих ресурсов Англия столкнулась с трудностями, обусловленными не только большим объемом задач по перестройке экономики, но и ее традиционной зависимостью от ввоза продовольствия и сырья.

Военное производство сдерживалось также нехваткой рабочей силы, топлива, транспортных средств и т. д.

Мобилизация ресурсов во многом предопределялась стратегическими планами военно-политического руководства. Поскольку комитет началь­ников штабов Великобритании не намечал решительного наступления против Германии в ближайшие годы, полное развертывание английской армии и военно-морского флота планировалось закончить не раньше конца 1942 г. К этому же времени должна была завершиться программа развития авиации. Английское правительство предусматривало, что во­енно-воздушные силы будут расти и в дальнейшем с целью достижения абсолютного превосходства над противником.

Сроки военно-экономической мобилизации не были пересмотрены и после начала войны на Тихом океане. Твердого мнения на этот счет не бы­ло, поскольку западные союзники еще только согласовывали планы даль­нейшего ведения войны. В Англии, правда, начал разрабатываться новый план мобилизации рабочей силы, но на рассмотрение военного ка­бинета он поступил только через год.

С вступлением США в войну завершилось оформление военно-эконо­мической структуры англо-американского союза. Составным ее звеном являлась система ленд-лиза.

Экономическая и военная помощь Соединенных Штатов сыграла в це­лом немалую роль в развитии британской военной экономики. В 1941 г., однако, размеры американской помощи (кроме поставок нефти) были невелики.

Вплоть до II квартала 1942 г. Англия продолжала расплачивать­ся долларами за подавляющую часть американского вооружения.

В то же время помощь Соединенных Штатов Америки вела к усилению за­висимости Лондона от старшего партнера, к сокращению британского экспорта.

В рассматриваемый период предпринимались шаги к координации усилий Англии и США в производственной области. На лондонском совещании (15—20 сентября 1941 г.) представители обеих держав в пред­варительном порядке согласовали программу совместного военного про­изводства, рассчитанную на достижение победы над фашистским блоком. После Пёрл-Харбора принцип «переплетения» военного производства, его интеграции вошел в официальную практику Англии и США. На англо­американской конференции в Вашингтоне (22 декабря 1941 г.— 14 января 1942 г.) были рассмотрены планы резкого увеличения производства воо­ружения и созданы объединенные советы: по военным заказам, использо­ванию сырья и торгового флота. Ответственность за реализацию совмест­ных планов несло также учрежденное в Лондоне в феврале 1942 г. английское министерство производства, во главе которого был поставлен руко­водитель монополистического объединения «Бритиш метал корпорейшн» О. Литтлтон.

В. И. Ленин, открывший закономерность перерастания монополисти­ческого капитализма в государственно-монополистический капитализм, писал, что банки и союзы капиталистов подготавливают аппарат «для об­щественного регулирования процесса производства и распределения про­дуктов». О развитии этой закономерности во время второй мировой войны свидетельствовало укрепление аппарата регулирования британ­ской экономики, образование межнациональных англо-американских советов и комитетов, число которых в дальнейшем увеличилось.

Однако военное производство Англии и США, как признают даже буржуазные историки, так и не было подчинено единому согласованному плану. В условиях частнокапиталистической экономики не могут быть преодолены анархия производства и противоречия между монополиями. Примечательно, например, что ряд британских колониальных монополий намеренно задерживал накопление Англией стратегических запасов кау­чука и создание своей промышленности по производству синтетического каучука.

Это делалось с целью не допустить ограничения в последующем ввоза сырого каучука из Малайи.

Для широких масс английских трудящихся война и рост государственно-монополистического капитализма несли удлинение рабочего дня, увеличение налогов и цен, не покрывавшееся ростом номинальной зара­ботной платы. По сравнению с довоенным временем индекс стоимости жизни в Англии в 1941 г. возрос на 32,5 процента, а размер заработной платы — всего на 18 процентов.

Несмотря на значительное снижение жизненного уровня, английский рабочий класс в интересах быстрейшего разгрома фашистских агрессоров поддержал правительственные меры в области развития военного про­изводства. Работая под бомбежкой, оставаясь нередко без крова, лон­донцы говорили: «Мы все выдержим. Продолжайте крепко бить врага!» Одним из важных факторов роста британского военного производства являлось движение солидарности с Советским Союзом.

Осознание английским народом целей войны против фашистско- милитаристского блока во многом способствовало также решению острой проблемы ресурсов рабочей силы. Основной источник их пополнения, который представляла собой армия безработных, за два года войны был практически исчерпан . К июню 1941 г. в вооруженных силах, в военной промышленности и связанных с ней отраслях (горнорудной, строительной и т. д.) обнаружилась большая нехватка людей. Хотя общая занятость увеличилась до 21,3 млн. человек, по официальным подсчетам, требо­валось еще 2 млн.

Эта проблема решалась за счет повышения интенсификации труда английских рабочих, сокращения занятости в гражданских отраслях экономики, а также путем вовлечения в сферу производства женщин. С лета 1941 г. началась обязательная регистрация женщин в возрасте от 18 до 51 года на биржах труда. В конце года правительство пошло на бес­прецедентный в истории Англии шаг, распространив закон о воинской повинности на определенную категорию женщин.

В июне — декабре 1941 г. английские вооруженные силы были увеличены на 324 тыс. и достигли 3 602 тыс. человек . Основная масса насе­ления страны была вовлечена в ведущие отрасли военного производства. В машиностроении, судостроении, в металлообрабатывающей промыш­ленности, в производстве химикатов и взрывчатых веществ работало свы­ше 4,2 млн. человек (прирост по сравнению с июнем 1941 г. составил 408 тыс.). В марте 1942 г. в этих отраслях промышленности трудилось уже 4,4 млн. человек.

В сельском хозяйстве Англии в декабре 1941 г. было занято 729 тыс. человек — на 30 тыс. меньше, чем в июне того же года. В дальнейшем снижение занятости было приостановлено благодаря правительственным субсидиям фермерам и другим мерам по развитию национальной продо­вольственной базы.

Одним из уязвимых мест английской экономики оставалась ее недостаточная обеспеченность топливом. Особенно остро ощущалась нехватка нефти и нефтепродуктов.

Дефицит топлива в начале лета 1941 г. стал угрожающим. Запасов нефти (их объем сократился до 4,5 млн. тонн) морскому министерству, например, могло хватить всего на два месяца. К концу года за счет поста­вок из США они увеличились до 7 млн. тонн, что было пределом резерв­ных возможностей страны В 1941 г. Англия ввезла 13 051 тыс. тонн неф­ти и нефтепродуктов, в 1942 г. — 10 232 тыс. тонн.

Наметилось снижение добычи каменного угля. В 1941 г. она составляла 206,3 млн. тонн, а в 1942 г.—204,9 млн. тонн. К весне 1942 г. разрыв между количеством добываемого угля и его растущим потреблением стал опасным.

Причинами напряженного положения в угольной промышленности были ее хронический застой, техническая отсталость и, главное, узкокорыстные интересы монополий. По вине предпринимателей условия труда и жизни горняков во время войны еще более ухудшились, и это отразилось на производительности труда . Патриотизм же горняков, их стремление честно трудиться во имя победы над врагом были общеизвестны.

Федерация горняков предлагала радикальные меры для повышения добычи угля и ликвидации дефицита в нем, но не встретила поддержки шахтовладельцев. Предприниматели, «комитет 1922 года» и другие влия­тельные круги тори весной 1942 г. сорвали также правительственный проект нормирования топлива, усмотрев в нем первый шаг к национали­зации угольной промышленности. 6 апреля «угольный вопрос» был выне­сен на обсуждение военного кабинета. Принятое кабинетом компромиссное решение — вернуть несколько тысяч горняков из армии — не устранило причин конфликта.

К числу отраслей английской индустрии, которые не могли полностью удовлетворить военные потребности, относились также черная и цветная металлургия. Хотя Англия увеличивала выплавку чугуна, стали и алю­миния, потребление этих металлов не покрывалось. В декабре 1941 г. разрыв в потреблении и производстве чугуна, например, составил 14 тыс. тонн . Сталь, как и цветные металлы и другое ценное сырье, ввозилась из колоний и доминионов Британской империи и из США. В 1942 г. на долю США приходилось 90 процентов всего английского импорта стали, молибдена, магния и серы. Алюминий в основном поступал из Канады.

В целом за счет использования внутренних ресурсов и импорта Англия смогла удовлетворить потребности в сырье. Общие его запасы, как свидетельствуют официальные данные, в годы войны никогда не падали ниже «критической черты». Временные перерывы в поставках не отра­жались на военном производстве.

В конце 1941 — начале 1942 г. вступило в строй много новых заво­дов, прежде всего самолетостроительных. Созданный к тому временистаночный парк (наивысший уровень выпуска станков в годы войны был достигнут в 1942 г.) позволил Англии удовлетворить основную часть потребностей в оборудовании и сократить ввоз его из Америки

В апреле 1942 г. 60 процентов всего английского вооружения производилось на новых предприятиях и оборудовании.

Ввод в строй дополнительных мощностей и дальнейшая перестройка промышленности обеспечили рост военного производства. Индекс выпуска военной продукции, за который несло ответственность министерство снабже­ния (сентябрь—декабрь 1939 г.— 100), с 319 в июне 1941 г. поднялся до 431 в декабре 1941 г. и до 676 в апреле 1942 г.

С начала 1942 г. ежемесячно выпускалось около 2 тыс. самолетов, включая тяжелые бомбардировщики. Однако некоторые важные типы вооружения и боевой техники все еще не были освоены. Так, британская танкостроительная промышленность по-прежнему производила главным образом танки непосредственной поддержки пехоты .

Вопрос о дефектах нового быстроходного танка обсуждался 2 марта комитетом обороны и стал предметом специального рассмотрения. Только к концу войны, как замечает О. Литтлтон, в Англии было налажено производство «по-настоящему хорошего танка».

В целом же военное производство Англии получило значительное развитие. Тем не менее ее военно-экономический потенциал еще не был развернут полностью. По официальным данным, в апреле 1942 г. производственная мощность военной промышленности использовалась на 80—85 процентов.

В Канаде — наиболее развитом в экономическом отношении доминионе Англии — перестройка хозяйства ускорилась также с лета 1940 г. и шла по пути подчинения монополиям США и интеграции военного про­изводства обеих стран. Правительственные расходы на военные цели воз­росли с 752 млн. канадских долларов в 1940/41 финансовом году до 1 340 млн. долларов в 1941/42 г., что соответственно составило примерно 60 и 71 процент всей суммы расходов.

Выплавка чугуна с 1 553 тыс. тонн в 1941 г. увеличилась до 2 007 тыс. тонн в 1942 г., стали в слитках — с 2 460 тыс. до 2 860 тыс. тонн, алюминия — со 193 983 до 308 921 тонны .

Основные военные отрасли канадской промышленности были переведены на производство боевой техники по американским образцам, что усилило зависимость страны от американского капитала.

Стоимость вооружения, изготовленного Канадой в 1941 г., составила 816 млн., а в 1942 г. — 1 857 млн. канадских долларов.

В стране развертывалось массовое производство танков, боеприпасов, осваивались современные типы самолетов — «Москито» и «Ланкастер». Строились торговые суда, военные корабли (главным образом корве­ты, фрегаты и минные тральщики; в 1941—1942 гг. были заложены четыре эсминца типа «Трайбл»), Главная же задача канадской военной промышленности заключалась в обеспечении вооруженных сил транс­портными средствами. Налаживался также выпуск радиолокаторов, взрывчатых веществ и другой военной продукции.

В феврале 1942 г. были установлены первые контакты с представителями Великобритании по вопросам, касавшимся совместной работы над созданием атомной бомбы.

Канада превращалась в важнейший арсенал Великобритании. В апреле 1942 г. Оттава предоставила Лондону безвозмездно 1 млрд. канадских долларов для закупки продовольствия, сырья и вооруже­ния. В общем количестве вооружения, выпущенного и полученного стра­нами Британской империи, доля Канады составляла в 1941 г. 5,2 про­цента, в 1942 г. — 8,6 процента . Из этого доминиона поступали танки, САУ, грузовые автомобили армейского образца.

Вместе с тем Канада продолжала играть важную роль как сырье­вая база и поставщик в Соединенные Штаты Америки и Великобританию стратегических материалов (алюминия, никеля и других).

В тихоокеанских доминионах — Австралии и Новой Зеландии — перестройка хозяйства летом 1941 г., по существу, только начиналась.

В Австралии правительство приступило к реорганизации хозяйст­ва в июне 1941 г. До конца года главной его задачей оставалось удовлетворение продовольственных и сырьевых потребностей входивших в Британскую империю стран Ближнего Востока, Малайи, Бирмы и Индии.

Значительные усилия в стране предпринимались в области производства металла. Выплавка чугуна увеличилась с 1 476 тыс. тонн в 1941 г. до 1 558 тыс. тонн в 1942 г., стали — с 1 647 тыс. до. 1 700 тыс. тонн.

Доля военных расходов в совокупном национальном продукте в 1940/41 финансовом году по сравнению с предшествующим утроилась.

После трагедии Пёрл-Харбора, когда выявились неспособность Англии оказать поддержку тихоокеанским доминионам и их собственная слабость перед японским агрессором, в Австралии ускорилось созда­ние военных отраслей промышленности — авиационной, судостроитель­ной, танковой. Расширилось начатое еще в 1941 г. массовое производство пулеметов «Брен» и «Оуэн», а также многих видов боеприпасов.

Новая Зеландия как доминион Англии вплоть до конца 1941 г. обеспечивала Британскую империю лишь сельскохозяйственной продукцией. Но мобилизация людских ресурсов для вооруженных сил и промышленности здесь развертывается с первых же дней войны на Тихом океане: рабочая сила закрепляется за предприятиями, вводится всеобщая воинская повинность. Сохранив свое значение как поставщик сырья и продовольст­вия, Новая Зеландия одновременно стала осваивать выпуск танков, винтовок, ручных гранат, авиадеталей. В конце 1941 г. началось строи­тельство 12 патрульных судов. В феврале 1942 г. был спущен на воду пер­вый минный тральщик.

Уровень военно-экономической мобилизации, достигнутый Великобританией, в основном удовлетворял потребности британских вооружен­ных сил. В 1941 г. Англия, Канада, Австралия, Новая Зеландия и Индия произвели 88,5 процента вооружения, имевшегося в распоряжении Британской империи, 9,1 процента вооружения было закуплено в США, 2,4 процента поступило по ленд-лизу.

Однако богатейшие ресурсы, которыми располагала Британская империя, в конце 1941 — начале 1942 г. еще не были полностью подчинены интересам ведения войны.

Соединенные Штаты Америки. Огромный экономический потенциал, территориальная отдаленность от театров военных действий, а также более позднее вступление во вторую мировую войну ставили США по срав­нению с Великобританией и СССР в лучшие условия для перестройки хозяйства, налаживания военного производства и развертывания воору­женных сил.

Летом 1941 г. военно-экономическая подготовка США ускори­лась. Для централизации оборонных усилий и дальнейшей перестройки экономики 30 июля 1941 г. было образовано управление экономической обороны во главе с вице-президентом Г. Уоллесом, а спустя месяц — управление по очередности снабжения и размещения заказов (УОСРЗ), куда наряду с руководителями правительственных ведомств вошли пред­ставители крупного капитала Д. Нелсон, У. Надсен, Н. Рокфеллер.

Большое внимание уделялось военно-промышленному строительству. Правительство, идя навстречу требованиям монополий, предоставляло им щедрые государственные субсидии, займы и налоговые льготы. Военные заводы, строившиеся государством, затем по контрактам передавались частным фирмам и корпорациям . В 1941 г. на строительство военных заводов из государственного бюджета было выделено 2,7 млрд. долларов.

Крупные средства расходовались на расширение производства алюминия, меди, свинца, цинка и других стратегических материалов.

Создавались новые отрасли, в том числе по производству синтетического каучука и высокооктанового авиационного бензина. Постановлением УОСРЗ от 30 сентября 1941 г. предусматривалось увеличить выплавку стали на 10 млн. тонн в год Благодаря системе приоритетов и лимитов предприятия военной промышленности получили право преимущественно­го снабжения сырьем и материалами. Для экономии сырья было решено сократить выпуск некоторых гражданских товаров, в том числе легковых автомобилей, а также ограничить строительство гражданских и второсте­пенных объектов.

Несмотря на поощрительные меры, темпы перестройки промышленно­сти до вступления США в войну были недостаточно высокими. Владельцы предприятий неохотно шли на дополнительные капиталовложения. Они требовали для себя всевозможных льгот и гарантий, ссылаясь на риск расширения производственных мощностей, в прошлом страдавших хрони­ческой недогрузкой, на трудности реконверсии в будущем и т. п . Дело доходило до саботажа со стороны некоторых крупных монополий. «Стандард ойл компани оф Нью-Джерси», соблюдая условия картельного со­глашения с германским концерном «ИГ Фарбениндустри», задерживала создание в США промышленности по производству синтетического каучу­ка. Соглашение между «Дженерал электрик» и концерном Круппа не по­зволяло наладить в США производство карбид-вольфрама — твердого сплава, необходимого для изготовления режущих инструментов и штампов.

Перестройка экономики и увеличение производства вооружения требовали все больших финансовых средств. Государственные военные расходы с июля по декабрь 1941 г. возросли почти в два раза, составив за полгода сумму в 8 248,8 млн. долларов — больше, чем за два предыду­щих года, вместе взятых . Доля военных расходов в валовом национальном продукте страны увеличилась с 2,2 процента в 1940 г. до 10,9 процента в 1941 г. .

Ко времени вступления США в войну в декабре 1941 г. их основные экономические показатели существенно превысили итоги 1940 г.: объем валового национального продукта вырос на одну четверть и составил 125,8 млрд. долларов, занятость возросла с 47,5 млн. до 50,3 млн. человек. В 1941 г. в США было произведено 208,3 млрд. квт-ч электроэнергии, добыто 517,6 млн. тонн угля, 189 млн. тонн нефти, 93,9 млн. тонн желез­ной руды, выплавлено 75,1 млн. тонн стали, произведено 25,6 млн. тонн пшеницы.

Расширялось и военное производство, особенно во второй половине года.

В декабре 1941 г. выпуск самолетов по сравнению с июлем увеличился в 1,7 раза (в том числе боевых — в 2,4 раза), танков — в 3,2 раза, ору­дий — в 3,8 раза.

За июль—декабрь военно-морской флот США пополнился крупными боевыми кораблями, в том числе линкорами «Вашингтон» и «Северная Каролина» (водоизмещением по 35 тыс. тонн), авианосцем «Хорнет» (19,8 тыс. тонн), крейсером, пятью эсминцами и подводной лодкой.

Такое увеличение военного производства было достигнуто в то время, когда на выпуск вооружения переключилась незначительная часть амери­канской промышленности; доля военного сектора в общем промышленном производстве в 1941 г. составляла лишь 22 процента

С вступлением США в войну принимались планы ускоренного развития военного производства, которые нашли отражение в Программе побе­ды, изложенной в послании Рузвельта конгрессу США от 6 января 1942 г... Рассчитанная на два года программа предусматривала зна­чительное увеличение выпуска важнейших видов боевой техники и вооружения. В 1942 г. намечалось произвести 60 тыс. самолетов, 45 тыс. танков, около 15 тыс. противотанковых орудий и суда тоннажем 8 млн. брт.

В послании о бюджете Рузвельт призвал конгресс США выделить на военные цели по крайней мере половину национального продукта. В апреле 1942 г. США ежедневно расходовали на войну 134,8 млн. долларов по сравнению с 36,4 млн. в июне и 67 млн. в ноябре 1941 г.

Выполнение Программы победы потребовало расширения производственных мощностей американской промышленности. За декабрь 1941 г.— апрель 1942 г. правительство дополнительно утвердило 984 проекта строи­тельства промышленных предприятий. В I квартале 1942 г. объем запланированного нового строительства составил 9,4 млрд. долларов — наивысший квартальный уровень военного времени. Две трети новых производственных мощностей предназначались для выпуска вооружения, а также судов.

После вступления в войну Соединенные Штаты сделали очередной большой шаг по пути развития государственно-монополистического капи­тализма, укрепили механизм государственного регулирования экономи­кой страны. Руководство промышленной мобилизацией взяло в свои руки созданное 16 января 1942 г. управление военного производства (УВП) во главе с Д. Нелсоном. Оно запретило выпуск гражданских товаров с использованием дефицитных материалов.

На путь перестройки встала самая мощная отрасль хозяйства США — автомобильная промышленность, которая насчитывала 1050 предприятий с 500 тыс. рабочих. С производством автомашин так или иначе были свя­заны еще 7 млн. рабочих. УВП 20 января запретило производство не­военных легковых автомашин, и 10 февраля с конвейера сошел послед­ний такой автомобиль. После переключения на военные заказы эта от­расль стала главной базой по выпуску авиамоторов, самолетов, тан­ков, орудий.

Степень государственно-монополистического регулирования усили­лась также в области мобилизации людских ресурсов. В декабре 1941 г. на военных предприятиях было занято 4 830 тыс. рабочих; для реализации же Программы победы требовалось дополнительно 10 млн. человек. Обеспечение промышленности рабочей силой возлагалось на созданную в апреле 1942 г. Военную комиссию по использованию людских ресурсов. Комиссией принимались различные меры: привлечение на производство женщин, пожилых людей, переподготовка кадров. Возросший спрос на рабочую силу привел к дальнейшему сокращению безработицы — с 3 900 тыс. в ноябре 1941 г. до 2 600 тыс. человек в мае 1942 г.

Чтобы удовлетворить потребности военной промышленности в дефицитных материалах и сырье, США увеличили их закупки в странах Ла­тинской Америки, Канаде, Африке и Индии. Под государственным контролем находился импорт 13 видов материалов: кадмия, хрома, графита, ванадия, цинка, сурьмы, ртути и других. Уже в 1941 г. США и Англия путем закупок смогли закрепить за собой в Латинской Америке важные источники стратегического сырья, закрыв их для держав оси.

С конца 1941 г. резко увеличивалось производство стратегических материалов в самих США. Стали усиленно разрабатываться местные залежи марганцевых руд, которые раньше не добывались из-за их бедно­сти металлом. В 1942 г. производство марганца в стране возросло по срав­нению с 1941 г. в 3,2 раза, хрома — в 7,8 раза, алюминия — в 1,8 раза, вольфрама, молибдена и ванадия — в 1,5 раза.

Важным стимулом роста военно-промышленного производства явля­лась американская программа поставок союзникам на основе закона о передаче взаймы или в аренду вооружения (ленд-лиз), доля которо­го в общих военных расходах США увеличилась с 10,5 процента в июле 1941 г. до 16,4 процента в ноябре 1941 г. и до 17,1 процента в апреле 1942 г. В марте — апреле 1942 г. поставки по ленд-лизу впервые превы­сили коммерческий экспорт США.

Росло сельскохозяйственное производство, которое также поощрялось правительством.

Возросшие возможности американской экономики позволили в пер­вом полугодии 1942 г. увеличить выпуск вооружения и боевой техники.

По сравнению с декаб­рем 1941 г. выпуск самолетов увеличилось в 1,4 раза, танков — в 1,6, ору­дий — в 3,7, минометов — в 1,7, пулеметов — в 2,1, автоматов — в 1,4, винтовок — в 2,5 раза. В целом производство вооружения, боевой тех­ники и судов в США за пять месяцев их участия в войне возросло почти в 2,5 раза.

Среди крупных боевых кораблей, спущенных на воду в зти месяцы, было 3 авианосца, 3 линкора (по 35 тыс. тонн), 4 крейсера (по 6 тыс. тонн), 24 эсминца, 11 подводных лодок. Со стапелей сошли первые торговые суда типа «Либерти».

В условиях длительной военно-производственной конъюнктуры постоянно рос удельный вес крупных фирм за счет поглощения мелких. Этому способствовала практика заключения государственными органами «громадной массы военных контрактов с немногими крупными фирмами». По данным на конец февраля 1942 г., 100 крупнейших компаний — военных подрядчиков получили 76 процентов всех военных контрак­тов, заключенных после июня 1940 г. Существенно возросли прибыли монополий.

В увеличении выпуска военной продукции большую роль играли американские трудящиеся. Рабочие, при активной поддержке компар­тии и профсоюзов, развернули «битву за производство», чтобы увеличить свой вклад в войну против гитлеровской Германии. Они добровольно отказывались от забастовок, соглашались на увеличение продолжительности рабочей недели, повышали производительность труда. К маю 1942 г. более 9 млн. американцев записались на оборонные работы.

Таким образом, перестройка американской экономики для обеспечения нужд войны осуществлялась в несколько этапов. Она заметно уско­рилась летом 1941 г. С вступлением США в войну военное производство в стране стало развиваться еще более быстрыми темпами. Однако и после Пёрл-Харбора в течение длительного времени сохранялся разрыв меж­ду колоссальными потенциальными возможностями Соединенных Штатов и их вкладом в борьбу с фашистско-милитаристским блоком.

В рассматриваемый период в США и Англии продолжались начатые ранее работы по созданию атомного оружия.

Если в США до второй половины 1941 г. исследовательская работа по физике ядра велась сравнительно медленно, то усилия английских ученых в 1940—1941 гг. отличались большой целенаправленностью и эффективностью. На их деятельность оказывала влияние непосредственная угроза нападения Германии на Британские острова. Они провели серию экспериментов, доказавших возможность достаточно быстрого создания атомной бомбы, с тем чтобы ее можно было применить в войне против Германии. Ими были разработаны конкретные предложения по получению урана-235 методом газовой диффузии. Работы ученых вызвали большой интерес у правительства Великобритании. При мини­стерстве авиационного производства в апреле 1940 г. был образован специальный комитет под кодовым названием «Мауд коммити», перед которым была поставлена задача досконально изучить проблему создания атомного оружия. К 15 июля 1941 г. комитет подготовил для правитель­ства доклад, в котором делался вывод о возможности изготовления атом­ной бомбы приблизительно в течение двух лет. Комитет начальников штабов рекомендовал предоставить атомному проекту приоритет.

В августе 1941 г. Черчилль назначил лорд-председателя совета Д. Андерсона ответственным от правительства за атомный проект. Для производства ядерного взрывчатого вещества и практического изготовления атомной бомбы в Англии в октябре 1941 г. была создана спе­циальная организация под наименованием «Тьюб эллойз», общее руко­водство которой осуществлял Андерсон. В нее вошли основные научные и инженерно-технические кадры, выделенные для осуществления атом­ного проекта Англии.

Однако вскоре выяснилось, что для военной экономики Великобритании создание атомной бомбы, которое требовало исключительно боль­ших материальных затрат и людских контингентов, было весьма трудной задачей. Английская промышленность напряженно работала на войну. Всякое переключение ее важнейших отраслей на другие цели, не свя­занные непосредственно с производством обычного оружия, привело бы к ослаблению Англии. Давали себя знать и бомбардировки Британских островов германской авиацией. Все это вынуждало правящие кру­ги Англии искать тесного сотрудничества с Соединенными Штатами в области создания атомного оружия.

Со своей стороны, США, отстававшие в 1941 г. от англичан в области ядерных исследований, были очень заинтересованы в получении подроб­ной научной информации о достижениях английских ученых-атомников. В августе — сентябре 1941 г. американцы были ознакомлены с итоговым докладом «Мауд коммити». Ценная информация, полученная от англи­чан, была доложена президенту Рузвельту. Она и побудила правитель­ство США ускорить атомные исследования, вести их в тесном сотрудни­честве с Великобританией.

Для общего руководства атомной программой США осенью 1941 г. была сформирована Высшая политическая группа в составе президента, вице-президента, военного министра, начальника штаба армии и двух ученых — В. Буша, председателя созданного летом 1941 г. Управления научных исследований США, и Дж. Конэнта, возглавлявшего Нацио­нальный комитет по оборонным исследованиям.

В ноябре 1941 г. ученые США подготовили очередной доклад по вопро­су разработки атомного оружия. Их выводы были сдержаннее, чем выводы англичан, но достаточно оптимистичны, чтобы дать основание для под­держки плана расширения работ. На основе этого доклада 6 декабря, за день до нападения Японии на Пёрл-Харбор, президент США принял решение об ускорении атомной программы и всемерной мобилизации сил для создания атомной бомбы ранее других стран. Правительством США был взят курс на возможно быстрейшее изготовление нового оружия огромной разрушительной силы.

Хотя США и Англия выразили готовность к установлению тесного сотрудничества в создании атомного оружия, никаких практических шагов к объединению их усилий до конца 1941 г. не было предпринято. Пока Англия была впереди Соединенных Штатов Америки в разработке атомных проблем, она не спешила идти на кооперирование со своим союз­ником. На предложение Рузвельта, сделанное в октябре 1941 г.,— «координировать или даже проводить совместно» все исследования в этой области Черчилль ответил только через два с лишним месяца. В начале 1942 г. в США направилась группа английских ученых. Она на месте убедилась, что американские ученые имели значительно больше возмож­ностей решить проблему атомного оружия, чем Англия. Это побудило руководителей английской атомной программы согласиться на полное объе­динение усилий с американскими учеными.

Латинская Америка. Латиноамериканские страны не принимали непосредственного участия в вооруженной борьбе с фашистско-милитаристским блоком. Но они внесли в нее существенный вклад, который выразился в поставках США и Англии стратегического сырья и про­довольствия. Основная часть поставок направлялась в США, которые занимали, по существу, ключевые позиции в экономике латиноамери­канских стран.

В ряде государств Латинской Америки получила развитие обрабатывающая и легкая промышленность, расширялась топливноэнергетическая база. Но процесс индустриализации здесь сдерживался мо­нополиями США.

Экономические поставки стимулировались серией соглашений, кото­рые США заключили с латиноамериканскими государствами в соответст­вии с резолюцией «О производстве и обмене стратегическими материала­ми», принятой в январе 1942 г. на совещании министров иностранных дел американских стран в Рио-де-Жанейро. Объем сырья и продовольст­вия, получаемого США, значительно возрос после того, как основная часть латиноамериканских стран разорвала в начале 1942 г. дипломатические отношения с державами оси.

В начале 1942 г. Уругвай продал США огромные запасы сырой шерсти. Куба предоставила свой никель, медь, марганец, сурьму, вольфрам и хром, а также весь урожай сахарного тростника. Гаити занялась раз­витием производства каучука, древесного волокна и растительных масел. Перу поставляла нефть, а с мая, после заключения торгового договора,— медь, серебро, ванадий. Эквадор экспортировал бальсовый лес, используе­мый в самолетостроении, а также какао, бананы и кофе. Боливия еще в 1941 г. запродала США на три года вперед свой вольфрам. У Мексики они приобретали серебро, у Колумбии — кофе, минеральное сырье и каучук. Бразилия после разрыва дипломатических отношений со странами оси в январе 1942 г. стала в возрастающем количестве направлять США и Англии бериллий, марганец, хром и другие виды важнейшего стратегического сырья, а также сельскохозяйственные продукты. По «кау­чуковому соглашению», подписанному в марте 1942 г., Бразилия обяза­лась в течение пяти лет продавать США по твердой цене все излишки каучука.

Латиноамериканские страны, руководствуясь интересами борьбы с агрессорами, стремились всемерно увеличить экономическую помощь антифашистским государствам. На первом конгрессе представителей тру­дящихся Латинской Америки, состоявшемся в ноябре 1941 г. в Мексике, была внесена резолюция, призвавшая народы континента оказать мате­риальную поддержку СССР, Англии и другим странам антигитлеровской коалиции.

Китай. Развитие экономики гоминьдановского Китая, в том числе военной промышленности, подчинялось интересам правящей верхушки. Контракты на военное строительство, производство военных материалов и оружия, предоставлявшиеся чунцинским правительством, захватывали крупнейшие монополии и компрадорская буржуазия, связанные с «че­тырьмя семействами».

Экономика была подорвана длительной войной с милитаристской Японией, оккупировавшей огромные районы китайской территории. С потерей Бэйпина, Тяньцзиня и других индустриальных центров, расположенных в бассейне рек Хуанхэ и Янцзы, Китай лишился промыш­ленной базы. В руках оккупантов оказались почти все железные дороги страны и ее морские порты. Под контролем правительства Чан Кай-ши остались лишь юго-западные, отсталые в экономическом отношении про­винции, производившие накануне войны менее 10 процентов всей промыш­ленной продукции Китая.

Промышленное производство и строительство тормозилось недостат­ком технических кадров и финансовых средств. В то же время баснослов­ные суммы затрачивались на содержание раздутого военно-полицейского и административного аппарата. В условиях неустойчивой военно-полити­ческой конъюнктуры «бегство капитала» в США и другие государства приобретало большие масштабы. Остро ощущалась нехватка промышлен­ного оборудования. Значительные партии его были утеряны в результате плохо организованной эвакуации предприятий.

В 1941 г. на неоккупированной территории (провинции Хунань, Гуанси, Гуйчжоу, Сычуань, Ганьсу) работало лишь несколько государст­венных предприятий — в городах Чанша, Ханьян, Гуйлинь, Куньмин, Чундэ, Ланьчжоу и других. Производство находилось на низком техни­ческом уровне. Государственными предприятиями было выпущено всего 375 станков и 313 двигателей. Добыча угля составляла немногим более 6 млн. тонн. Нефть в небольшом количестве добывалась лишь в провин­ции Ганьсу. В январе — июне 1942 г. силами государственного и частного секторов экономики было получено около 19 тыс. тонн железной руды выплавлено 1,5 тыс. тонн стали. В 1941—1942 гг. заметно поднялось про­изводство цветных металлов, а также выработка ценной древесины, тех­нических масел, чая. Все зти виды сырья и продовольствия шли почти исключительно на экспорт.

Собственное военное производство в 1941 г. оставалось незначитель­ным. Многие виды вооружения, боеприпасов, медикаментов и транспорт­ных средств Китай получил от западных держав. Со времени включения Китая в систему ленд-лиза (май 1941 г.) увеличились американские поставки оружия и военных материалов. В 1941—1942 гг. США предоста­вили Китаю три займа на общую сумму 600 млн. долларов.

Освобожденные районы, контролировавшиеся компартией, переживали серьезные военные и финансово-экономические трудности. Однако коммунисты, отрезанные от больших промышленных центров страны, все же сумели создать свою сельскохозяйственную и промышленную базу. В производство вовлекались все воинские части 8-й и Новой 4-й армий, учреждения и учебные заведения. Пополнение оружием осуществлялось и за счет трофеев.

Общественное хозяйство освобожденных районов включало государст­венные предприятия (главным образом оборонного значения) и предприя­тия воинских частей и учебных заведений, производившие в основном продукты питания и предметы первой необходимости. Собственностью правительств освобожденных районов являлись угольные шахты, заводы, мастерские по изготовлению стрелкового оружия и боеприпасов. Воин­ские части имели предприятия по производству шерстяной пряжи, лесоматериалов, сбруи, крахмала, а также портняжные мастерские, фермы домашнего скота, пасеки. Торговля товарами первой необходимо­сти, например, солью, велась как внутри освобожденных районов, так и с районами, оккупированными японскими захватчиками, и даже с япон­скими фирмами.

На оккупированной территории Китая Япония усиливала использование людских и материальных ресурсов для расширения своей агрес­сии. В 1941 г. японскому империализму удалось в результате жестокой эксплуатации китайских рабочих, хищнического разграбления полезных ископаемых расширить производство стратегических материалов. Путем захвата земли китайских крестьян, массовой колонизации лучших пахот­ных участков и других мер японцы добивались увеличения производства сельскохозяйственной продукции.

Китайские трудящиеся на оккупированной территории всячески саботировали проводимые японцами меры по принудительной военно-эко­номической мобилизации.

Во второй половине 1941 г.— начале 1942 г. колоссальная часть экономики капиталистического мира была вовлечена в сферу производст­ва, непосредственно связанную с войной. Степень мобилизации ресурсов для военных нужд, достигнутая двумя воюющими коалициями и различ­ными государствами — участниками союзов, была довольно высокой, нонеодинаковой. В Англии и Канаде уровень мобилизации был выше, чем в США. Численность вооруженных сил по отношению к общему количеству занятого населения (включая безработных) в 1941 г. составила: в Анг­лии —17 процентов, в Канаде — 7 и в США — 3.

Главные капиталистические страны, входившие в антигитлеров­скую коалицию, к лету 1942 г. не перестроили еще полностью хозяйст­венную систему для обеспечения военных нужд. Задачи вооруженной борьбы с державами оси требовали, особенно от США, дальнейших усилий в области мобилизации и использования людских и материальных ресурсов. Рассчитанное на ряд лет развертывание военно-экономического потен­циала США происходило без большого ущерба для гражданского сектора экономики.

Военно-политическое руководство гитлеровской Германии — ведущей силы агрессивного блока — ошибочно полагало, что достигнутая к середине 1941 г. степень военно-экономической мобилизации окажется доста­точной для выполнения намеченных стратегических планов в кратковре­менной войне против СССР. Но разгром фашистских войск под Москвой и на других участках советско-германского фронта, а также перспективы затяжной войны потребовали не только возмещения огромных потерь вермахта в людях и технике, но и пересмотра планов военно-экономиче­ской мобилизации. С вступлением в войну США окончательно провали­лись надежды гитлеровской клики избежать противоборства с объедине­нием мощных промышленных стран.

Нацисты, начав с конца 1941 г. дальнейшее развертывание военной экономики, все более расширяли масштабы мобилизации в Германии и оккупированных ею странах. Аналогичные усилия предпринимала милитаристская Япония. К весне 1942 г. обе эти державы оси значительно увеличили свой военно-экономический потенциал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *