Вторая мировая война: Военно-Воздушные Силы в борьбе за господство в воздухе и при поражении объектов тыла противника зимой 1942/43 г

400
Просмотров



В ходе зимней наступательной кампании 1942/43 г. советские Военно-Воздушные Силы вели боевые действия в более благоприятной обста­новке, чем летом и осенью 1942 г. Соотношение сил в воздухе на сталин­градском направлении, например, было в пользу советской авиации, кото­рая к началу контрнаступления превосходила противника в 1,1 раза.

Значительно улучшилось качественное состояние авиации. На вооруже­ние авиационных частей и соединений поступали новые самолеты-истре­бители Ла-5, Як-7, а затем Як-9 с усиленным пушечным вооружением. С появлением на фронте новых типов самолетов советские летчики полу­чили возможность широко применять в воздушных боях вертикальный маневр и перейти к более активным формам боя.

Была значительно улучшена конструкция самолета-штурмовика Ил-2. В начале 1943 г. развернулось массовое производство двухместных Ил-2 (с задней кабиной для стрелка), обладавших повышенной огневой мощью. Совершенствовались боевые качества пикирующего фронтового бомбардировщика Пе-2. В немецко-фашистской авиации также появилось несколько новых типов самолетов: истребители ФВ-190 и модифицирован­ные самолеты Ме-109. Предпринималась попытка применить «Хеншель-129» в качестве штурмовика.

Зимой 1942/43 г. немецко-фашистское командование стремилось удержать стратегическое господство в воздухе на важнейших направле­ниях. В связи с этим борьба с вражеской авиацией оставалась одной из важнейших задач советских Военно-Воздушных Сил. Она велась на всем советско-германском фронте, но с наибольшим напряжением на его юж­ном крыле.

Важным этапом на пути завоевания стратегического господства в воздухе явилась борьба, развернувшаяся в ходе контрнаступления под Сталинградом, где с обеих сторон участвовало более 2,5 тыс. боевых само­летов. В первые четыре-пять дней наступления метеорологические усло­вия ограничивали активность авиации сторон. Но с 24 ноября в воздухе разгорелись ожесточенные бои. До конца месяца советские летчики про­извели 6 тыс. самолето-вылетов, сбили более 200 вражеских самолетов и прочно захватили инициативу. За декабрь 1942 г. советская авиация совершила около 19 тыс. самолето-вылетов, вдвое больше, чем противник, провела около 800 воздушных боев, в которых были истреблены сотни вражеских самолетов.

Одновременно расширился масштаб действий по уничтожению вра­жеской авиации на аэродромах. В ходе контрнаступления количество самолето-вылетов для ударов по аэродромам противника, по сравнению с оборонительным периодом, увеличилось более чем в два раза и соста­вило около 33 процентов всех самолето-вылетов, произведенных непо­средственно в целях борьбы за господство в воздухе. Количество уничто­женных вражеских самолетов на аэродромах увеличилось с 23,8 процен­та в период обороны до 55,9 процента в контрнаступлении.



Участившиеся удары советской авиации по вражеским аэродромам обусловливались, с одной стороны, увеличением количества дневных бом­бардировщиков в воздушных армиях, а с другой — ограниченным числом крупных аэродромов противника и неспособностью средств ПВО врага надежно прикрыть их.

Немаловажное значение имели ранее приобретенный опыт ударов по аэродромам и усиление внимания со стороны командования фронтов и воздушных армий к этому способу борьбы за господство в воздухе. Одна­ко воздушная операция как одна из наиболее эффективных форм опера­тивного применения ВВС с целью разгрома авиационных группировок противника в ходе зимней кампании 1942/43 г. не получила распростра­нения. Это объясняется недостаточным количеством авиационных сил, особенно бомбардировочной авиации, и многообразием задач фронтовой авиации по поддержке сухопутных войск.

В контрнаступлении под Сталинградом советская авиация впервые решала такую специфическую задачу, как осуществление блокады окру­женной группировки противника с воздуха. Тесно взаимодействуя со средствами ПВО Донского фронта и Сталинградского корпусного района ПВО, 8, 16, 17-я воздушные армии и привлекавшиеся соединения авиации дальнего действия сорвали попытки врага снабжать войска по воздуху. За время блокады окруженной группировки, с 23 ноября 1942 г. по 2 фев­раля 1943 г., советская авиация и зенитная артиллерия уничтожили 120 вражеских истребителей, 685 бомбардировщиков и транспортных самолетов Изоляция окруженных войск с воздуха лишала их поддерж­ки извне. Во время разгрома этой группировки авиация противника уже не оказывала серьезного противодействия. Советские Военно-Воздуш­ные Силы полностью владели инициативой в воздухе, что явилось круп­ным вкладом в борьбу за завоевание стратегического господства в воздухе на советско-германском фронте.

В воздушных боях и на аэродромах разгрому подверглись лучшие авиационные части противника. Немецкий генерал Дёрр вынужден при­знать, что германская авиация понесла в этой операции самые большие потери со времени воздушного наступления на Англию. «Не только су­хопутные силы, — писал он, — но и авиация потеряла под Сталинградом целую армию».

Борьба за господство в воздухе велась также на Северном Кавказе, Верхнем Дону, под Ленинградом, в Донбассе, то есть там, где сухопут­ные войска проводили наступательные операции.

В ходе зимней кампании вражеская авиация понесла серьезные по­тери — были истреблены лучшие кадры немецко-фашистских летчиков, уничтожено свыше 4,3 тыс. самолетов. В борьбе за стратегическое господ­ство в воздухе на всем советско-германском фронте были достигнуты крупные успехи. Обозначившийся под Сталинградом перелом в борьбе за господство в воздухе получил дальнейшее развитие на Кубани и завер­шился летом 1943 г. под Курском. Для восполнения потерь немецко-фа­шистское командование перебрасывало на советско-германский фронт авиационные части и соединения с других театров военных действий и из резерва. Только с 15 декабря 1942 г. по 20 января 1943 г. сюда прибыли из Германии, Норвегии, Франции и Голландии десять бомбардировочных и одна истребительная группа, со Средиземноморского театра — три бом­бардировочные группы, эскадра пикирующих бомбардировщиков, эскад­ра и особый отряд двухмоторных истребителей, с Балканского полуостро­ва — две бомбардировочные группы. Всего с запада на восточный фронт было переброшено около 700 самолетов. В результате численность немец­ко-фашистской авиации на других театрах войны сократилась, что бла­гоприятствовало авиации США и Великобритании в проведении стратеги­ческих бомбардировок Германии, Италии и облегчало ее действия в Север­ной Африке и на Средиземном море.

Зимой 1942/43 г. активизировалась деятельность авиации дальнего действия по срыву железнодорожных перевозок противника. В марте 1943 г. в соответствии с указанием Ставки ВГК проводилась воздушная операция с целью нарушить перевозки врага в глубоком тылу. В дальней­шем, почти в течение трех месяцев, наносились удары по важнейшим же­лезнодорожным узлам и станциям, эшелонам на перегонах. Глубина дей­ствия бомбардировщиков достигала 450—600 км, а ширина полосы, в которой наносились удары, — 350—400 км.

Интенсивным ночным налетам подвергались железнодорожные узлы: Брянск — 2852 самолето-вылета, Орел — 2325, Гомель — 1641, Унеча — 762, Смоленск — 523, Орша — 483, Вязьма — 427, Новозыбков — 400 са­молето-вылетов. Всего авиация дальнего действия зимой и весной 1943 г. произвела по таким объектам свыше 10 тыс. самолето-вылетов. По комму­никациям противника наносила удары и фронтовая авиация. Специально выделенные полки уничтожали паровозы, железнодорожные эшелоны, автоколонны. Об эффективности действий авиации свидетельствуют сле­дующие факты. 6 марта 1943 г. авиация и партизаны вывели из строя на несколько суток железнодорожный участок Унеча — Брянск, а в апреле — участок железной дороги Рославль — Брянск. 7 марта авиация дальнего действия нанесла удар по железнодорожному узлу Гомель; было сожжено 17 цистерн с горючим и 24 вагона с продовольствием, взорвано 28 вагонов с боеприпасами

В результате ударов советской авиации по узлам коммуникаций, станциям, перегонам, поездам железнодорожные магистрали в тылу врага часто работали с перебоями, что осложняло противнику перегруппировки и подвоз к фронту резервов.

В апреле 1943 г. авиация дальнего действия нанесла удары по военно-промышленным и административным центрам в глубоком вражеском тылу, таким, как города Кенигсберг, Инстербург, Данциг, Тильзит. Всего в этом месяце авиация дальнего действия произвела по ним 920 самолето-вылетов и сбросила около 700 тонн бомб. В ночь на 29 апреля на военные объекты Кенигсберга была впервые сброшена 5-тонная бомба (ФАБ-5000). Удары малыми силами по промышленным и административным центрам в глу­боком тылу противника не могли причинить ему значительного материаль­ного ущерба, однако они вынуждали немецко-фашистское командование держать в боевой готовности силы и средства ПВО и оказывали определен­ное моральное воздействие на врага.

Таким образом, советские Военно-Воздушные Силы зимой 1942/43 г. внесли значительный вклад в достижение победы под Сталинградом, на Северном Кавказе, Верхнем Дону, под Ленинградом и на других участ­ках советско-германского фронта, где завоевали и удержали оперативное господство в воздухе. Они обогатились опытом осуществления блокады окруженной группировки врага с воздуха. Блокада с воздуха достигалась умелой организацией борьбы с транспортной авиацией противника на аэро­дромах базирования, на маршрутах полета и на аэродромах (посадочных площадках) непосредственно в районе окружения с участием сил и средств ВВС, Войск ПВО страны, средств ПВО и артиллерии сухопутных войск. Авиация дальнего действия сочетала нанесение ударов в интересах наступавших войск фронтов с ударами по стратегическим объектам Германии.